LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-187
Author(s) of the publication: Е.И. КАРЕЕВА

Share this article with friends

Конфликты на Балканах, как показывают события последнего десятилетия, переходят из латентного состояния в активное, сопровождаясь кровавыми междоусобицами, асинхронно чередуются во времени и в пространстве - Словения, Хорватия, Босния и Герцеговина, Косово. Потенциальный очаг следующего многонационального противостояния - Воеводина. Тем не менее представляется существенным выявить, каковы в сложившейся ситуации перспективы цивилизованного, мирного решения проблем национальных меньшинств в этой провинции Югославии. Цель данной статьи - выяснить возможности применения проектов региональной автономии и самоуправления в отношении урегулирования положения национальных меньшинств в Воеводине.

С проблемой обеспечения необходимыми правами национальных меньшинств в современном мире сталкиваются многие государства. И в дискуссиях о правах национальных меньшинств на первый план неизбежно выходит противоречие между принципами самоопределения наций и национальных меньшинств и территориальной целостности государства. Поскольку многие меньшинства сегодня выступают на международной арене как "квази-юридические" субъекты и в качестве международных организаций обретают статус субъектов международного права, правительствам необходимо считаться с этим. Успех решения проблем меньшинств зависит сегодня от выработки эффективных правовых инструментов, гарантирующих права меньшинств на государственном уровне, а отнюдь не от силовых акций. Одним из средств, смягчающих вышеуказанные противоречия и гарантирующих охрану прав национальных меньшинств, становятся различные формы "парциального суверинитета" [1. С. 130], в том числе автономизация.

Воеводина СРЮ представляет собой классический пример многонационального региона, в состав которого входят различные этнические, национальные и лингвистические меньшинства, чье совместное проживание насчитывает столетия. Воеводина включает в себя территории: Срема, Хорватско- Славонской провинции Австро-Венгрии вплоть до 1918 г.; Бачки, являвшейся неотъемлемой частью Венгрии до 1920 г.; западной части Баната, принадлежавшей Венгрии на протяжении столетий.

В настоящий момент население Воеводины насчитывает более 2 млн человек, принадлежащих к двадцати шести различным этническим, национальным и лингвистическим группам. В то время как сербы составляют большинство населения провинции (приблизительно 57%), венгры являются самым многочисленным меньшинством (около 17%). По данным переписи 1991 г., остальные меньшинства


Кареева Елена Игоревна - аспирантка Государственного университета гуманитарных наук РАН.

стр. 38


распределены следующим образом: хорваты - 3,7%, словаки - 3,2%, черногорцы -2,2%, румыны - 1,9%, буевичи - 1,1%, русины - 0,9% и украинцы - 0,24% [2].

До 1918 г. Воеводина входила в состав Венгерского королевства, и венгры составляли относительное большинство ее населения. Первые славяне поселились на территории Воеводины еще в VI в., но с конца IX в. Воеводина начинает заселяться венграми и позднее входит в состав Венгерского королевства, вместе с которым оказывается в 1526-1918 гг. под властью Габсбургской монархии. В XVII и XVIII вв. происходила активная эмиграция сербов с территории подвластной Оттоманской империи Сербии в Воеводину. В 1702 г. на территории сегодняшней Воеводины была основана специальная Военная граница под управлением военной администрации. Военная граница подчинялась непосредственно австрийскому правительству, ее основное население составляли привлеченные на военную службу сербы и хорваты.

Во время революции 1848-1849 гг. народная скупщина ряда комитатов Южной Венгрии, заселенных сербами, провозгласила автономию Воеводины, однако венгерское революционное правительство отказалось ее признать. Используя национальные движения южных славян как противовес венгерскому национализму, имперские власти разрешили образование Сербского автономного округа в Воеводине, причем официальным языком округа являлся немецкий, управлялся округ губернатором, назначаемым австрийскими властями. По Соглашению 1867 г. Воеводина стала составляющей венгерской части дуалистической монархии.

В 1918 г. Воеводина вошла в Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. Югославия). В период второй мировой войны, когда Югославия была оккупирована, часть Воеводины (Срем) была включена в состав Хорватского государства, в то время как Бачка отошла к Венгрии. После победы союзников Югославия была провозглашена федеративным государством; Воеводина вошла в состав новой Югославии на правах автономии.

Статус Воеводины (равно как и Косово) как автономии в составе Республики Сербии СФРЮ предоставлял этому региону сравнительно широкую исполнительную и законодательную независимость от республиканской власти в Белграде. Согласно Конституции 1974 г., субъекты СФРЮ получали статус государств, закреплялась самостоятельность республик и краев, сужались экономические и политические функции государства. Республики становились ответственны за эконономическое и политическое развитие на своей территории, устанавливались равноправные отношения между Республикой Сербией и автономными краями Косово и Воеводина. Национальный плюрализм в Югославии питался самоуправленческой идеей децентрализации политической и экономической власти. Ее суть в том, что власть многомерна - и вертикальна, и горизонтальна, и наряду с федеративными субъектами как формами политической организации, обеспечивающими национальное равноправие, создаются различные виды самоуправленческой и общественной организации как формы новой власти. В Югославии тем самым, по мнению югославских ученых, была сделана попытка создать новый тип федерализма с сильными элементами конфедерации в классическом варианте федеративного устройства [3. С. 57].

В 1980-е годы на фоне обострения экономических и политических отношений в Югославии принципы организации югославской федерации были подвергнуты серьезной критике. Ситуация осложнялась начавшимся в 1981 г; межнациональным кризисом в автономном крае Косово. Выступления албанского населения края за расширение прав автономии и предоставление ей статуса республики усилило напряженность внутри Сербии. В этих условиях югославское политическое руководство пошло на укрепление центральной государственной власти. В ноябре 1988 г. Скупщина СФРЮ приняла 39 поправок к Конституции СФРЮ, которые существенно изменяли статус республик и автономных краев. Последние утрачивали элементы государственности, становились подотчетны республиканским органам Сербии. Сужалась компетенция краевых властей, ибо отныне они могли осуществлять международное сотрудничество только в рамках утвержденной политики СР Сербии. Последовавшие

стр. 39


в октябре 1990 г. изменения Конституции Сербии еще более ограничили автономию краев, сведя их правовой статус к территориальной и культурной автономии и лишив их всех элементов государственности. В настоящий момент Провинциальная ассамблея Воеводины не имеет самостоятельной законодательной функции, ее полномочия ограничиваются внесением предложений и рекомендаций касательно провинциального управления в парламент Республики Сербии [4].

В то же время недавние военные события в соседних с Воеводиной Хорватии и Боснии и Герцеговине способствовали дестабилизации ситуации в регионе. Вызванный распадом социалистической Югославии экономический кризис способствовал дальнейшему ухудшению социально-политической ситуации и снижению уровня жизни в крае. На фоне общей дестабилизации в регионе проблема регулирования прав национальных меньшинств представляется особенно актуальной - большая часть гарантированных сербской Конституцией прав национальных и лингвистических меньшинств в области образования и использования языков национальных меньшинств либо игнорируется, либо выполняется лишь частично [5].

В результате национальной нетерпимости, резкой политической централизации и установления фактической монополии правящей в Сербии Социалистической партии, население Воеводины было лишено реальной возможности влиять на процесс принятия политических решений на региональном уровне. В подобной ситуации восстановление автономии Воеводины видится как возможное решение проблем региона рядом международных организаций (так. Европейский Парламент настоятельно рекомендовал введение автономии Воеводины [статья 11, R 1201]), равно как и населением самого края. В то же время, согласно органу Воеводинского клуба(1) "Глашнику", более 60% населения Воеводины поддерживает идею полной автономии в составе демократической Сербии и, соответственно, Югославии [6].

В этой связи, как представляется, заслуживают пристального внимания появляющиеся в последнее время различные варианты решения проблем этого региона в рамках автономизации. С нашей точки зрения, достаточно интересны Проект самоуправления венгров Воеводины и Предложение по изменению конституционного статуса автономии Воеводины.

Проект самоуправления венгров Воеводины был принят советом Альянса венгров Воеводины(2) в январе 1996 г. Данный документ базируется на декларации ООН от 1992 г. о правах индивидов, принадлежащих к национальным, этническим, религиозным либо лингвистическим меньшинствам, и имеет своей целью юридическое обоснование и практическое регулирование самоорганизации в составе Югославии. Подобная самоорганизация предполагается на основе трех составляющих: уважение и признание равноправия всех существующих на территории Воеводины языков и культур, персональной автономии и территориальной автономии, что подразумевает создание автономного венгерского округа на территориях компактного расселения венгерского национального меньшинства - в Суботице, Враче, Шомборе.

Проект предполагает широкие полномочия Воеводины в области образования и культурной жизни, а также соответствующее финансирование на республиканском уровне. Признание языков меньшинств в качестве официальных подразумевает широкое их использование на уровне самоуправления, гарантии использования в административной деятельности и юридических процедурах, в официальной документации, в


1 Воеводинский клуб представляет собой объединение более чем двадцати политических партий и общественных организаций Воеводины на демократической платформе. Клуб выступает за радикальные изменения в Конституциях Республики Сербской и Югославии, децентрализацию Югославии, демонополизацию политической жизни в стране.

2 Альянс венгров Воеводины - политическая организация венгерского национального меньшинства Воеводины, основанная в 1990 г. на широкой демократической платформе. На первых многопартийных выборах в республиканский парламент в 1990 г. Альянс получил восемь мест, на выборах 1992 г. - 140. тыс. голосов и девять мест в ассамблее Республики Сербии. В настоящий момент Альянс является ведущей политической партией венгерского национального меньшинства в Воеводине.

стр. 40


общественной жизни, в публичных надписях и объявлениях, при публикации официальных газет Югославии и Сербии.

Предусматривается создание сети венгерских школ в тех районах, где венгры составляют значительную часть от общего состава населения. Там же, где основание подобных школ представляется нерациональным, предлагается создать венгерские классы в смешанных школах. При этом все решения, касающиеся непосредственной работы венгерских школ и классов, а также школьной программы, находятся в ведении соответствующих органов и должны быть согласованы с Альянсом венгерских учителей Воеводины.

Проект предусматривает свободное публичное использование этнической символики меньшинств (типа флагов), при этом допускается обязательное параллельное использование соответствующих государственных символов.

В целях обеспечения безопасности жизни и сохранности имущества населения провинции предлагается реструктурирование существующих правоохранительных органов по этническому принципу.

Введение в действие принципа персональной автономии предполагает создание следующих органов: политического совета, совета по образованию, совета по культуре, совета по прессе и совета по науке. Советы создаются таким образом, чтобы охватить все уровни представительной и исполнительной власти - начиная от местных муниципальных комитетов и кончая парламентом Югославии. Финансовой базой деятельности этих советов должны послужить те 17% от общего бюджета края, которые в настоящий момент расходуются на нужды образования, культуры и на научные исследования в Воеводине и которым соответствует доля венгерских налогоплательщиков в бюджете провинции.

Проект также предполагает территориальную самоорганизацию - создание Автономного венгерского края. Этот край останется неотъемлемой составляющей административной структуры Сербии и будет иметь равные с сербскими муниципальными округами права и обязанности. В край войдут все венгерские поселения, а также те районы, где венгры составляют абсолютное большинство. Край получит самостоятельность в области образования, культуры, средств массовой информации, охраны окружающей среды, управления государственными предприятиями и жилищным фондом, здравоохранения и социального обеспечения, использования языков и национальных символов.

Ассамблея и исполнительный комитет составят органы самоуправления края, в компетенцию которых войдет назначение и снятие всех официальных должностных лиц на территории края и координирование кадровой политики с парламентом Сербии.

Таким образом, первая часть данного Проекта, касающаяся использования языков на территории края, политики в области образования и культуры, вполне удовлетворяет насущным требованиям венгерского меньшинства на данный момент, когда главным поводом недовольства венгров Воеводины служат в первую очередь дискриминационная политика назначения на официальные представительские должности и ограничение сферы использования венгерского языка в общественной жизни провинции [2. Р. 22]. Действительно, изменения в статусе края в 1990 г. фактически прекратили действие прежнего принципа пропорционального национального представительства во властных и общественных структурах Воеводины. В результате сегодня налицо значительное снижение числа венгров, занятых на общественной и государственной работах, особенно среди работников судопроизводственной и полицейской сфер. Так как большую часть представителей администрации составляют этнические сербы, использование венгерского языка в делопроизводстве существенно затруднено. Управление школами Воеводины находится под непосредственным контролем правительства Сербии, решения о назначении директоров школ и учителей принимаются при непосредственном одобрении Министерства образования в Белграде. Учебники начальной и средних школ являются переводными изданиями

стр. 41


существующих сербских учебников, в строгом соответствии с единой государственной школьной программой, действующей на территории Республики Сербии. Таким образом, школьная программа не учитывает специфические интересы меньшинств в изучении собственной истории и культуры.

В то же время Проект имеет, на наш взгляд, ряд недоработок и спорных моментов. Так, композиция вышеуказанных советов основывается на этническом критерии, исключение составляет лишь совет по прессе, состоящий из "журналистов, пишущих на венгерском", в то время как члены совета по образованию делегируются кафедрой венгерского языка и литературы Новисадского университета и кафедрой венгерского языка Белградского университета, а также выбираются Ассамблеей венгерских учителей Воеводины. Проект, таким образом, не содержит четкого механизма делегирования кандидатов, не говоря уже о том, что общественная организация (Ассамблея венгерских учителей Воеводины) получает монополию представлять интересы венгерских учителей.

Вопрос практического осуществления властных полномочий и ответственности подобных советов также остается весьма не ясным. Например, из Проекта следует, что совет по культуре координирует свою деятельность с властями Автономного венгерского края. В то время как деятельность совета за пределами Автономного венгерского края видится авторами проекта как, главным образом, принятие решений касательно финансирования работы венгерских культурных учреждений, функции совета на территории Автономного венгерского края и границы его полномочий представляются столь же неясными, как и механизмы предполагаемой координации деятельности совета и властей Автономного венгерского края. Далее, в-Проекте обговаривается необходимость консультации республиканскими властями официальных представителей советов и Автономного венгерского края, однако характер подобных консультаций остается неясным.

Территориальная самоорганизация, представленная в Проекте, также несет в себе ряд спорных моментов. Так, включение в состав Автономного края территорий, где венгры составляют этническое большинство, не решает вопроса появления новых меньшинств уже в составе автономии. Представительство же этих меньшинств в структурах власти и общественной жизни края проектом не обговаривается.

Далее, право распоряжения властей Автономного венгерского края жилищным фондом края на практике будет означать искусственное поддержание прежней, довоенной этнической композиции края и будет направлено против сербских беженцев, значительная часть которых была расселена в Воеводине(3).

Процедура выборов в местные органы власти края также содержит ряд ограничений - так, только граждане, постоянно проживавшие на территории края в 1991 г., имеют право избирать и быть избранными. Понятно, что это ограничение направлено в основном против вновь прибывших сербских переселенцев. Какими бы соображениями ни руководствовались авторы Проекта, подобная дискриминацаия противоречит основным правам человека.

В целом Проект основан на предположении, что проблемы, возникающие в регионе, могут быть разрешены на региональном уровне путем комбинации принципов


3 По данным Комиссии по меньшинствам ООН, более двухсот тысяч (цифры варьируются до трехсот тысяч) сербских беженцев были размещены в Воеводине. Столь значительная миграция сербского населения изменила этническую карту региона, нередко вызывая недовольство местного населения. Так, представители венгерского меньшинства в Воеводине обвиняют центральные власти в намеренной политике "сербизации" края путем расселения беженцев именно в муниципальных округах, где до этого национальные меньшинства составляли большинство, и указывают, что приток мигрантов ухудшил экономическое положение местного населения. В целом как национальные меньшинства провинции, так и проживающие в Воеводине сербы отрицательно относятся к политике расселения беженцев на территории Воеводины. В то время, как озабоченность национальных меньшинств логична, понятна и позиция властей Сербии, так как вполне естественно, что относительно благополучная часть республики также должна нести бремя последствий войны (см. [2. Р. 24]).

стр. 42


персональной и территориальной автономии. Теоретически последняя возможна и продуктивна на территории определенного административного района, население которого этнически однородно и обладает исторически сложившимся самосознанием, отличным от большинства населения страны [7. Р. 20]. Персональный принцип автономии, разработанный в трудах классиков австромарксизма и иногда называемый культурной автономией, представляет собой попытку "детерриторизовать" нацию либо этническую группу и сводит решение национальной проблемы к достижению национального самоуправления в вопросах культуры, школы, языка [8]. Персональная автономия применима безотносительно к тому, составляет ли нация либо этническая группа большинство на определенной территории либо является меньшинством, проживающим дисперсно на территории страны; исходя из персонального принципа, все жители страны определенной национальности составляют автономную организацию, права и обязанности которой юридически закреплены в Конституции государства [8. С. 11.].

В то время как территориальная автономия представляется достаточно эффективной государственно-правовой формой решения национального вопроса, степень ее продуктивности зависит от этнической однородности автономии. Так, в многонациональных районах территориальная автономия может приводить к возникновению новых национальных меньшинств по мере того, как более многочисленные национальные меньшинства обретают статус большинства по отношению к менее многочисленным меньшинствам, против которых они могут проводить дискриминационную и репрессивную политику(4). Культурная автономия не имеет подобных недостатков и более подходит для многонациональных районов, однако практическое ее применение является весьма проблематичным, так как требует изменения структур власти на республиканском и федеративном уровнях.

В этом отношении Предложение по изменению конституционного статуса автономии Воеводины представляет особый интерес, так как, согласно его авторам, автономия Воеводины невозможна без радикальной реформы политической системы страны в целом.

Предложение по изменению конституционного статуса автономии Воеводины было разработано Воеводинским клубом и впоследствии подписано восемью политическими партиями и тринадцатью общественными организациями. Предложение поднимает проблемы демократической децентрализации центральной власти, полицентрической организации Сербии и Югославии, регионализации, возвращения вопросов самоуправления в компетенцию местных властей, демократизации средств массовой информации, признания равноправия всех наций и национальностей, радикальных преобразований в экономике страны, прежде всего проведение приватизации.

Предложение основывается на необходимости предоставления Воеводине широкой административной и политической автономии при условии дальнейшей демократизации Сербии и Югославии. Оно предполагает кардинальную реструктуризацию всех уровней власти, начиная с муниципалитетов и кончая федеральными структурами. Предложение имеет своей целью изменение федеральной и республиканской Конституций таким образом, чтобы они полностью гарантировали равные индивидуальные и коллективные права граждан всех национальностей и обязанность признания и уважения этих прав всеми гражданами федерации.

Необходимо отметить, что признание коллективных прав национальных меньшинств является довольно радикальным требованием с точки зрения международного права. Либеральная традиция, возникшая частично как протест против определения прав и положения в обществе индивида в соответствии с положением, занимаемым им в определенной группе, противопоставляет коллективные права индивидуальным,


4 На это обстоятельство неоднократно указывал А. Эйде, директор Норвежского института по правам человека, специальный докладчик Подкомиссии ООН по защите меньшинств (см. [9]).

стр. 43


полагая, что признание индивидуальных прав гражданина является вполне достаточным для сохранения его национальной идентичности [10]. Однако данная традиция не учитывает различной природы индивидуального и коллективного в обществе, того факта, что некоторые права (право на сохранение национальной идентичности, свобода ассоциаций и т.д.) могут быть осуществлены только как права группы. Более того, чисто гражданские демократические институты, не уделяющие внимания согласованию интересов этнических групп в рамках государств, могут зачастую оказываться дестабилизирующими и небеспристрастными. Принцип равной защиты, гарантированный законом, не может обеспечить стабильности демократического общества, если при этом он способствует укоренению неравенства между национальными группами [11].

Принятый большинством стран и международных организаций компромисс означает теоретически равное признание этих принципов, в то же время ни один международный документ фактически не признает коллективные права меньшинств, апеллируя к "лицам и индивидам, принадлежащим к национальным меньшинствам", речь идет об индивидуальных правах [12-14](5).

Согласно авторам Предложения, полноценная автономия края включает в себя автономию в политической, экономической и международной сферах. Так, предполагается принятие специальной Хартии, которая бы регулировала в общих чертах вопросы экономики, образования, сферы социального и пенсионного обеспечения, экологии, здравоохранения, страхования, культуры, информации, а также вопросы национальной политики и защиты прав национальных меньшинств.

Предложение подразумевает введение широкой автономии. В дополнение к существующим муниципальным судам, предлагается создание департамента Верховного суда Сербии, в ведение которого будут отнесены правовое обеспечение положений Хартии, а также спорные вопросы компетенции судов республики и края.

Предложение предусматривает создание Ассамблеи Автономного края Воеводины, состоящей из Гражданского совета и Совета национальностей, имеющих равные права. При этом Совет национальностей будет сформирован на основе равного представительства всех национальностей, чья доля в составе населения провинции превышает 0,5%. Подобная квота исходит из принципа позитивной дискриминации большинства и утверждения, что мажоритарная демократия вестминстерского типа является несправедливой в полиэтнических обществах, способствуя созданию вечно бесправных меньшинств(6). Предлагается также создать специальный совет муниципалитетов для обеспечения должного самоуправления национальных меньшинств.

Согласно Предложению, край должен также получить право выступать как самостоятельная единица на международном уровне в вопросах, касающихся экономики и культуры.

Экономическая автономия представляется авторам Предложения как независимость Воеводины в выработке стратегии и тактики на макроэкономическом уровне, право принятия решений касательно общественного финансирования и право распоряжаться природными ресурсами.

Таким образом, авторы Предложения, базируясь на основе принципа позитивной дискриминации, рекомендуют регионализацию как эффективное средство решения национальных проблем в многонациональном регионе. В этом отношении Предложение


5 Вместе с тем необходимо отметить, что не свободен от недостатков и механизм групповых прав, структурирующий всю политическую и юридическую сферу в соответствии с национальными принципами. Подобная структуризация обнаруживает тенденцию углубления разрыва между национальными группами. Один из способов баланса был предложен Д. Горовитцем. Суть его сводится к созданию таких избирательных систем, которые заставляли бы политиков искать поддержку различных национальных групп. Например, президентская система может требовать от кандидатов определенный минимум голосов, который они должны получить во всей стране, что исключает возможность победы президента на основе чисто национальной платформы (см. [15]).

6 На этом моменте акцентировал внимание Д. Горовитц (см. [15]).

стр. 44


отвечает наметившейся в последнее время общей тенденции к регионализации государственных образований (причем необязательно многонациональных). Оно частично базируется на Хартии по регионализации, принятой Европарламентом в ноябре 1988 г.: непременное включение регионального статуса в Конституцию страны, экономическая автономия региона, самофинансирование, самоуправление региона и нейтрализация давления государственной администрации, наличие независимого органа, в ведении которого находились бы спорные вопросы компетенции центра и регионов [16].

В целом, в то время как оба документа подразумевают автономию региона, они содержат существенную разницу в подходе к проблеме. Так, Предложение подразумевает региональную (территориальную) автономию в рамках демократического государства и содержит в себе требования радикальных политических преобразований на федеральном уровне. Проект самоуправления в этом отношении гораздо более умерен - он не содержит ни требований, ни необходимости подобных изменений, ограничивается лишь культурной автономией - в компетенцию Автономного венгерского края входят, главным образом, вопросы образования и культуры. В то же время Проект представляет собой конкретный, более или менее разработанный план автономии, который может быть гипотетически введен в действие в ближайшее время, Предложение же лишь намечает главную стратегическую линию дальнейших преобразований. Кроме того, Проект самоорганизации основывается на совмещении двух принципов автономии - территориальном и персональном (культурном), Предложение же предполагает признание индивидуальных и коллективных прав национальных меньшинств в рамках территориальной автономии. Тем не менее, эти два проекта не являются взаимоисключающими. Оба предлагают создание территориальной базы автономии, оба указывают на необходимость создания структур власти, базирующихся на национальном принципе, которые бы работали параллельно с существующими властными структурами. И в данном смысле самоорганизация венгров Воеводины может быть осуществлена в рамках регионализации Воеводины.

Итак, автономия в том или ином виде представляется выходом из создавшейся ситуации политической и экономической нестабильности в регионе. С одной стороны, оба рассматриваемых проекта ведут к децентрализации страны и ослаблению центральной власти, так как несомненно есть известные теоретические противоречия между принципом защиты прав национальных меньшинств на сохранение собственной культурной идентичности и права на самоопределение и принципом территориальной целостности государства. С другой стороны, игнорирование проблем национальных меньшинств в многонациональном регионе лишь усугубит политическую напряженность в нем и тем самым приведет к ослаблению позиций центральной государственной власти. Разумная, четко лимитированная децентрализация при условии защиты прав национальных меньшинств представляется обоснованной в той мере, в какой она не угрожает территориальной целостности государства.

По-видимому, разработка и использование на практике компромиссных форм самоуправления является одним из наиболее продуктивных путей для решения проблемы прав меньшинств. При этом принципы равенства и соблюдение прав как индивидуальных, так и коллективных могут быть осуществлены в реализации адекватных форм автономии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Соколовский С.В. Самоопределение и проблема меньшинства // Этнометодология: проблемы, подходы, концепции. М., 1995. Вып. 11.

2. Rern E. Situation of human rights in the territory of the Former Yugoslavia. Special report on minorities. Commission on Human Rights, Economic and Social Council // UN.E/CN.4., October 1996.

стр. 45


3. Гуськова Е.Ю. Кризис федерации и концепции его преодоления // Югославия в огне. Документы, факты, комментарии (1990-1992). М., 1992.

4. Lutovac Т. National minorities in the FR Yugoslavia // Serbia Bulletin. 1996, September.

5. Korhecs T. Right of national minorities in Vojvidina. Legal norms and practice // Minorities-majorities: case study workshop. Budapest, 1997.

6. Глашник. Субботица, 1996.

7. State and nationalism in multi-ethnic societies. Manchester, 1992.

8. Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия. М., 1923.

9. Eide A. Second report on minorities rights // UN. 4/2/1992/37.

10. Kymlicka W. Multicultural citizenship: a liberal theory of minority rights. Oxford, 1995.

11. Jaksic В. Interculturality in multiethnic societies. Beograd, 1995.

12. Council of Europe 1992. European charter for regional or minority languages. Strasbourg, 1992.

13. Council of Europe 1995. Framework convention for the protection of national minorities and explanatory report. Strasbourg, 1994.

14. International Helsinki federation for human rights 1997. Annual report 1997 Human rights developments // http://helsinki.opennet.org/eizv3.htm, 1997.

15. Horovits D. Ethnic groups in conflict. California, 1985.

16. Регионализация в Европе: значение и перспективы дальнейшего развития. Совет Европы. Страсбург, 1994.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/АВТОНОМИЯ-ВОЕВОДИНЫ-ПОИСК-ВОЗМОЖНЫХ-РЕШЕНИЙ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е.И. КАРЕЕВА, АВТОНОМИЯ ВОЕВОДИНЫ - ПОИСК ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 20.01.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/АВТОНОМИЯ-ВОЕВОДИНЫ-ПОИСК-ВОЗМОЖНЫХ-РЕШЕНИЙ (date of access: 30.06.2022).

Publication author(s) - Е.И. КАРЕЕВА:

Е.И. КАРЕЕВА → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
88 views rating
20.01.2022 (160 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КОСОВСКИЙ КРИЗИС И НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ
2 days ago · From Serbia Online
Русские о Сербии и сербах. Т. 1: Письма, статьи, мемуары
2 days ago · From Serbia Online
ПАМЯТИ МОМЧИЛО БОГДАНОВИЧА ЕШИЧА (1921-2007)
Catalog: История 
2 days ago · From Serbia Online
ЮГОСЛАВЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЕВРОПЕ В 1917-1918 годах СЕРБСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Catalog: История 
3 days ago · From Serbia Online
"ХОРВАТСКАЯ ВЕСНА" И СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА РУБЕЖЕ 1960 - 1970-х годов
Catalog: История 
7 days ago · From Serbia Online
ПОПЫТКА ЛУЖИЦКИХ СЕРБОВ ВЫЙТИ ИЗ СОСТАВА ГЕРМАНИИ В 1945 - 1946 ГОДАХ
Catalog: История 
60 days ago · From Serbia Online
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА И КОСОВСКИЙ КРИЗИС
60 days ago · From Serbia Online
М. ЙОВАНОВИЧ. РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ НА БАЛКАНАХ 1920 - 1940
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
БЕЛОЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ. 1918 - 1941
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
СЕРБИЯ, ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ И СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКЕ В 1914 - 1916 годах
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
АВТОНОМИЯ ВОЕВОДИНЫ - ПОИСК ВОЗМОЖНЫХ РЕШЕНИЙ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones