LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-282

Share this article with friends

На основании неизвестных ранее документов из АВПРИ, РГАДА и РГВИА представлен новый взгляд на одну из страниц в истории русско-сербских связей XVIII в., связанных с переселением в Россию австрийских сербов, деятельностью генерала Ивана Хорвата и историей основанной им на Украине Новой Сербии.

On the basis of recently discovered documents from the Archives of Foreign Policy of the Russian Empire, the Russian State Archives of Ancient Acts and the Russian State Military History Archives, the article presents a new look on one page in the history of Russian-Serbian relations in the eighteenth century, connected with migrations of the Austrian Serbs into the Russian Empire, activities of General Ivan Horvath and the history of the New Serbia settlement in the Ukraine, which he founded.

Ключевые слова: русско-сербские связи, Иван Хорват, Новая Сербия, Екатерина II, XVIII век.

Имя Ивана Хорвата довольно хорошо известно в исторической литературе. Сведения о нем можно почерпнуть из мемуаров княгини Екатерины Дашковой [1] и Симеона Пишчевича [2], имеется около двух десятков опубликованных документов [3]. В "Русском биографическом словаре" его жизнеописанию отведено почетных полторы страницы [4]. О Хорвате писали С. М. Соловьев [5], А. Скальковский [6], Н. А. Попов [7], В. И. Григорович [8], М. Костич [9], а также современные историки А. П. Бажова [10], В. М. Хевролина [11] и др.

Весь этот комплекс источников и исторических сочинений создает довольно противоречивую картину. С одной стороны, практически все авторы отмечают негативные личные качества Ивана Хорвата и его многочисленные злоупотребления, но с другой стороны, возглавленное им переселение сербов из Австрии в Россию рассматривается как одна из самых ярких страниц в русско-сербских отношениях XVIII в., его имя вписывается в летопись "славных подвигов воинов наших" [8. С. 3], а созданная им Новая Сербия и другие сербские поселения на Украине представляются как "живая стена храброго воинства" [6. С. 59], которая укрепила южные рубежи Российской империи.

Между тем опубликованные документы и факты - это лишь малая часть того материала, который имеется в отечественных архивах. В РГАДА, АВПРИ и РГВИА хранится несколько тысяч листов документов, в которых Иван Хорват - главное действующее лицо. Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы дополнить то,


Костяшов Юрий Владимирович - д-р ист. наук, профессор Балтийского федерального университета им. И. Канта (г. Калининград).

стр. 34

что уже известно о Хорвате новыми фактами и попытаться на их основе дать новую оценку как ему самому, так и тому делу, которому он служил.

Как известно, к середине XVIII в. в России уже сложилась традиция принимать на русскую службу единоверных сербов из Турции и Австрии. Среди самих сербов имелись весьма преувеличенные ожидания насчет устройства своей судьбы в России. Русским дипломатам не раз приходилось опровергать упорно ходившие на Балканах слухи о том, что якобы согласно грамоте Петра I всякий доброволец по приезде в Россию будет награжден чином полковника. В действительности, в царском указе 1723 г. такое "обнадеживание" обещалось только тем, кто "соберет и приведет в службу [...] целый полк, и тому дастся над тем полком чин полковничий" [12. Оп. 6. Д. 4714. Л. 107].

Имя Ивана Хорвата впервые появилось в реляции посла в Вене Михаила Бестужева-Рюмина Елизавете Петровне 22 мая 1751 г., написавшего о тайном визите граничарского1 полковника Ивана Хорвата, который изъявил желание вступить в русскую службу вместе с другими сербами. Предложение Хорвата выглядело крайне заманчиво: он брался "привести с собой целый гусарский полк в 1000 человек", которых обещал всех за свой счет снабдить полным мундиром, амуницией и лошадьми и в дороге содержать, "не требуя за то ни малейшего себе награждения". Еще две тысячи человек он готов вывести из Австрии за отдельную плату. Впрочем, одно условие было высказано: для себя он запросил чин генерал-майора, пожизненное командование полком, которое после него должно перейти к его детям [3. С. 140].

Вскоре последовал рескрипт царицы, в котором все условия принимались, Хорвату и его спутникам назначалось следовать в Киев [3. С. 144 - 145]. Хорват, по словам посла Бестужева, выслушал эту новость "с неописанною радостию" и заверил, что вскоре намерен отправиться в путь, правда, речь шла уже не о тысяче гусарах, а о 500 - 600 человек вместе с женами и детьми, а остальных людей он "стараться станет получать исподволь" [14. Д. 6. Л. 59 - 60].

Между тем волнения киевского генерал-губернатора М. И. Леонтьева о том, как встретить и разместить такое большое количество людей, были преждевременными. 10 октября 1751 г. в Киев прибыла первая колонна во главе с Хорватом, в которой находилось всего 77 военных. В течение месяца подтянулось еще несколько мелких групп добровольцев. В литературе часто приводится цифра - 276 сербов, которые прибыли с Хорватом [3. С. 147], однако при этом не расшифровывается, что только 107 из них были военными, а большинство составляли домочадцы и слуги [14. Д. 6. Л. 71 - 75, 89 - 93].

Сразу же по прибытии в Киев Хорват стал жаловаться генерал-губернатору М. И. Леонтьеву, как он поиздержался в пути и потребовал для себя и своих спутников выплаты годового жалованья вперед и еще двух тысяч рублей в качестве малой компенсации понесенных расходов. Свободных денег у Леонтьева не было, и чтобы не допустить до скандала, Хорвату отдали деньги, которые предназначались "на ремонт фортификации". Последний между тем заявил, что желает без промедления ехать ко двору и потребовал выдать ему и свите паспорта и снабдить десятью подводами, в чем ему также не было отказано2.

В Петербурге Хорват и сопровождавшие его офицеры произвели настоящий фурор. Новоиспеченный генерал представил новый "прожект", поразивший воображение Елизаветы Петровны. Он брался сформировать из сербов уже четыре полка численностью в 10 тыс. человек, понастроить на Украине крепости, завести ремесла и оживить торговлю. Царица пожаловала его генерал-майорским чином и


1 О граничарах в Австрии см.: [13].

2 См.: донесения М. И. Леонтьева в Коллегию иностранных дел (КИД) от 25 и 26 октября 1751 г. [14. Д. 6. Л. 79об. -81].

стр. 35

распорядилась выдать генералу и его свите 6 тыс. руб. "в подарок" и еще 10 тыс. годового жалованья. На совместном заседании Сената и Военной коллегии все проекты Хорвата были одобрены. 11 января 1752 г. последовал указ об учреждении на Украине Новой Сербии, под которую отводились огромные пространства земли по правому берегу Днепра. Впоследствии ее территория увеличивалась и составила около 1,5 млн. десятин. Иван Хорват также добился получения генеральной привилегии, которая фактически делала его единственным и полновластным хозяином в Новой Сербии [14. Д. 6. Л. 126, 129об. -131об., 143 - 146, 156; 15. Т. 13. С. 552 - 558, 570 - 577, 581 - 584, 598 - 605, 624 - 626, 654 - 655 и др.]. Естественно, что Хорват вернулся на Украину триумфатором.

Начав с заверений, что ему не нужно ни малейшего вознаграждения, новоиспеченный генерал очень быстро освоил несколько безотказно действовавших способов опустошения российской казны. Едва ли не каждый год он рапортовал в Санкт-Петербург, что из-за границы "выведено его коштом и обмундировано амуницией до 1000 человек", на которых требовал государственное содержание. Последующие проверки показали, что все эти цифры были вымышленными: в один год "оказалось же, что в службу годных было 56 человек", в другой, что "солгано и вовсе не бывало" [16. Д. 370. Л. 76об.]. Хорвату пришлось "сманывать" в свою команду людей "породы малороссийской", выдавая их за сербов, и эти "нововписные сербы" были элементом весьма беспокойным, "готовым на всякие шалости" [17. С. 509].

Во-вторых, с завидной регулярностью Хорват выдвигал разнообразные дорогостоящие "прожекты". Так, он сообщил о строительстве в Новой Сербии грандиозных укреплений "до трехсот верст стеною" с шанцами и редутами, из-за которых он якобы "всего имущества своего лишился" [16. Д. 370. Л. 84]. В другой раз он затеял "из собственного его кошту построить монастырь каменной во имя Николая Чудотворца" и добился от Сената ежегодной субсидии в тысячу рублей на церковные нужды. Монастырь так и не был построен, но через несколько лет он стал требовать деньги на "возведение каменной соборной церкви" [18. Л. 403, 410 - 411, 417 - 420, 444об.].

Вследствие этих и других махинаций личное состояние Хорвата, произведенного в генерал-лейтенанты (1755), а затем в генерал-поручики (1759), росло как на дрожжах. На свободные деньги он скупал земли и крестьян в центральной части империи, в основном под Смоленском и в Белгородской губернии. Под конец карьеры за ним числилось 4313 душ крепостных мужского пола [16. Д. 370. Л. 6]. И это без учета Новой Сербии, которую, как сказано в одной на него жалобе, Хорват "щитал своею собственною деревнею" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 109].

С первых же дней пребывания Ивана Хорвата и его воинства на Украине в Петербург шел поток жалоб на сербов. С самого начала не заладились их отношения с местным населением, которое вынуждено было нести дополнительную постойную повинность. Чтобы пресечь возникавшие конфликты, по требованию генерал-губернатора была разослана по всем цехам и сотням инструкция, чтобы обыватели обходились с сербами "по единоверию дружелюбно и ласково, а не грубиянски". Киевский магистрат, со своей стороны, непрестанно слал в Сенат ходатайства об освобождении города от беспокойных квартирантов и даже снарядил в Петербург особую депутацию, которая представила в КИД целый реестр жалоб на воинов Хорвата, от которых город "поносит всякия нужды, разорения, пакости и крайнее поругание" [17. С. 505 - 511].

Начались раздоры между сербскими командирами, в частности между Хорватом и основавшими в следующем году по соседству с ним Славяно-Сербию генералами И. Шевичем и Р. Прерадовичем. Последний жаловался в КИД, что вербовщики Хорвата переманивают его людей, а в Австрии ведут себя крайне неосмотрительно и только портят дело. Новосербских стражей, кроме того, обвиня-

стр. 36

ли, что за взятки они могут пропустить в Россию кого угодно. Затяжной конфликт случился у Хорвата и с черногорскими переселенцами, оказавшимися в Новой Сербии на положении людей второго сорта. Далматинский епископ Симеон Кончаревич писал в Сенат и в Синод, что Хорват, воспользовавшись его "незнанием здешних порятков и российского языка", обольстил его и обманом принудил подписать кабальный договор [3. С. 248 - 249]. С хозяином Новой Сербии насмерть рассорилось семейство Юлинцев. Будущему автору первой печатной сербской истории Павлу Юлинцу вместе с отцом пришлось тайно бежать из Новой Сербии в Петербург, оставив у Хорвата все свои документы и имущество (см. [19]).

Казачьи предводители обвиняли генерала в том, что от его действий все соседствующие с Новой Сербией поселения пришли в разорение, что посланные им люди "на наших лугах выкашивают траву", "разгоняют слобожан и разбрасывают их строения", грозятся "обратить в пепел их деревни". Жалобы шли и из соседней Речи Посполитой, жители которой страдали от набегов хорватских отрядов, грабивших польские поселения, убивавших обывателей, вырубавших леса (в одной жалобе говорилось, что "вся Новая Сербия из их лесов поселилась") [20. Д. 1. Л. 3 - 15]. Сенат, в конце концов, вынужден был в феврале 1761 г. указать Хорвату, что "могут от того воспоследовать весьма худые следствия и замешательства на границе, кои наконец и поправить трудно и дорого будет". В решении Сената далее говорилось, что поскольку дело о границе "до него, Хорвата, и Новой Сербии ни мало не касается, то ему в оное напрасно и вмешиваться не надлежит", а должно "старание прилагать наипаче о установлении на границе между обывателями обеих сторон всякого спокойствия" [21. Т. 12. С. 10 - 11].

Жаловались собственные подчиненные Хорвата на произвол, унижения, немилосердные расправы с неугодными с отрезанием ушей, вырыванием ноздрей, "поставлением знаков" (клеймением), битьем кнутом и батогами до смерти. Поселенцев он нещадно эксплуатировал и "в свои работы употреблял без всякой заплаты", рядовых держал впроголодь, задерживал жалование, непокорных офицеров "бил саблею по щекам" и подвергал разорению, всех жалобщиков объявлял изменниками [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 162 - 163 об].

Недовольство Хорватом высказывали сенаторы и некоторые высшие армейские чины3. Прежде всего, сомнительной выглядела военная польза от Новой Сербии. Когда началась Семилетняя война и от Хорвата потребовали выставить тысячу гусар, оказалось, что выполнить этот приказ он не в состоянии. У его гусар не было в достаточном количестве оружия и амуниции, многие даже не имели мундира и обуви; не было знамен, трубачей, походной церкви; выяснилось, что и на войну сербы идти не очень расположены. Чтобы избежать скандала, канцелярия Хорвата в Миргороде стала буквально заваливать все столичные инстанции письмами о чрезвычайной угрозе южным границам империи одновременно со стороны турецкого султана, гайдамаков, нагайских татар и трех крымских ханов, которые якобы уже выступили в поход. Хорват требовал денег и прибавки ему еще пяти полков и был столь настойчив и убедителен, что таки добился отправки в Новую Сербию двух дополнительных полков [21. Т. 10. С. 49, 58, 78, 100, 104, 143 - 144, 383, 410, 422, 460, 493 - 494, 526 - 527, 558 - 559, 582 - 583]. Впрочем, это не помешало ему позже, в письме Екатерине II, без зазрения совести утверждать, что он "с начала войны с Пруссиею до двух тысяч человек к армии исправных людей отправил" [20. Д. 1.Л. 6].

Как же удавалось Ивану Хорвату в течение целого десятилетия вводить в заблуждение правительство и противостоять настоящей лавине жалоб?


3 В Сенат и Военную коллегию, в частности, обращались князь Я. П. Шаховской и генерал-фельдмаршал А. П. Бестужев-Рюмин, требуя сатисфакции за ложный и оскорбительный для них донос и "поносительные слова, касающие к повреждению их чести" [21. Т. 15. С. 603 - 607].

стр. 37

Главный секрет непотопляемости генерала заключался в том, что, как сказал генерал А. П. Мельгунов, "Хорват на подарки, как известно, не скуп" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 101]. И это была истинная правда! Сам генерал вел подробный учет презентам и не постеснялся в свое оправдание предъявить Екатерине II подробную ведомость, где среди взяткополучателей значились два канцлера, три фельдмаршала, генерал-прокурор, президенты иностранной и военной коллегий и еще десятки других имен высших российских сановников, а также их жены и домочадцы. Суммы фигурировали внушительные: от 100 - 200 до 3 - 5 тыс. червонцев, а кроме того, он преподносил своим благодетелям и заступникам мешочки с золотом, лошадей, скот, штуки парчи, сафьяны, венгерское вино бочками, мешки кофе и пр. [20. Д. 1. Л. 6об. -8, 46 - 46об.; 16. Д. 10. Л. 228об.].

Первый раз следствие по злоупотреблениям Хорвата было начато еще при жизни Елизаветы Петровны. Его обвинили в "фальшивых рапортах" о состоянии Новой Сербии и в растрате "знатных сумм денег" без надлежащих документов. Дело рассматривалось на собрании Сената 10 мая 1760 г., все критики Хорвата были посрамлены, а обвинения в его адрес названы "облыжными". Жалобы главного обличителя - коменданта крепости св. Елизаветы бригадира Муравьева в постановлении Сената были названы "весьма непорядочными и крайне предосудительными поступками", а сам он был отрешен от комендантской должности. Посланному на его место действительному тайному советнику Толстому велено было с Хорватом "согласие иметь", "не чиня ни малейших ссор и излишних переписок" [21. Т. 11. С. 367 - 371]. Более того, все поселения при крепости позже велено было отдать в команду Хорвату, так что от проведенного разбирательства последний еще и выиграл [20. Д. 1. Л. 97 - 97об.].

Второй раз расследование велось при Петре III. Государь направил в Новую Сербию "иншпектором" полковника Спичинского, к которому по приезде, как рассказывает в своих мемуарах Симеон Пишчевич, стали многие офицеры подавать на Хорвата доносы "о похищении казны" и причиненных им обидах. Полковник потребовал от генерала предъявления "обо всем подлежащих щетов и об отпускаемых на Новую Сербию денег ведомости". Однако и на сей раз Хорвату повезло: неожиданная смена на престоле приостановила следствие [2. С. 439 - 441].

Всерьез за сербского генерала взялись уже после воцарения Екатерины Алексеевны. Исследованием жалоб на Хорвата занималась особая комиссия в составе генерал-аншефа И. Ф. Глебова (председатель), генерал-поручиков П. С. Мещерского, А. П. Мельгунова и белгородского воеводы В. Нарышкина, получившая недвусмысленные инструкции довести дело до конца [21. Т. 12. С. 175 - 177]. О причине этой немилости, этого неожиданного поворота в судьбе Хорвата говорится в устном предании, которое было обнародовано Петром Бартеневым. Оно гласит, что когда до Хорвата дошло известие о случившемся в Петербурге перевороте, он "в простоте своего славянского сердца немедленно объявил, что вместе со своими сербскими дружинами пойдет на помощь к низвергнутому якобы императору Петру" [22. С. 355]. На сей раз интуиция подвела этого чрезвычайно изворотливого человека. Он сразу попал в опалу и был взят под стражу.

Поначалу казалось, что и на этот раз ему удастся выйти сухим из воды. Известно даже напутствие Екатерины членам следственной комиссии, чтоб "ево без нужды не обижали б" [22. С. 356]. Хорват же действовал проверенным способом. Его канцелярия день и ночь строчила доносы на всю комиссию и на каждого члена в отдельности, а также на всех прочих жалобщиков, в ход шли подкуп, шантаж. Членов комиссии он "начал стращать, что ожидает скорого указу о взятии комиссии в Петербург". В своих многочисленных письмах в столицу Хорват упирал на свои заслуги и не уставал задаваться вопросом: "И что подумают за границею о таковых поступках з генералитетом, столь заслуженным как я?" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 62об., 108об.].

стр. 38

Однако на сей раз все эти способы защиты не сработали. Члены комиссии сумели найти им противоядие. В донесениях царице они писали, что "Хорват со всем своим богатством не в состоянии был их купить", и недвусмысленно намекали на непочтительное отношение фигуранта к самой императрице. Так, в "Записке" генерал-майора Нарышкина от 4 июня 1763 г. пересказывались речи Хорвата, в которых он выражал недоверие комиссии, действующей якобы против воли царицы. При этом он заявлял, что знает о настоящем ее указе "и видел, стояв за стулом у Ея величества, когда тот указ она писать изволила, и написав, объявила: вот, не боися, мы тебя не велели ничем огорчать". Екатерина, которая внимательно читала все донесения, была оскорблена такой фамильярностью и на полях рапорта Нарышкина написала со свойственными ей ошибками: "Никогда Хорват за маим стулом не стаявал" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 62 - 63]. Уже 11 июня последовал именной указ Сенату об отрешении Хорвата от Новосербского корпуса и всего тамошнего поселения [15. Т. 16. С. 297 - 299].

Следствие продолжалось около полутора лет. Члены комиссии жаловались, что Хорват всячески его затягивает, "на вопросные пункты медленно ответствует и пишет сверх требуемого много излишнего и совсем неподлежащее, к одному только затмению" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 61об.]. На то пришел специальный указ императрицы, в котором было "велено ему, Хорвату, чтоб он ответы свои подавал в комиссию немедленно, а неподлежащего б отнюдь не писал" [12. Оп. 6. Кн. 1.Д. 4.Л. 80].

Обвинения в злоупотреблениях подтвердились по всем статьям. В ходе следствия в декабре 1763 г. была проведена перепись всего населения Новой Сербии, в которой проживало всего 50 028 человек. Оказалось, что сербов среди них было всего 1 857 чел. или 3,7% [16. Д. 370. Л. 6 - 7]. И это всех, включая не только военных поселенцев, но и женщин, стариков и детей. При этом среди рядовых и офицеров оказалось большое число "неспособных к службе за старостою, дряхлостию, слепотою от рождения и глухотою, малоумием и малолетством". Среди малолетних значились и три подполковника - 14, 13 и 11 лет. Это были, разумеется, сыновья Хорвата - Антон, Осип и Иван [23. Д. 221. Л. 279 - 281, 426 - 431, 460 - 463].

Вся деятельность Хорвата была оценена исключительно негативно, а он сам характеризовался следующими словами: "хитрой, дерзкой, предприимчивой, нечеловеколюбивой"; в Новой Сербии ведет себя так, "как будто в самовластное его правление все отдано было и как бы ни за что ответ давать не должен" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 83об., 101об.]. Следствие установило, что Новой Сербией "от начала до ныне уже было употреблено из государственной казны до 700 000 рублей". Расходы эти были признаны совершенно неэффективными и чрезмерными ("казне в тягость"). 22 марта 1764 г. Екатерина II высочайше утвердила доклад Н. И. и П. И. Паниных "О именовании Новосербского селения Новороссийскою губерниею)" [15. Т. 16. С. 657 - 667].

В обвинительном заключении, которое было представлено императрице в докладе сенатора Н. И. Панина и генерала А. П. Мельгунова 1 мая 1764 г., преступления Хорвата были изложены в 16 пунктах, главными из которых были: употребление казенных средств "в противныя указам расходы", присвоение жалования офицеров и солдат, незаконные поборы и подача Сенату "ложных рапортов о числе людей, через что и получал чины своим малолетним сыновьям". По этим пунктам только доказанные суммы хищений составили 124 613 руб. 1/4 коп. [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 162 - 163об.]. В докладе предлагалось взять недвижимое имущество Хорвата "в казенное смотрение", "его деньги, серебряную и золотую посуду, бриллиантовые вещи, скот, лошадей, конские уборы, ружья, мельницы и лавки - описать и продать с публичного торгу", а детей со службы уволить. На докладе

стр. 39

царица собственноручно написала: "По сему исполнить Военной коллегии" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 164 - 166].

Для вынесения приговора императрица учредила специальный военный суд, который под председательством генерала Олица заседал в крепости Св. Елизаветы, где и следствие проводилось. Суд постановил: "[...] учинить ему, Хорвату, смертную казнь - повесить, а деревни ево все описать на Ея императорское величество". По именному указу от 1 декабря 1764 г. Екатерина II освободила Хорвата от смертной казни и повелела "жить ему неисходно на Вологде под воеводским присмотром" и впредь воздерживаться "от всяких продерзостей, опасаясь в противном случае нашего тяжчайшего гнева" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 4. Л. 166об. -167об.].

Все биографы Хорвата сообщают, что он и умер в вологодской ссылке в 1780 г. [4. С. 413]. Однако в действительности Хорват был прощен императрицей. Сначала, 5 августа 1773 г., по высочайшему указу все его имения были отданы в управление жене Магдалине Ивановне и детям [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 5. Л. 192об.]. Через два года, 3 декабря 1775 г., Екатерина издала указ, по которому "велено оному генерал-поручику возвратить чины и достоинства жить в его деревнях" [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 5. Л. 193]. В 1776 г. восстановленный в звании генерал-поручика Хорват вернулся в свои имения. Вплоть до своей смерти в 1780 г. он свято следовал напутствию царицы "воздерживаться от продерзостей", в большой политике не участвовал, разве что увлекся судебными тяжбами со своими соседями [12. Оп. 6. Кн. 1. Д. 5. Л. 188 - 190об., 201].

Дети Хорвата в 1775 г. были восстановлены на военной службе в прежних званиях. За них ходатайствовали видные люди государства - Г. А. Потемкин, П. А. Румянцев, П. М. Голицын [23. Д. 221. Л. 415 - 416, 426 - 427, 460 - 463]. Двое из них дослужились до генеральского чина. Помимо немалого числа генералов и офицеров, среди потомков Хорвата были: губернатор, камер-юнкер, статские советники, губернские предводители дворянства, профессора университета и врачи. В отечественной истории не остался незамеченным и последний известный представитель этой фамилии, праправнук Ивана Хорвата генерал-лейтенант Дмитрий Леонидович Хорват (1858 - 1937), который летом 1918 г. объявил себя "временным верховным российским правителем", а затем был уполномоченным А. В. Колчака по Дальнему Востоку.

Деятельность Ивана Хорвата и его следственное дело интересны не только в контексте истории отечественного казнокрадства, но и тем, что позволяют определить реальные масштабы сербской переселенческой акции середины XVIII в., более трезво взглянуть на истинные мотивы граничар, которые стремились в единоверную Россию отнюдь не из-за мнимых религиозных гонений и других притеснений в Австрии. О них откровенно поведал в реляции в октябре 1763 г. российский посол в Вене князь Д. М. Голицын: "Всяк же, кто ни является, требует денег, а без того ни одного охотника к выходу в Россию не сыскивается" [14. Оп. 6.Д. 415. Л. 2об.].

Вместе с тем нельзя не отметить, что хотя сербско-русские отношения той поры не были лишены корысти и расчета, причем с обеих сторон, все равно для утратившего государственность и разделенного границами народа сама возможность обратиться к великой православной державе за помощью и покровительством, на худой конец, перейти в российское подданство, была ощутимой поддержкой, ибо давала сербам своего рода точку опоры в быстро меняющемся и зачастую враждебном мире.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Дашкова Е. Р. Записки. М., 1987.

2. Известие о похождении Симеона Степановича Пишчевича. 1731 - 1785. М., 1884.

3. Политические и культурные отношения России с югославянскими землями в XVIII в. М., 1984.

стр. 40

4. Русский биографический словарь. СПб., 1901. Т. 21.

5. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1993 - 1994. Кн. 12 - 13.

6. Скальковский А. Хронологическое обозрение истории Новороссийского края. 1730 - 1823. Одесса, 1836. Ч. 1.

7. Попов Н. А. Военные поселения сербов в Австрии и России // Вестник Европы. 1870. Т. 3. С. 584 - 614.

8. Григорович В. И. Об участии сербов в наших общественных отношениях. Одесса, 1876.

9. Костиh М. Српска насельа у Русиjи: Нова Србиjа и Славеносрбиjа // Српски етнографски зборник. Београд, 1923. Кнь. 14.

10. Бажова А. П. Русско-югославянские отношения во второй половине XVIII в. М., 1982.

11. Хевролина В. М. Из истории создания и боевой деятельности сербских воинских формирований в России в первой половине XVIII века // Дугословенске землье и Русиjа у XVIII веку. Београд, 1986.

12. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Ф. 2. Внутренние коллежские дела.

13. Костяшов Ю. В. Сербские граничары // Вопросы истории. 1997. N 5.

14. АВПРИ. Ф. 32. Сношения России с Австрией. Оп. 1.

15. Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830 - 1842. Т. 13 - 16.

16. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 10. Кабинет Екатерины II. Оп. 3.

17. Сербы в Киеве // Киевская старина. 1885. N 7.

18. РГАДА. Ф. 248. Сенат и его учреждения. Кн. 3344.

19. Костяшов Ю. В. Неизвестные страницы жизни сербского просветителя XVIII в. Павла Юлинца // Вестник МГУ. Серия: История. 1994. N 6.

20. АВПРИ. Ф. 86. Сношения России с Сербией и Славонией. Оп. 1.

21. Сенатский архив. СПб., 1903 - 1913. Т. 10 - 15.

22. Осьмнадцатый век. М., 1868. Кн. 3.

23. Российский государственный военно-исторический архив. Ф. 10. Гусарское повытье Канцелярии Военной коллегии. Оп. 1/74.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/ГЕНЕРАЛ-ИВАН-ХОРВАТ-СЕРБСКИЙ-АВАНТЮРИСТ-НА-РУССКОЙ-СЛУЖБЕ-вторая-половина-XVIII-века

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. В. КОСТЯШОВ, ГЕНЕРАЛ ИВАН ХОРВАТ - СЕРБСКИЙ АВАНТЮРИСТ НА РУССКОЙ СЛУЖБЕ (вторая половина XVIII века) // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 27.07.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/ГЕНЕРАЛ-ИВАН-ХОРВАТ-СЕРБСКИЙ-АВАНТЮРИСТ-НА-РУССКОЙ-СЛУЖБЕ-вторая-половина-XVIII-века (date of access: 14.08.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. В. КОСТЯШОВ:

Ю. В. КОСТЯШОВ → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
46 views rating
27.07.2022 (18 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПАМЯТИ ДВУХ СЕРБОЛУЖИЦКИХ УЧЕНЫХ. ПАВЕЛ НОВОТНЫ (1912-2010). МАРТИН КАСПЕР (1929-2011)
2 days ago · From Serbia Online
Сага за балканската война. Дневник на свещеник Иван Дочев
4 days ago · From Serbia Online
Spomenica Valtazara Bogisica о stogodisnjici smrti, 24. apr. 2008. godine
5 days ago · From Serbia Online
О. О. МИКИТЕНКО. Балканослов'янський текст поховального оплакування: прагматика, семантика, етнопоетика
Catalog: Филология 
5 days ago · From Serbia Online
СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ПЕЙОРАТИВНОСТИ В СЛОВЕНСКОМ И СЕРБСКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ НАЗВАНИЙ ЛИЦ)
5 days ago · From Serbia Online
ПАРАИСТОРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В РОМАНЕ МИЛОРАДА ПАВИЧА "ХАЗАРСКИЙ СЛОВАРЬ"
7 days ago · From Serbia Online
К. В. НИКИФОРОВ. Сербия на Балканах. XX век
Catalog: История 
8 days ago · From Serbia Online
О ПОПЫТКЕ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВА В ХОРВАТИИ КОНЦА XIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIV века
10 days ago · From Serbia Online
ТАЙНА ОПЕРАЦИИ "ПРОРЫВ". КАК ГОТОВИЛСЯ Э. ХОДЖА К "ХАОСУ ПОСЛЕ ТИТО"
10 days ago · From Serbia Online
КОНФЕРЕНЦИЯ "ОБРАЗ РОССИИ НА БАЛКАНАХ"
13 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ГЕНЕРАЛ ИВАН ХОРВАТ - СЕРБСКИЙ АВАНТЮРИСТ НА РУССКОЙ СЛУЖБЕ (вторая половина XVIII века)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones