LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RS-51

share the publication with friends & colleagues

Поколебленная революционными взрывами 1848 - 1849 гг. Австрийская монархия после кратковременной и непрочной стабилизации была потрясена поражением в войнах 1859 и 1866 годов. Выброшенные из Германии и Италии, Габсбурги стояли перед лицом растущего национального движения внутри самой империи. Вслед за внешним поражением мог последовать внутренний взрыв. В результате внутриполитического кризиса, который переживала Австрия в 60-х годах, был, с одной стороны, установлен конституционный строй и заключён австро-венгерский компромисс 1867 г., с другой стороны, было заключено хорвато-венгерское соглашение 1868 г., которому и посвящена настоящая статья.

Соглашение 1868 р. - важный исторический документ, ярко характеризующий обстановку, в которой он возник, и наложивший отпечаток на значительный период последующего развития Хорватии. Рассмотрение условий возникновения соглашения 1868 г. представляет значительный интерес не только для Хорватии, но и для других славянских народов как входивших в состав Австро-Венгрии, так и бывших объектом её экспансии.

В 60-х годах XIX в. Хорватия была отсталой в экономическом отношении землёй габсбургской монархии, страною аграрной, со слабо развитой промышленностью.

В 1848 г. крестьянство Хорватии, как и других частей империи, было освобождено от феодальных повинностей, но в 60-х годах выкупные операции не были ещё окончены. Выкупные платежи в Хорватии были выше, чем в остальных славянских землях империи. 60-е годы - время быстрого обезземеливания хорватского крестьянства. Этот процесс был связан с проводившимся с 1864 г. разделом общинных земель между крестьянами и помещиками и с тем, что крестьяне сгонялись с арендуемой ими помещичьей земли на основании закона "об округлении поземельной собственности". Низкий уровень агротехники, слабое развитие товарно-денежных отношений, невозможность для разорявшихся крестьян найти применение своей рабочей силы в промышленности, что обрекало их на батрачество, - таковы характерные черты положения хорватского крестьянства. Аграрный вопрос был жизненным для Хорватии, для подавляющего большинства хорватского народа - крестьянства1 .

Среди помещиков чётко различались две группы. Одна из них - магнаты, в значительной части нехорватского происхождения, имения которых были раскиданы по различным землям империи; другая - дворянство, которое уже не имело возможности вести своё хозяйство старыми, феодальными методами, но ещё не сумело стать на путь внедрения капиталистических методов в сельское хозяйство. Если магнатство, лишь отчасти связанное с Хорватией, было экономически достаточно сильным, чтобы перенести ломку феодальных отношений без серьёзных


1 Березин. Л. "Хорватия, Славония, Далмация и Военная граница". Т. I, стр. 122 - 132; Т. II, стр. 63 - 65, 346 - 353. ОПБ. 1879; Stare J. "Die Kroaten im Konigreich Kroatien und Slavonien", S. 47 - 55. Wien. 1882; Бах М. "Австрия в первую половину XIX в.", стр. 443 - 452. СПБ. 1908.

стр. 42

потрясений, и поэтому было сравнительно пассивно политически, то дворянство, разорявшееся или боявшееся разорения и стоявшее на перепутье, проявляло в этот период особенную политическую активность2 .

Промышленность в Хорватии находилась в зачаточном состоянии. В основном это была мануфактура, призванная удовлетворять нужды небольшого прилегающего сельского района. Несколько большего развития достигли мануфактуры, обслуживавшие главным образом нужды морского судоходства (канатные, полотняные и т. п.). На самой большой фабрике в Хорватии работало всего 180 человек. По данным, относящимся к более позднему периоду (конец 70-х годов), в промышленности было занято всего 2,3% населения Хорватии. Промышленное развитие Хорватии задерживалось не из-за отсутствия природных богатств, а из-за невозможности конкурировать с промышленной продукцией, ввозившейся из более развитых в промышленном отношении областей монархии (Чехия, Нижняя Австрия) и из-за границы. Слабая хорватская буржуазия была принуждена вести борьбу за свои собственный хорватский рынок3 .

Торговля была развита в приморских районах страны и находилась в основном в руках итальянцев, являясь перекрёстком важнейших торговых дорог, связывавших Австрию с Балканами, в частности с Боснией и Герцеговиной, и Венгрию - с берегами Адриатики, сама Хорватия страдала из-за малого количества железных дорог и чрезвычайно невыгодного их расположения, что мешало развёртыванию торговли продукцией сельского хозяйства (пшеница, вино, кожи и т. п.). Вопрос о строительстве железных дорог в стране живо интересовал как хорватскую буржуазию, так и дворянство4 .

Отсталость хорватской экономики наложила отпечаток и на общественное движение Хорватии в 60-х годах. Ключ к пониманию национального движения в Хорватии даёт указание И. В. Сталина: "Основу национального вопроса, его внутреннюю суть... составляет вопрос крестьянский. Этим именно и объясняется, что крестьянство представляет основную армию национального движения, что без крестьянской армии не бывает и не может быть мощного национального движения. Это именно и имеют в виду, когда говорят, что национальный вопрос есть по сути дела вопрос крестьянский"5 .

Особенностью национального движения в Хорватии в 60-х годах было именно отсутствие крестьянской армии, крестьянство в движение не было вовлечено. В этом причина слабости хорватского национального движения. Ни одна из трёх основных групп хорватских политических деятелей (о которых мы будем говорить в дальнейшем) не ставила своей задачей вовлечение крестьянства в движение, не выдвигала ни одного программного положения, учитывающего интересы крестьянства. Это неудивительно. Важнейшую роль в хорватском национальном движении играло дворянство, и это, разумеется, не могло способствовать выдвижению хорватскими политиками крестьянских требований или появлению у крестьянства симпатий к этому движению.


2 Gai L. "Gedanken zurn Ausgleich Kroatiens und Slavoniens mit der Regierung". S. 57. Agram. 1864; Березин Л. Указ. соч. Т. I, стр. 147 - 153; Т, II, стр. 72; Stare J. Указ. соч., стр. 94 - 95; Seton-Watson R. "Die sudslavische Frage in Habsburger Reich". S. 28 - 30. Berlin. 1913.

3 Березин Л. Указ. соч. Т. I, стр. 78 - 96 ;Т. II, стр. 26 - 33; Stare J. Указ. соч., стр. 53 - 57, 98; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 4, 31.

4 Березин Л. Указ. соч. Т. I, стр. 78 - 96; Т. II, стр. 26 - 33; Stare J. Указ. соч., стр. 53 - 57, 98; Seton-Watson. Указ. соч. стр. 4. Сетон-Ватсон указывает, что венгерское правительство (речь идёт о последних десятилетиях XIX в.) препятствовало установлению непосредственного железнодорожного сообщения Хорватия с Далмацией, Боснией и Герцеговиной, и старалось всю торговлю Австрии с Боснией направить через Будапешт, хотя путь через Загреб был короче и естественнее.

5 И. Сталин. "Марксизм и национально-колониальный вопрос", стр. 152. М. Политиздат. 1938.

стр. 43

Национальное движение в Хорватии не было связано с массами хорватского народа. Опорой движения было дворянство, духовенство (особенно среднее и низшее), немногочисленная хорватская буржуазия и городская мелкая буржуазия. Возглавлялось движение разночинной интеллигенцией.

Надо отметить, что все группы хорватских политических деятелей, несмотря на многочисленные расхождения, были единодушны в нескольких основных вопросах, которые являлись как бы общенациональной хорватской программой. Эта программа основывалась на понятиях хорватского "исторического права" и сводилась к следующим положениям:

1. Признание Хорватии особым суверенным государственным организмом так называемая ст. 42 1861 г. (см. о ней ниже). Отметим, что положение это ни в коей мере не являлось требованием независимости Хорватии, выхода её из состава Габсбургской монархии. Такого лозунга в этот период не выдвигал ни один деятель, ни одна группа. Это было лишь требование признания Хорватии равноправной договаривающейся стороной в вопросе об её положении в империи6 .

2. Предоставление Хорватии внутренней автономии в вопросах администрации, суда, хозяйственной и культурной жизни7 .

3. Воссоединение всех земель Триединого королевства (обычное название королевств Далмации, Хорватии и Славонии). Под этим понималось прежде всего присоединение к Хорватии Далмации, Реки и хорватской части Военной границы. С этим связывался также лозунг освобождения от турецкого ига и воссоединения с Хорватией Боснии и Герцеговины. Лидеры национальной партии выдвигали также требование присоединения к Хорватии областей, населённых словенцами, которых они рассматривали как часть хорватского народа8 .

4. Признание хорватского языка официальным языком делопроизводства и преподавания в школе9 .

Таким образом, эта общая программа включала требования исключительно национального характера. Социальных требований хорватские политические деятели, объявлявшие себя представителями всего хорватского народа, не выдвигали.

Однако, объединясь в признании перечисленных четырёх пунктов общей платформы, хорватские политические деятели делились на три партии. Необходимо оговорить, что оформленных партий в это время в


6 Gai L. Указ. соч., стр. 3; Kwaternik E. "Das historisch-diplomatische Verhaltnis des Konigreichs Kroatien zu der ungarischen St. Stephens Krone" S. 79, 148 - 159, 216 - 217. Agram, 1861; Kwaternik E. "La Croatie et la confederation italienne", p. 173. 1859; Kakov bi imao biti savez medju Kraljevinom Hrvatskom i Slavonijom i Kraljevinom Ugarskom, str. 5 - 14. Bec. 1865. "Современная летопись" N 7 (хроника) за 1861 г., N 33 за 1867 г. ("Мадьяры и Триединое королевство"); N 46. (ZZZ. "Славянская хроника"); Вацлик Н. "Эпоха Штроссмайера у хорватов" ("Русский вестник", август 1905 г., стр. 657); Филиппов М. "Хорваты и их борьба с Австрией", стр. 162. СПБ. 1890; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 67. 1

7 Gai L. Указ. соч., стр. 7, 48, 49; Kwaternik E. "Das Verhaltnis...", S. 217 - 230; Kakov bi imao..., str. 10 - 11. "Современная летопись" N 46 (ZZZ. "Славянская хроника"); Вацлик Н. Указ. соч., стр. 660; Seton-Watson, Указ. соч., стр. 67.

8 Gai L. Указ. соч., стр. 39, 49 - 51; Kwaternik E. "Das Verhaltnis...", стр. 142, 216, 223 - 224; Kwaternik E. "La Croatie", p. 173; Kakov bi imao..., стр. 10 - 12; "Современная летопись" N 7 за 1861 г. (хроника); N 12. (Ровийский. Письмо из Праги), NN от 8, 15, 21, 30 августа 1862 г. ("С хорватского Приморья"), N 7 за 1865 г. (Попов Н. "Славянская хроника"); N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника"); N 29 за 1868 г. (Р. Н. "Из Австрии"), "Неделя" от 16 июля, 5 и 19 ноября 1868 г. (хроника); Березин Л. Указ. соч. Т. I стр. 162, 194, 196; Вацлик Н. Указ. соч., стр. 650 - 660; Филиппов М. Указ. соч., стр. 129 - 130, 133 - 136, 142 - 143; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62, 65 - 66.

9 Gai L. Указ. соч., стр. 7 - 8, 48 - 51; Kwaternik E. "Das Verhaltnis...", S. 169; Kakov bi imao..., str. 10; "Современная летопись" N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника"); Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62; Лозинский С. "Царствование Франца-Иосифа", стр. 89 - 90; СПБ. 1916.

стр. 44

Хорватии ещё не было, они сложились лишь к концу рассматриваемого периода. Поэтому термин "партия" мы применяем лишь условно.

Так называемая "независимая" (австрофильская) партия была сторонницей тесного союза с Австрией, включения Хорватии в западную часть империи, полагая, что только это даст возможность полностью осуществить указанную программу и ускорить возвращение Далмации и Военной границы. Кроме того, по мнению австрофилов, такой союз дал бы возможность составить прочное славянское большинство в рейхсрате и влиять на восточную политику империи в желательном для Хорватии направлении. Австрофилы боялись ослабления империи, в результате которого, по их мнению, Хорватия могла быть поглощена итальянскими и венгерскими элементами. Желая полного отделения от Венгрии, австрофилы боялись, что оппозиция Хорватии по отношению к Австрии приведёт к тому, что "о нас будут решать без нас"10 . Возглавляли эту партию кардинал Хаулик и Иван Мажуранич, хорватский общественный и политический деятель, поэт, гофканцлер хорватской придворной канцелярии в начале 60-х годов, позднее бан. Всецело стоял на позициях этой партии и ушедший от политической жизни Гай.

Австрофильская партия состояла в основном из высших групп духовенства и части дворянства. Она имела отчётливую клерикальную окраску. Боязнь распада империи и боязнь антикатолической Венгрии довлели над австрофилами. Они пользовались сравнительно небольшой популярностью, им приходилось платить за грехи централизаторской политики австрийского правительства Баха в 50-х годах11 .

Другой политической партией была унионистская партия, объединявшая большую часть хорватского дворянства, чиновничества и очень незначительную часть интеллигенции.

Унионисты считали 1848 год несчастьем в хорвато-венгерских отношениях. Провенгерские симпатии значительной части дворянства объяснялись тем, что дворянство видело в Венгрии образец дворянского государства и надеялось унией с Венгрией укрепить своё положение.

Чиновничество было заинтересовано прежде всего в введении хорватского языка в делопроизводстве, это должно было обеспечить за ним монопольное положение в органах местного управления, обезопасить его от конкуренции со стороны немецких и венгерских чиновников. Согласие Венгрии на признание хорватского языка официальным можно было считать обеспеченным, и фактически употребление хорватского языка в делопроизводстве было разрешено ещё до соглашения 1868 года. Это поставило чиновничество, боявшееся Австрии и недоверчиво относившееся к национальной партии, на сторону Венгрии и унионистов12 .

Самой популярной партией в Хорватии в 60-х годах была хорватская национальная партия13 , вокруг которой группировались хорватская бур-


10 Gai L. Указ. соч., стр. 39.

11 "Современная летопись" N 7 за 1865 г. (Попов Н. "Славянская хроника"); N 38 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника"); Филиппов М. Указ. соч., стр. 46; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62. Гай считает губительным для южных славян ослабление Австрии, "ослабление той мощной нации, которая одна спасает нас от германизации, которая одна способна предотвратить поглощение нас венгерцами и итальянцами" (Gai L. Указ. соч., стр. 22).

12 Kwaternik E. "Das Verhaltnis...", S. 217 - 218; "Современная летопись" NN 7 и 29 за 1865 г. (Попов Н. - "Славянская хроника"); N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника"); N 25 за 1868 г. ("Славянские племена в Австрии"); Березин Л. Указ. соч., Т. I, стр. 58, 66. 150; Филиппов М. Указ. соч., стр. 46; Э. Пак. "Хорватские политические партии" ("Славянские известия" N 46 за 1913 г.); Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62.

13 Kakov bi imao..., str. 5 - 14; "Современная летопись" NN 7 и 29 за 1865 г. (Попов Н. "Славянская хроника"); NN 38, 41, 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника"); N 25 за 1868 г. ("Славянские племена в Австрии"); Филиппов М. Указ. соч., стр. 46, 140 - 141, 167; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62 - 67, 73; Э. Пак. "Славянские известия" N 45 за 1913 г.; Лозинский С. Указ. соч., стр. 73 - 79.

стр. 45

жуазия, интеллигенция, низшее и среднее католическое духовенство, незначительная часть дворянства. Эта партия целиком стояла на точке зрения вышеизложенной программы, требуя большей самостоятельности хорватского сабора, который должен был определить конституцию хорватского королевства. Лидеры партии относились одинаково недоверчиво как к Вене, так и к Пешту.

Основой политики этой партии была ст. 42 1861 г., по которой Хорватия объявляла себя совершенно не зависимым от Венгрии государством, так как 1848 год разорвал связь между этими двумя государствами. Лидеры национальной партии считали, однако, возможным начать переговоры с Венгрией о союзе на основе полного равноправия, Вопрос о формах союза должен был решить хорватский сабор.

Миролюбивые в отношении хорватов высказывания вождя венгерских либералов Ф. Деака содействовали в начале 60-х годов усилению настроений в пользу сближения с Венгрией14 .

Надо отметить, что национальная партия выступала и с требованиями, отражавшими насущные экономические интересы хорватской буржуазии и дворянства. В этом смысле показательно воззвание сремского комитета национальной партии, в котором жители Срема призывались "всеми силами добиваться железной дороги через Срем и Славонию и всего, что вызывает кредит и соответствует жизненным потребностям"15 . Интересна фигура лидера этой партии, епископа Штроссмайера16 . Представитель крупного хорватского дворянства и духовенства, Штроссмайер отражал взгляды наиболее консервативной части национальной партии. Он был очень близок к венскому двору, являясь духовником императрицы. В 1848 г. он сблизился с чешскими либералами Палацким, Ригером, с чешскими аристократами графом Клам-Мартинцем, графом Туном. Штроссмайер стремился к созданию крупного южнославянского государства в рамках федеративной Австрии. Венгерская революция и крестьянское движение в самой Хорватии укрепили убеждение Штроссмайера в том, что вовлечение простого народа в политику вредно и опасно. Штроссмайер поддерживал Елачича, всецело одобряя его политику. В 60-х годах, став епископом в Дьякове, Штроссмайер сосредоточил своё внимание на народном просвещении, на которое жертвовал значительные суммы. Он был одним из организаторов загребской Южнославянской академии. Существует мнение17 , что Штроссмайер втайне очень сочувствовал австрофилам, но, зная их непопулярность, не солидаризировался с ними открыто. Это весьма правдоподобно, так как Штроссмайер был сторонником идеи федеративной Австрии. Непопулярность австрийского правительства в Хорватии заставила его на саборе 1861 г. высказаться за "федеративный союз с народами угорскими" на основе личной унии. После 1868 г. Штроссмайер становится в пассивную оппозицию по отношению к правительству.

Уже в 60-х годах в национальной партии намечается левое крыло, которое впоследствии выделяется в самостоятельную партию - "партию права". Возглавляли эту группировку Кватерник и Старчевич.


14 Deak F. "Denkschrift uber das Verhaltnis zwischen Ungarn und Kroatien". S. 3 - 7 Wien - Pest. 1861. "Современная летопись" NN 5, 7, 11 за 1861 г. (хроника); NN 16 и 29 за 1865 г. (Н. Попов, "Славянская хроника"); N 25 за 1867 г. ("Кошут и Деак"); N 25 за 1868 г. ("Славянские племена в Австрии"); N 29 (Р. Н. "Из Австрии"), Вацлик Н. Указ соч., стр. 661; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 63; Rimler S. Die Aussohnung Madjaren und Slaven". S. 3. 1894. Газета национальной партии "Pozor" выражала в 1861 г. опасение, что венгерская либеральная партия Деака и Этвеша, "серьёзно и честно смотрящая на вопрос о народности и действительно желающая равноправности будет оттеснена консервативной партией" ("Современная летопись" N 7 за 1861 г.).

15 "Современная летопись" N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника").

16 "Современная летопись" N 27 за 1867 г. ("Открытие Югославской академий наук и искусств в Загребе"); Вацлик Н. Указ. соч., стр. 637 - 642, 656 - 660; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62, 72 - 74.

17 Филиппов М. Указ. соч., стр. 46, 93 - 96, 160.

стр. 46

Кватерник, писатель и политический деятель, в 50-х годах считал, что без посторонней помощи Хорватии не удастся добиться осуществления своих требований. Для получения этой помощи он предпринял поездки в Россию, Францию, Италию, желая заинтересовать политических деятелей этих стран в судьбе хорватского народа. Разочарованный вернулся он на родину. "Хорваты не надеются на постороннюю помощь. Они надеются только на своё право и на силу, которую черпает народ из сознания своей правоты"18 , - заявил он. Неверно было бы думать, что Кватерник хотел полной независимости Хорватии. Как показывает его большое произведение "Das historisch-diplomatische Verhaltnis des Konigreichs Kroatien zu der ungarischen St. Stephans Krone", он хотел лишь полного национального равноправия, уважения к "историческим правам" хорватского народа. Он считал необходимым союз с Венгрией на условии полного равноправия обоих государств. Кватерник стоял на юридической точке зрения: он объяснял нрава Хорватии на полную внутреннюю автономию исключительно историческими правами хорватского народа. Идеал Кватерника - конституционное хорватское королевство, во главе которого стоит баи, ответственный перед сабором; в случае прекращения династии Габсбургов сабор должен выбрать нового короля. "Усиленные королём в своих правах хорваты и впредь будут верной опорой этого трона"19 . Кватерник не призывал хорватский народ к открытой борьбе за свою автономию; наоборот, он призывал к спокойствию. Непорядки, волнения в стране, по его мнению, были на руку врагам; лишь в спокойном состоянии духа можно решить столь сложное дело, как дело примирения Хорватии с Венгрией20 .

Влиятельный деятель национальной партии, Старчевич в своих статьях также подчёркивал необходимость эволюционного, а не революционного пути в развитии народов. В связи со всё возраставшей слабостью Австрии Старчевич искал опоры в царской России.

Надо отметить, что в 60-х годах ещё не обнаружились разногласия в национальной партии. Штроссмайер поддерживал Кватерника, издавал на свои средства его сочинения и т. д.

Хорватское национальное движение во многом напоминает чешское, национальная партия соответственно напоминает старочешскую, с той, однако, разницей, что чешское национальное движение было более развитым, участие в нём широких слоев народа значительнее, руководящей силой чешского национального движения была крепнувшая чешская буржуазия, шляхта играла в нём второстепенную роль, в хорватском же движении соотношение этих двух сил было обратным.

Таково было внутреннее положение Хорватии к началу 60-х годов XIX в., когда встал вопрос о государственном переустройстве империи, а вместе с тем и о том, каково будет в ней положение Хорватии: станет ли она частью Цислейтании, либо снова войдёт в состав земель венгерской короны, либо будет отдельной автономной единицей? Хорватские политические деятели, даже члены австрофильской партии, были глубоко возмущены тем, как Австрия "отблагодарила" их за 1848 год. Централистическая, германизаторская политика австрийского правительства в 50-х годах, превращение всех королевств и земель монархии, в том числе и Хорватии, в простые провинции единой немецкой Австрии, замена хорватского языка немецким в общественной жизни страны посеяли глубокое недоверие к Австрии.

Штроссмайер одобрил октябрьский диплом 1860 г. считая его началом превращения Австрии в федерацию - идею, которую он совместно с чешскими аристократами Туном и Клам-Мартинцем отстаивал


18 Kwaternik E. Указ. соч., стр. 147.

19 Там же, стр. 147, 173.

20 Там же, стр. 232.

стр. 47

в расширенном Государственном совете 1860 года21 . За Штроссмайером в оценке октябрьского диплома шла большая часть национальной партии, выражая, однако, недовольство тем, что по диплому, Военная граница не соединялась с Хорватией, а оставалась под специальным управлением австрийского правительства22 . Энтузиазм, с которым приняли диплом австрофилы, не вызывает удивления23 . Резко отрицательно отнеслись к диплому унионисты, следовавшие примеру Венгрии24 . Они считали диплом маневром австрийского правительства, имевшим целью, склонив на свою сторону отдельные национальности империи, уменьшить недовольство в стране. Оппозиционное крыло национальной партии также считало, что преждевременно радоваться диплому, что австрийскому правительству доверять нельзя. Показательно, что, когда в некоторых городах Хорватии полиция хотела устроить иллюминацию по поводу диплома, городские жители этому воспротивились25 .

Февральский патент 1861 г. должен был, как сообщалось при его издании, явиться продолжением октябрьского диплома. В действительности же он был отрицанием диплома: федералистическое направление австрийской внутренней политики сменялось централистическим. Февральский патент вызвал резкое недовольство всей национальной партии26 . Помимо общего централистического духа патента национальную партию возмутило соединение Триединого королевства с землями венгерской короны, кроме того император, не упомянул о своём короновании хорватской короной, что было понято как отрицание "исторических прав" хорватского королевства.

Естественно, что на собравшемся в этой обстановке хорватском саборе 1861 г.27 депутаты-австрофилы оказались в меньшинстве. Большим влиянием пользовались депутаты национальной партии, в особенности Штроссмайер. Немалой популярностью пользовались и унионисты. Это объясняется тем, что Деак и Этвёш28 , лидеры венгерских либералов, в своих речах и брошюрах предлагали хорватам, забыв старые обиды, начать переговоры о тесном союзе. Венгерским либералам было выгодно иметь своей союзницей Хорватию; не будучи, однако, достаточно сильными, чтобы принудить последнюю идти в орбите их политики, они хотели добиться этого известной уступчивостью, выгодно контрастировавшей с тенденциями австрийской политики.

Сабор отказался признать февральский патент и не послал своих представителей в созванный на основании этого патента рейхсрат. Это привело к роспуску сабора. Но австрийское правительство не хотело


21 "Современная летопись" N 6 за 1861 г. (хроника).

22 Березин Л. Указ. соч. Т. II, стр. 337 - 338; Филиппов М. Указ. соч., стр. 163; "Современная летопись" N 12 за 1861 г. (хроника). "Исключение больше половины хорватского народа из общей конституции есть вопиющая несправедливость".

23 Gai L. Указ. соч., стр. 41. Он считал диплом исполнением всех чаяний хорватских патриотов.

24 "Современная летопись" N 5 за 1861 год. В некоторых комитатах Венгрии началось создание национальной гвардии. В комитатские комитеты выбирались политические изгнанники и враги династии, комитаты протестовали против уплаты податей и т. п. Франц-Иосиф в рескрипте от 22 января 1861 г. писал, что воспротивится "всею нашею силою революции, выступит ли она открыто, либо прикроется одеждой законных форм". См. также Macurek. "Dejiny Mad'aru a uhecrskeho statu", str. 253 - 254. Praha. 1934.

25 "Современная летопись" N 6 за 1861 г. (хроника).

26 "Современная летопись" N 12 за 1861 г. хроника); Вацлик Н. Указ. соч.,. стр. 657.

27 Вацлик Н. Указ. соч., стр. 657; Филиппов. М. Указ. соч., стр. 161, 163; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 64.

28 Eotwos J. "Gedanken", S. 149 - 214. Pest - Wien - Leipzig. 1867. "Современная летопись" NN 16, 29 за 1865 г. (Попов Н. "Славянская хроника"); В N 29 Н. Попов дал разбор одной из брошюр Этвёша. Этвёш считал, что восстановление законов 1848 г., дав равноправие всем гражданам Венгрии, сделает тем самым излишним вопрос о равноправии национальностей. См. также Seton-Watson. Указ. соч., стр. 63; Rimler. Указ. соч., стр. 3.

стр. 48

идти на резкое обострение отношений, опасаясь толкнуть хорватов в объятия ещё более оппозиционной к центральной власти Венгрии. Поэтому оно санкционировало принятую сабором так называемую 42-ю статью и дало ей силу закона. Параграф 1 этой статьи говорил о том, что 1848 г. порвал всякие отношения, связывавшие Хорватию с Венгрией; Хорватия объявлялась независимой от Венгрии коронной землёй монархии, связанной с Венгрией лишь на основе личной унии. Но §2 гласил, что Хорватия готова начать переговоры с Венгрией на основе полного равноправия и независимости Хорватии29 , Статья 42 была принята в саборе подавляющим большинством, за неё голосовали и унионисты.

Сабор принял адрес императору30 . В нём говорилось о нерасторжимости земель Триединого королевства; излагалась просьба о воссоединении Военной границы и Далмации с Хорватией; о введении хорватского языка в делопроизводстве, судопроизводстве и в школах Хорватии и о предоставлении Хорватии широкой внутренней автономии, т. е. адрес воспроизводил основные программные положения хорватского национального движения. Те же требования выставила заседавшая одновременно с сабором банская конференция в Загребе31 . Австрийское правительство, заигрывая с хорватами, чтобы отвлечь их от возможного союза с Венгрией, обещало решить вопрос о Далмации и разрешило участвовать в хорватском саборе депутатам от Военной границы, тем самым показывая, что считает воссоединение её делом близкого будущего32 . При австрийском правительстве была образована аналогичная венгерской хорватская придворная канцелярия, которая ведала хорватскими делами. Гофканцлером был назначен лидер австрофильской партии Мажуранич, однако в отличие от венгерского гофканцлера он не был введён в состав министерства, чем в известной степени снижалось его значение33 .

Несколько позднее (в 1862 г.) было создано высшее судебное учреждение для Хорватии, причём не в Будапеште, как было до 1848 г., и не в Вене, как это было в 50-х годах, а в Загребе34 .

Вместе с тем, стремясь затруднить венгро-хорватское сближение и заодно одарить за счёт Хорватии строптивую Венгрию и сделать её более сговорчивой (не следует забывать, что венгерский вопрос оставался важнейшим вопросом внутренней австрийской политики), австрийское правительство передало Венгрии две хорватские территории - порт Реку35 и область Междумурье36 . Это испортило отношения Хорватии с


29 Вацлик Н. Указ. соч., стр. 657; Гай, отрицательно относившийся к этому решению, называет §2 "ничего не говорящей формулой" (Gai L. Указ. соч., стр. 36).

30 Надо иметь в виду, что хорватская терминология, "ах и венгерская, пользовалась всегда титулом король. Мы заменяем его здесь и в дальнейшем титулом император, во избежание путаницы.

31 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 62.

32 Филиппов М. Указ. соч., стр. 163.

33 Хорватская "канцелярия ведала делами внутренней администрации Хорватия, церкви, юстиции и народного просвещения (См. Березин Л. Указ. соч. Т. I, стр. 35 - 37, 71 - 73; Seton-Watson. Указ. соч. Т. I, стр. 65).

34 Березин Л. Указ. соч. Т. I, стр. 68 - 73.

35 Река (Фиуме) - важнейший порт хорватского Приморья - представлял собою с давних пор предмет постоянного спора между Хорватией и Венгрией. С 1777 г. город принадлежал Венгрии и был возвращён Хорватии лишь после событий 1848 - 1849 гг. (7 апреля 1850 г.). Венгрия упорно добивалась овладения Рекой, которая должна, была стать основным венгерским портом и которую Венгрия хотела противопоставить Риесту. В 1861 г. Река была передана Венгрии. Венгерское население в Реке было крайне незначительным, и, борясь с Хорватией, Венгрия поддерживала и культивировала в Реке итальянский элемент. Торговая буржуазия Реки, связанная своими интересами с Венгрией и Италией, была в большинстве итальянской или обитальянившейся. Она выражала свою явную неприязнь к Хорватии, отказавшись, например, в 1861 г. послать своих представителей в хорватский сабор. Слабость хорватской буржуазии проявлялась в том, что даже в период, когда город принадлежал Хорватии, городское управление продолжало оставаться в руках итальянцев, несмотря на то, что из 14 тыс. жителей Реки хор-

стр. 49

австрийским правительством и одновременно оттолкнуло её от Венгрии, заставило усомниться в искренности речей Деака. Хорватская национальная партия была поставлена в затруднительное положение. Не доверяя ни Австрии, ни Венгрии, она заняла выжидательную позицию, по существу, оказалась безинициативной и инертной. Хорватская национальная партия не поняла, что для внутренней политики Австрии основным являлся венгерский вопрос и что все остальные вопросы подчинены ему. С 1861 по 1866 г. хорватский сабор не собирался; национальная партия проявляла своё недовольство действиями правительства в прессе, просветительных обществах, школах, клубах. Вожди её всю свою энергию вкладывали не в политическую борьбу за осуществление своей программы, а в культурно-просветительную деятельность, которой не охватывались, однако, широкие слои хорватского народа.

В 1865 г. во внутренней политике Австрии на первый план снова выступило федералистическое направление: отменив патент 1861 г., министерство графа Белькреди в широковещательных заявлениях обещало уступки народностям империи. Так как политика централиста Шмерлинга не дала желаемых результатов, то Габсбурги хотели изменением правительственного курса найти с Венгрией общий язык либо, если это не удастся, сколотить в противовес венгерской оппозиции коалицию немцев и славян монархии.

Хорватская национальная партия считала изменение правительственного курса прочным и выгодным для Хорватии и надеялась, что австрийское правительство удовлетворит её требования.

На сабор 1865 г.37 национальная партия пришла в блоке с австрофилами. В лагерь национальной партии перешла и часть унионистов. При открытии сабора был зачитан рескрипт императора, очень хорошо отражавший сущность австрийской политики: император обещал пойти на удовлетворение некоторых требований хорватских патриотов, в частности, относительно присоединения Военной границы и Далмации, но лишь после того, как хорваты уладят свои отношения с Венгрией. Таким образом, вопрос удовлетворения хорватской национальной программы ставился в зависимость от венгро-хорватских отношений. Под влиянием рескрипта сабор решил начать переговоры с Венгрией. Была выбрана комиссия в составе 12 человек, возглавлявшаяся Штроссмайером и профессором истории Рачки. Венгерскую комиссию возглавлял граф Майлач, либерал. Переговоры, происходившие в Пеште в течение двух месяцев (апрель - июнь 1866 г.), не привели к соглашению, так как по основным вопросам точки зрения сторон оказались совершенно различными38 . В чём заключались спорные вопросы?

1. Венгерская сторона решительно протестовала против §1 42-й статьи 1861 г., считая, что 1848 г. лишь де-факто, но ни в коем случае не де-юре порвал отношения между Хорватией и Венгрией. Де-юре Хорватское королевство по-прежнему входило в состав земель венгерской короны. Для хорватов же §1 статьи 42-й был основным принципом, от которого они не могли отказаться.

2. Хорватские представители настаивали на том, что Хорватия всегда имела широкую законодательную инициативу в вопросах областной


ватов было 8 тыс., а итальянцев - только 2 тыс. См. "Современная летопись" NN от 8, 15, 21, 30 августа N 62 г. ("С хорватского Приморья",) NN 5 и 12 за 1861 г. (хроника); Kwaternik E. "Das Verhaltnis...", S. ,216; Березин Л. Указ. соч. Т. I, стр. 34; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 66.

36 Междумурье - узкая полоса между реками Драмой и Муром, приобретённая Хорватией после 1849 г. и населённая хорватами. В 1861 г. была передана Венгрии и включена в состав шаладского комитета (см. Березин Л. Указ. соч., Т. I; стр. 1; Macurek. Указ. соч., стр. 232).

37 "Современная летопись" N 29 за 1865 г. (Попов Н. "Славянская хроника"); Филиппов М. Указ. соч., стр. 163; Seton-Watson. Указ. соч., стр. 67.

38 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 67.

стр. 50

автономии. Они ссылались при этом на "исторические права" Хорватского королевства. Венгерские же представители настаивали на том, что законодательная инициатива хорватского сабора явилась лишь результатом уступки, которую Венгрия сделала Хорватии. Таким образом, Хорватия рассматривалась венграми как страна, в законодательном отношении подчинённая Венгрии. Венгерские представители ссылались при этом на положение, фактически существовавшее в XVIII и первой половине XIX века.

3. Хорватские депутаты хотели, чтобы все законодательные акты, касающиеся как общих для Хорватии и Венгрии дел, так и дел собственно хорватских, санкционировались хорватским сабором. Венгерские депутаты считали, что высшая санкция по этим делам принадлежит венгерскому парламенту.

4. Венгерские представители отказались обсуждать вопрос о Реке и Междумурье.

5. Венгерские представители считали, что переговоры между Венгрией и Австрией Хорватии не касаются. Тем самым Хорватия отстранялась от решения самого важного и её непосредственно касавшегося вопроса.

Если первые два вопроса имели в основном "академическое" значение, то остальные три представляли большое практическое значение. Поэтому естественно, что полное различие точек зрения по этим вопросам не могло не привести к срыву переговоров.

Когда в ноябре 1866 г. вновь собрался хорватский сабор39 , хорватские политические деятели, ранее понявшие по результатам работ смешанной комиссии, что Венгрия будет стоять на своём, теперь, после австро-прусской войны, уже ясно убедились во всё возраставшей силе и влиянии Венгрии в империи. Было очевидно, что, не отказавшись от своей программы, им с Венгрией не сговориться. В этом положении деятели хорватской национальной партии нашли лишь один выход: во что бы то ни стало договориться с Австрией, войти в австрийскую половину монархии, тем самым избежать насильственного включения Хорватии в состав земель венгерской короны. Сабор обратился к императору с адресом, в котором, жалуясь на несговорчивость Венгрии, просил начать переговоры об отношениях Хорватии ко всей империи.

В Вену была направлена специальная делегация сабора во главе с Штроссмайером. Делегация была принята императором, принял её Бейст, но хорваты всюду встречали холодный приём. Хорватский вопрос для империи был уже решён: Хорватия становилась частью Венгерского королевства. Бейст резко заявил хорватской делегации, что считает Хорватию неотъемлемой частью Венгрии, что он за дуализм, а не за плюрализм. После такой недвусмысленной декларации ответ императора сабору, объявленный в начале 1867 г., никак не мог успокоить хорватское общественное мнение. В ответе император в очень туманных выражениях обещал пойти навстречу желаниям хорватского народа, но отодвигал решение этого вопроса на неопределённый срок.

30 марта 1867 г. венгерский парламент одобрил соглашение с Австрией, а 9 апреля принял предложенную Деаком резолюцию о Хорватии. В этой резолюции подчёркивалась мысль, что Хорватия является неотъемлемой частью Венгрии; правда, заканчивалась резолюция примирительным, но неопределённым заявлением, что венгерский парламент готов дать Триединому королевству гарантии его "законных и справедливых национальных и исторических требований"40 . О том же говорил императорский рескрипт, зачитанный при открытии сабора 1 мая 1867 года. Заметим, что император в рескрипте ссылался на прагматическую


39 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 68 - 69.

40 Там же, стр. 71.

стр. 51

санкцию как на документ, основанный на принципе неделимости земель короны св. Стефана, т. е. признании Хорватии частью Венгрии. Между тем именно на прагматическую санкцию ссылалась хорватская национальная партия для доказательства "исторических прав" Хорватии как самостоятельного государственного организма41 .

Рескрипт требовал присылки делегатов от Хорватии на коронационные торжества в Пешт. Хорватское общественное мнение было возмущено. Штроссмайер и Мажуранич отказались присутствовать на заседаниях сабора. 18 мая большинство сабора приняло адрес императору, в котором в резких выражениях отказывалось принять участие в коронационных торжествах, пока не будет достигнуто соглашение относительно государственно-правовых отношений Хорватии к Венгрии. Этим сабор косвенно уже признавал включение Хорватии в состав венгерской части государства. В ответ на этот адрес сабор был распущен. На коронационных торжествах официальных представителей хорватского сабора не было.

Лето 1867 г. - момент наибольшего обострения венгро-харватских отношений. То, что имперское правительство явно отдало Хорватию на милость Венгрии42 , распустило сабор, то, что за этим последовали репрессии венгерского правительства (баном был назначен глава унионистской партии барон Раух, Андраши издал циркуляр об отстранении от должности тех депутатов-чиновников, которые откажутся участвовать в коронационных торжествах43 , и т. п.), - всё это, казалось, должно было побудить национальную партию перейти к более активной борьбе. Но в этот решающий момент сказалась классовая ограниченность, узость базы хорватской национальной партии. Она не только не рискнула призвать народ к борьбе, а сама, испугавшись возможности народного движения, принялась увещевать и успокаивать своих сторонников. "Путь закона есть самый верный путь, и к нему призываем мы всех"44 . Происходившее в это время открытие Югославянской академии в Загребе обеспокоило было правительство, и оно запретило какие-либо "особенные демонстрации, шумные сборища" по этому поводу. Но опасение это было неосновательно: национальная партия не рискнула превратить открытие академии в национальное политическое событие, и оно получило характер "тихого научного торжества"45 . Невольно напрашивается сравнение с происшедшим почти в то же время (1868 г.) основанием чешского национального театра в Праге, послужившим поводом к крупным национальным демонстрациям. Национальная партия могла ещё утешать себя тем, что "вся отечественная интеллигенция верна народному знамени" и что "все нравственные факторы остаются в наших руках"46 , однако слабость хорватского национального движения проявилась на этом этапе со всей очевидностью. И если деятели национальной партии могли ещё обманывать самих себя, то для венгерского правительства было ясно, что это движение не представляет никакой серьёзной опасности. Вновь назначенный бан, барон Раух, иронизировал по адресу национальной партии, что вся она состоит из


41 Kwaternik E. "Das Verhaltnis...", S. 148, 159.

42 Когда 3 июня 1867 г. в имперском рейхсрате словенский депутат Томан призвал обсудить положение Хорватии, он получил ответ, что "этот вопрос не относится к нашей палате; он должен быть решён венгерским сеймом" ("Современная летопись" N 28 за 1867 г. "Эпизоды из политической жизни Австрии").

43 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 71. "Современная летопись N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника").

44 Воззвание комитета национальной партии к жителям Срема. "Современная летопись" N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника").

45 "Современная летопись" N 27 за 1867 г. ("Открытие Югославской академии наук и искусств в Загребе").

46 Статья из газеты "Novy Pozor" "В чём сила хорватов?". "Современная летопись" N 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника").

стр. 52

нескольких адвокатов и низших священников47 . Раух начал действовать методом репрессий: увольнялись чиновники, учителя, профессора, судьи, закрывались хорватские газеты ("Pozor"), запрещались хорватские общества культурно-просветительного характера, в некоторых городах Хорватии было введено фактически чрезвычайное положение. Был издан новый избирательный закон и проведены выборы в обстановке запугивания и подкупа48 .

В результате в открывшемся в январе 1868 г. саборе49 оппозиция правительству насчитывала лишь 14 человек. Из общего числа депутатов (66) чиновников было 34. В первый день открытия сабора депутат хорватской национальной партии поэт Иван Субботич, бывший участник славянского съезда 1867 г. в Москве50 , от лица 14 оппозиционных депутатов заявил, что представители оппозиции отказываются участвовать в незаконно созванном саборе. С их уходом в саборе остались лишь те элементы, с которыми венгерскому правительству было нетрудно договориться.

Сабор избрал комиссию из 12 человек для переговоров с Венгрией51 . Переговоры длились несколько месяцев. Любопытно, что некоторые члены смешанной комиссии, унионисты, продолжали "стоять на точке зрения ст. 42 1861 г., считая, что она не противоречит возможности соглашения. Все хорватские представители смешанной комиссии были едины в вопросе о Реке, требуя её возвращения Хорватии. Однако это были запоздалые попытки, которые ничего изменить не могли. Венгрия торжествовала. Соглашение было принято в той форме, которая была предложена венгерскими уполномоченными, и утверждено сабором 24 сентября, а венгерским парламентом - 28 сентября 1868 года. В саборе при обсуждении соглашения было подано 49 голосов за соглашение и только 4 против52 . В ноябре того же года соглашение было обнародовано.

Хорвато-венгерское соглашение, получившее после утверждения его императором силу основного закона для обоих государств (хорватский закон - I - 1868, венгерский закон - XXX - 1868), состоит из 70 статей.

Во введении к соглашению подчёркивается, что "как в действительности, так и по праву королевства Хорватия и Славония входили в течение веков в состав короны св. Стефана и, что также установлено в прагматической санкции, земли венгерской короны неотделимы одна от другой"53 , т. е. в основу соглашения положен принцип неотделимости Хорватии от Венгрии. Тем самым отрицалось хорватское "историческое право". Положив это в основу, соглашение в дальнейшем исходило из формального признания равноправия обеих договаривающихся сторон.

Многочисленные и разбросанные статьи соглашения мы группируем по трём основным разделам: 1) положение Хорватии по отношению ко всей Австро-Венгерской монархии; 2) положение Хорватии в Венгерском королевстве; 3) внутренняя автономия Хорватии.

§ 1 говорит, что как по отношению к Цислейтании, так и по отношению к другим государствам Венгерское королевство и королевства


47 Там же.

48 "Современная летопись" NN 41, 46 за 1867 г. (ZZZ. "Славянская хроника"); Seton-Watson. Указ. соч., стр. 73.

49 "Современные известия" от 11 января 1868 г. ("Открытие Загребского сейма"); Seton-Watson. Указ. соч., стр. 73 - 74.

50 Всероссийская этнографическая выставка и славянский съезд в мае 1867 г., стр. 143 - 144. М. 1867; "Современная летопись" N 17 за 1868 г. ("Письма из Праги").

51 "Голос" от 17 апреля 1868 г. "Современная летопись" N 25 за 1868 г. ("Славянские племена в Австрии"); Seton-Watson. Указ. соч., стр. 74.

52 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 73 - 74. Ход переговоров о соглашении отражён в ряде сообщений в газете "Современные известия" за июль - сентябрь 1868 года.

53 Венгерско-хорватское соглашение 1868 г., стр. 15. СПБ. 1910 (в дальнейшем при ссылках: "Соглашение").

стр. 53

Далмация, Хорватия и Славония образуют единое государственное целое54 . Хорватия, устранённая от австро-венгерского соглашения 1867 г. (в венгерских законах 1867 г. о Хорватии не говорится ни слова, всюду фигурирует Венгрия и "страны, к ней прилежащие"55 , под которыми подразумевается именно Триединое королевство), признавала все законы 1867 г. (§4), превращающие Австрию в Австро-Венгрию56 . Правда, §7 оговаривал, что "впредь подобные основные законы и соглашения могли вырабатываться лишь путём законной совместной работы королевств Далмации, Хорватии и Славонии". Хорватия признавала единый акт коронования (§2)57 , что было ещё одним формальным поражением идеи хорватского "исторического права".

Соглашение не давало Хорватии почти никакой возможности участвовать в обсуждении общеимперских дел: в венгерскую делегацию, состоявшую из 60 человек, от Хорватии должно было входить 6 депутатов; надо заметить, что они выбирались не хорватским сабором, а венгерским парламентом (§40 - 41), в котором хорватские депутаты находились в значительном меньшинстве58 . Таким образом, Хорватия была отстранена от участия в законодательных и исполнительных органах власти австро-венгерской монархии, не имела над ними никакого контроля, однако как часть Венгрии она участвовала в общеимперских расходах (§§11, 12), внося 6,4% той доли, которая падала на Транслейтанию59 .

§§5 - 10 соглашения посвящены общим делам, касающимся как Венгрии, так и Хорватии. Такими делами являлись содержание двора и войска, финансовые и таможенные дела, банки, кредитные учреждения, монетная система, пути сообщения, морское, торговое и промышленное законодательство60 .

Сетон-Ватсон самым слабым местом соглашения считал пункт о финансах и указывал, что в вопросе о финансовых правомочиях венгерского и хорватского парламентов в соглашении нет равноправия61 . С этим можно вполне согласиться, так как в отношении финансов Венгрия всю инициативу взяла в свои руки. На общегосударственном парламенте лежала обязанность устройства общегосударственной налоговой системы, принятие и распределение прямых и косвенных налогов, введение новых налогов, определение сметы общих расходов, проверка годовых отчётов, заключение новых займов, устройство монополий.

Хорватский сабор должен был без обсуждения принимать как закон все постановления венгерского парламента касательно этих дел; сабор не имел права рассматривать общегосударственный бюджет даже в той части, которая непосредственно касалась Триединого королевства, он не только не имел права контроля над правительством в этом вопросе, но и расчёты, касавшиеся доходов королевств Хорватии, Славонии и Далмации, сообщались венгерским парламентом сабору лишь для сведения (§ 28)62 . Это было полным умалением прав сабора в финансовых вопросах.

Относительно расходов, общих для Хорватии и Венгрии, было заключено следующее финансовое соглашение: на нужды внутреннего самоуправления Хорватии определялась сумма в 2200 тыс. флоринов,


54 Там же, стр. 17.

55 Современные конституции. Сборник под ред. Гессена и Нольде. Т. I, стр. 182 (закон II - 1867). СПБ. 1905.

56 "Соглашение", стр. 20 - 21.

57 Там же, стр. 17 - 18.

58 Там же, стр. 36.

59 Там же, стр. 26.

60 Там же, стр. 22 - 26.

61 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 85 - 87; См. там же Э. Пак "Славянские известия" N 45 за 1913 год.

62 "Соглашение", стр. 32.

стр. 54

на покрытие которой обращалось 45% из общей суммы доходов Хорватии, остальные 55% шли на покрытие общих издержек. В случае если 45% всех доходов не могли покрыть указанные нужды внутреннего управления, Венгрия давала Хорватии недостающую сумму взаймы (§25); однако если эти 45% превысили бы договорную сумму 2200 тыс. флоринов, то излишек обращался на покрытие общих расходов без последующего возмещения Хорватии63 . Очень важным был, как нам известно, для Хорватии вопрос о путях сообщения, и он также был в ведении венгерского правительства. То же относится к вопросам промышленности, торговли, таможен и т. п. Законодательная власть в общих делах (§§31 - 33) принадлежала венгерскому парламенту, и хорватские депутаты присутствовали на заседаниях парламента только при обсуждении этих общих дел (§35). При разборе дел, касавшихся одной Венгрии, хорватские депутаты не участвовали64 . Таким образом, Венгрия разъединяла славянских депутатов парламента. Так, при обсуждении в 1868 г. закона о национальностях хорватские депутаты не присутствовали.

Исполнительная власть "в общих делах принадлежала венгерскому министерству; при этом так как оно являлось одновременно и общим и собственно венгерским, то некоторые министры были общими; например, министр-президент, министры торговли, финансов и т. д.; некоторые же только венгерскими: министры юстиции, народного просвещения и т. д.65 . Интересно отметить, что так как это общее министерство было ответственно перед парламентом, то оно могло уйти в отставку вследствие неодобрения его политики узким составом парламента при обсуждении чисто венгерских дел. В соглашении указывалось", что чиновники центральной администрации в Хорватии будут назначаться из местного населения66 . Учреждением особого далмато-хорвато-славонского министра без портфеля в составе общего министерства (§44) Хорватия получала своего представителя при общем министерстве67 . Но, по сути дела, этот министр был венгерским контролёром над Хорватией. Он назначался императором, был ответственен лишь перед венгерским парламентом, а не перед хорватским сабором, являлся посредником между баном и императором, так как только через него бан мог передавать императору представления. Насколько велика была роль этого венгерского министра, видно из того, что на практике через него представлялись на подпись императору все законопроекты по хорватским делам и его скрепа была необходима для уже подписанных законов.

Хорватских депутатов в. парламенте было 29 (§32). Соглашение точно фиксировало число депутатов от Хорватии и допускало увеличение его в случае присоединения Далмации или Военной границы68 , но не учитывало изменений в соотношении количества населения Венгрии и Хорватии. Это вскоре привело к тому, что Хорватия посылала одного депутата от большего числа населения, чем собственно венгерские области. И даже в 1881 г., после включения в Хорватию Военной границы, число хорватских депутатов было увеличено только до 40, хотя произведённый Сетоном-Ватсоном69 анализ соотношения численности населения (по данным 1880 г.) показывает, что, исходя из венгерских норм, Хорватия должна была бы иметь 51 депутата. Все те хорватские магнаты, духовные и светские, которые до 1848 г. были членами венгерской палаты магнатов, были восстановлены в своих правах.


63 "Соглашение", стр. 31 - 32.

64 Там же, стр. 32 - 33.

65 Там же, стр. 36 - 37.

66 Там же, стр. 38 (§46).

67 Там же, стр. 37.

68 Там же, стр. 33.

69 Seton-Watson. Указ. соч. стр. 82.

стр. 55

Кроме того сабор направлял в палату магнатов двух, а с 1881 г. трех своих представителей70 .

Мы видим, что соглашение предоставляло Хорватии как части Венгрии определённые права, которые, однако, при более внимательном рассмотрении оказывались завуалированной формой опеки. Хорваты - единственный из народов-меньшинств Венгрии - имели "своего" министра в венгерском правительстве, но этот министр оказывался, по существу, не защитником интересов Хорватии в венгерском правительстве, а высшим венгерским чиновником по хорватским делам, ограничивавшим права хорватской администрации. Выделение хорватских депутатов в особую группу общего парламента было средством удаления их от вмешательства в венгерские дела, предохранением от опасной, возможности блока славянских народов Венгрии. В ряде важнейших вопросов Венгрия уже без всякой маскировки осуществляла свою опеку над Хорватией. Она сохраняла за собой возможность воздействовать на экономику Хорватии, регулируя морское, торговое и промышленное законодательство, управление железными дорогами и вопросы железнодорожного строительства, контролируя её финансы, банки и т. д.

Таким образом, статьи соглашения, определявшие взаимоотношения Хорватии с Венгрией, бывших де-юре равноправными договаривающимися сторонами, закрепляли полную гегемонию Венгрии в важнейших внутриполитических, административных и экономических вопросах. Лишь в делах, не входивших в компетенцию венгерского парламента, соглашение предоставляло законодательную власть сабору71 .

Во главе автономного управления стоял бан, назначаемый императором по представлению венгерского министра-президента; бан был ответственен перед сабором. Как мы видели, он не имел права непосредственного сношения с императором, все представления императору он должен был подавать через министра по делам Хорватии. Статья 52 оговаривала, что власть бана является только гражданской и не может объединяться с властью военной72 . Слишком свежи ещё были у венгров воспоминания о 1848 г. и о том, какую опасную силу представляла подобная объединённая власть в руках Елачича. Система организации местного управления не входила в круг вопросов, определённых соглашением. Её устанавливал сабор на основании предложения бана (и основной закон Хорватии 1869 г.).

Соглашение разрешало имевший большое значение вопрос о языке (§§56 - 60) в благоприятном для Хорватии духе. В §56 объявлялось, что "на всём протяжении королевств Хорватии и Славонии официальным языком как в области законодательства, так и в областях судопроизводства и управления является хорватский язык"73 . Общее министерство в Пеште обязано было принимать акты и предложения из Хорватии на хорватском языке и должно было издавать свои решения на этом языке. Хорватские депутаты :в венгерском парламенте и в делегациях могли пользоваться хорватским языком. Законы, принятые венгерским парламентом, должны были издаваться для Хорватии на хорватском языке74 . Общим для различных направлений хорватской общественности было требование воссоединения с Хорватией Далмации, Военной границы и Реки. Относительно Далмации и Военной границы венгерское правительство охотно признавало справедливость хорватских требований. Речь шла о территориях, не принадлежавших Венгрии, которые она сама не прочь была получить хотя бы через посредство Хорватии. Декларируя своё согласие с хорватами в этом вопросе, Венгрия


70 "Соглашение", стр. 34 - 35 (§37).

71 Там же, стр. 38 - 39 (§§47 и 48).

72 Там же, стр. 40 - 41.

73 Там же, стр. 42.

74 Там же, стр. 42 - 43.

стр. 56

без каких-либо жертв со своей стороны делала любезный по отношению к ним жест: золотила ту пилюлю, какой было для Хорватии соглашение 1868 года. Далматинский вопрос был к тому же причиной неприязни хорватов к Австрии, что было также небесполезно для венгерской внутриимперской политики. Поэтому §65 соглашения объявлял необходимым присоединение к Хорватии Военной границы и Далмации75 . В 1861 г. Военная граница была присоединена к Хорватии, Далмация же оставалась австрийской вплоть до распада Австро-Венгрии.

Совершенно иным было отношение Венгрии к вопросу о Реке. Этот вопрос, бывший одной из главных причин неудачи работ смешанной комиссии 1866 г., явился причиной серьёзных разногласий и во время работ смешанной комиссии в 1868 году. Но сила была на стороне Венгрии, и Река осталась венгерской (§66)76 .

Сетон-Ватсон77 сообщает любопытные подробности принятия параграфа о Реке. Каждая сторона осталась при своём, и в текстах хорватском и венгерском в пункте о Реке были разночтения: в хорватском тексте говорилось, что о городе, порте и округе Реке соглашения в смешанной комиссии не было достигнуто; в венгерском тексте говорилось, что город, порт и округ Река составляет особую единицу, инкорпорированную в состав земель венгерской короны, относительно особого, автономного устройства которой должно быть достигнуто соглашение путём обсуждения в комиссиях, выделенных венгерским парламентом, хорватским сабором и городом Рекой. Тексты были даны императору на подпись, но впоследствии обнаружилось, что в хорватском экземпляре разночтение заклеено и сверху подписан (явно другой рукой) текст, аналогичный венгерскому. Таким образом, в вопросе о Реке венгерское правительство пошло на подлог.

Наконец последний параграф соглашения (§70) устанавливал, что изменение соглашения может последовать только по общему согласию всех подписавших соглашение сторон, т. е. Венгрии, Хорватии и императора78 .

Историки, занимавшиеся изучением хорвато-венгерских отношений, по-разному подходили к оценке соглашения 1868 года. Так, Сетон-Ватсон79 считал, что Хорватия, являясь самостоятельным государством, по добровольному соглашению с Венгрией уступила ей некоторую часть своих суверенных прав, что Хорватия занимала по соглашению 1868 г. промежуточное положение между полной независимостью и (чистым федерализмом, что составители соглашения исходили из понятия о двух теоретически равноправных, заключающих друг с другом договор государствах. Автор, правда, оговаривает, что §§1 - 4 соглашения значительно урезывали суверенитет хорватского государства.

Английский юрист Ольстон, писал, что Венгрия имеет "полунезависимый придаток в лице Хорватии"80 . Хорн считал соглашение настоящим международным договором, который заключили два суверенных государства81 . Эта оценка неверна. Она основана на юридических формальностях, без учёта того, что Хорватия в момент переговоров о соглашении отнюдь не была независимым от Венгрии государством, что соглашение 1868 г. даже с натяжкой не может сойти за "свободный договор". Хорватия была принуждена идти на соглашение и принимать ультимативные предложения Венгрии. Положение Хорватии по соглашению 1868 г. не имело ничего общего с независимостью и было очень далеко


75 "Соглашение", стр. 44 - 45.

76 Там же, стр. 45 - 46.

77 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 93 - 95.

78 "Соглашение", стр. 47.

79 Seton-Watson. Указ. соч., стр. 76, 96.

80 Ольстон Л. "Краткий очерк современных конституций", стр. 78. М. 1905.

81 Horn "Le compromis entre l'Autriche et la Hongrie". Paris. 1907.

стр. 57

от федерализма, тем более "чистого". Это лишь весьма ограниченная автономия, которая могла казаться благом разве только на фоне положения других славянских народов Австро-Венгрии. Леже82 полагал, что хорватам удалось, в отличие от остальных немадьярских народностей Венгрии, получить автономию благодаря тому, что они опирались на бесспорное историческое право. Между тем хорваты отнюдь не были единственным народом Австро-Венгрии, опиравшимся на "историческое право". Оно было, например, и у чехов, но это не дало им той автономии, которую получили хорваты.

Как крупную победу Хорватии была склонна расценивать соглашение и русская либеральная печать того времени. "Современные известия" иронизировали над треглавым ("если утвердятся права Хорватии") габсбургским орлом83 . "Неделя" даже говорила, что "Венгрия отказалась от своих нелепых притязаний" на Хорватию84 .

Венгро-хорватское соглашение было заключено в бурное в истории славянских народов Австро-Венгрии время. Резкие формы в Чехии приняла национальная борьба; дело дошло до объявления Праги на чрезвычайном положении. Требование автономии было выдвинуто в Галиции, усилилось национальное движение среди словенцев.

Буржуазно-дворянские политические партии и группы других славянских народов монархии восприняла венгро-хорватское соглашение как большое достижение хорватов. Хорватская автономия стала для них примером. Если мы рассмотрим так называемые "фундаментальные статьи" 1871 г., выработанные старочехами, то увидим в них много общего с рассматриваемым соглашением. Старочехи во многом копировали венгров и хорватов85 . "Неделя" писала, что министерство Гискры должно помириться с чехами, "оно могло сделать по крайней мере такие уступки, какие сделала Венгрия в пользу Кроации и каких требуют теперь поляки в пользу Галиции"86 . Та же газета сообщала, что поляки в Галиции добиваются того, что получили хорваты, что известный депутат галицийского сейма, Фр. Смолька, был в Пеште и некоторым образом был связан с работами смешанной венгро-хорватской комиссии87 .

Хорваты, получили определённую областную автономию. Хорватский язык был признан официальным языком в пределах Хорватии. В этом смысле хорваты в 1868 г. получили то, чего безуспешно добивались чехи ещё в 90-х годах.

Казалось бы, что Чехия, значительно более развитая экономически и культурно, имевшая несравненно более сильную и популярную национальную буржуазную партию, должна была иметь не меньшие основания и возможности для получения автономии, чем отсталая Хорватия. Однако именно то, что Чехия была одной из самых развитых земель империи и что чешское национальное движение представляло серьёзную угрозу немецкому меньшинству в Чехии и всей немецкой Цислейтании, послужило важнейшей причиной тому, что Габсбурги до последних дней существования монархии не соглашались удовлетворить чешские национальные требования, и юридические права короны св. Вацлава пользовались у них меньшим уважением, чем права короны св. Звонимира.


82 Leger L. "Histoire de l'Auiriche-Hongrie", p. 557 - 558, 567. Paris. 1889; см. также того же автора "Serbes, kroates et bulgares", 1903. Его же "Serbes, kroates et bulgares". 1903.

83 "Современные известия" от 8 августа 1868 г.; см. также номера от 11 июля, 22 и 29 сентября и 13 ноября 1868 года.

84 "Неделя" от 23 июля 1868 г., см. также от 16 июля того же года.

85 Tobolka Zd. "Ceska politika. Souborna prace vynikajicich licence spisovatelu, d. I, sir. 400. Braha. 1908.

86 "Неделя" от 5 ноября 1868 года.

87 Там же от 18 июля 1868 года.

стр. 58

Хорватское национальное движение было несравненно слабее чешского, оно было бессильно вырвать у Габсбургов автономию. Об этом достаточно определённо свидетельствует предистория соглашения 1868 года. Хорватия получила свою автономию как уступку со стороны Венгрии.

Что же побудило Венгрию пойти на эту уступку? Хорватия находилась на периферии Транслейтании, мадьярский элемент в ней был ничтожен. В течение двух десятилетий связь Хорватии с Венгрией была разрушена, и лишь накануне соглашения Хорватия вновь попала под власть Венгрии, но положение её оставалась ещё весьма неопределённым. Между тем Хорватия имела для Венгрии первостепенное экономическое и стратегическое значение - это был выход к морю. Венгрия даже в ничтожной мере не хотела идти на риск потери Хорватии, Поэтому ей представлялось целесообразным дать Хорватии определённую автономию, которая до некоторой степени удовлетворила бы национальные стремления хорватов, но в то же время не задевала бы основы экономического и политического господства Венгрии в Хорватии.

Мадьяры представляли собой господствующее меньшинство в Транслейтании. С самого начала своего нового самостоятельного существования правящие классы Венгрии принимали меры к тому, чтобы предотвратить возможность создания блока немадьярских народов, прежде всего славян. Надо заметить, что одновременно с хорвато-венгерским соглашением венгерским парламентом был проведён так называемый закон о национальностях, по которому применение родного языка немадьярам разрешалось лишь в общинах и в ограниченном размере в округах. На деле же национальные меньшинства были лишены даже этих ничтожных прав. Автономия Хорватии, выделение хорватских депутатов в парламенте - всё это должно было помешать объединению славян Транслейтании в их борьбе с венгерским гнётом.

В отличие от чехов, словаков, словенцев хорватский народ не был исключительно "внутренним" народом Австро-Венгрии. Югославянское национальное движение (иллиризм, югославизм) напомнило об общности югославян Австро-Венгрии с югославянами Турции и (что было гораздо опаснее для двуединой монархии) возрождённой Сербии. Для югославян монархии балканский Пьемонт-Сербия - был опасным магнитом. Нужно было противопоставить Белграду какой-то иной, внутриимперский центр притяжения. Таким центром должен был явиться Загреб, где хорватский язык стал языком официальным, где были основаны Югославянская академия, университет, что должно было выгодно контрастировать с Белградом, едва только успевшим избавиться от турецкого гарнизона в цитадели. А если учесть при этом, что для Австро-Венгрии после 1866 г. единственным направлением политической и экономической экспансии оставались Балканы, то станет ясно, какая большая роль отводилась югославянской проблеме в планах австрийских и венгерских правящих кругов и как "своевременна" с этой точки зрения была автономия Хорватии.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

http://library.rs/m/articles/view/ВОЗНИКНОВЕНИЕ-ХОРВАТО-ВЕНГЕРСКОГО-СОГЛАШЕНИЯ-1868-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. РАТНЕР, ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХОРВАТО-ВЕНГЕРСКОГО СОГЛАШЕНИЯ 1868 ГОДА // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 08.12.2017. URL: http://library.rs/m/articles/view/ВОЗНИКНОВЕНИЕ-ХОРВАТО-ВЕНГЕРСКОГО-СОГЛАШЕНИЯ-1868-ГОДА (date of access: 20.06.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. РАТНЕР:

Н. РАТНЕР → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
77 views rating
08.12.2017 (193 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
ИСТОРИКО-СЛАВИСТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ
Catalog: История 
35 days ago · From Serbia Online
БИСТРА ЦВЕТКОВА. ПАМЯТНАЯ БИТВА НАРОДОВ: ЮГО-ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА И ОСМАНСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ. КОНЕЦ XIV - ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XV в.
Catalog: История 
35 days ago · From Serbia Online
С. РАЧЕВ. АНГЛИЯ И ДВИЖЕНИЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ НА БАЛКАНАХ (1940-1945)
Catalog: История 
79 days ago · From Serbia Online
Крах криптовалют определяется тем, что с увеличением количества произведенных «монет» катастрофически растёт цена их производства
Catalog: Экономика 
СЕССИЯ КОМИССИИ ИСТОРИКОВ СССР И СФРЮ
Catalog: История 
105 days ago · From Serbia Online
Рецензии. В. И. ЗЛОБИН. ВТОРОЙ СЪЕЗД РСДРП. ИСТОРИОГРАФИЯ
Catalog: История 
105 days ago · From Serbia Online
И. В. ЧУРКИНА. СЛОВЕНСКОЕ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ В XIX В. И РОССИЯ
Catalog: История 
105 days ago · From Serbia Online
Рецензии. Д. КОВАЧЕВИЧ-КОИЧ. ГОРОДСКИЕ ПОСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОГО БОСНИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА
Catalog: История 
105 days ago · From Serbia Online
Л. ВОРОБЬЕВ. ЛЮБЕК КАРАВЕЛОВ
Catalog: История 
105 days ago · From Serbia Online
М. ИСУСОВ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ БОЛГАРИИ В 1944 - 1948 ГГ.
105 days ago · From Serbia Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХОРВАТО-ВЕНГЕРСКОГО СОГЛАШЕНИЯ 1868 ГОДА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2017, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK