LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-205
Author(s) of the publication: ИСАЕВА О. Н.

Share this article with friends

В данном сообщении рассматриваются сложные этнонациональные и этнополитические процессы, происходившие в Македонии в начале XX в. и прямо или косвенно повлиявшие на процесс формирования македонской нации. Основными источниками послужили донесения русских консулов, хранящиеся в Архиве внешней политики Российской империи (АВПРИ). В их обстоятельных отчетах, статистических выкладках и аналитических записках представлена вся хроника местной жизни, подмечены важнейшие особенности македонской действительности. Свидетельства российских консулов, подолгу служивших в Македонии и хорошо знавших язык и жизнь ее населения, позволяют лучше понять один из наиболее важных периодов в истории македонского народа.

Как известно, после подавления Илинденского восстания осенью 1903 г. Македония находилась в бедственном положении: более двухсот сел было сожжено, число убитых достигло почти девяти тысяч, более тридцати тысяч человек превратились в беженцев и эмигрантов. За умиротворение этих турецких владений взялись Россия и Австро-Венгрия как две наиболее заинтересованные в балканских делах державы. Они разработали программу реформ по установлению административно-финансового контроля над Косовским, Монастырским и Салоникским вилайетами, которые обычно обозначались общим названием Македония.

В качестве одной из мер по нормализации положения в Македонии Россия и Австро-Венгрия предложили провести в указанных трех вилайетах административно-территориальную реформу с учетом расселения национальностей. Дословно речь шла о "территориальном разграничении административных единиц в видах более правильной группировки народностей", что по сути означало намерение держав заменить наднациональное устройство вилайетов национальным. Это предложение Петербурга и Вены внешне преследовало благую цель - ввести церковно-школьные споры в относительно приемлемые рамки, проведя разграничение населения по этноконфессиональному признаку. Авторы данного предложения не учли, однако, того, что политика по размежеванию зачастую приводит к ожесточенным конфликтам, перерастающим в военные столкновения, поощряет жестокое соперничество между этническими группами.


Исаева Ольга Николаевна - канд. ист. наук, доцент Саратовского государственного университета.

стр. 50


Для установления "истинного соотношения религий и народностей" в Македонии было решено провести в 1905 г. перепись населения. Известие о ней вызвало большое волнение среди местных жителей. Отдельному человеку, включенному в сложные переплетения религий, языка и культуры, было очень трудно принять решение о выборе той или другой национальности. К консулам стали обращаться с вопросами относительно критериев ее определения, при этом каждая из сторон отстаивала наиболее выгодный для нее определитель.

Греки, считая эллином каждого патриархиста, т.е. подчинявшегося власти Константинопольской патриархии, хотели, чтобы при опросе отмечалась только религия. Сербы и влахи, подчиненные патриархии, настаивали на внесении в опросный лист лишь национальности, без упоминания религии. Болгары были больше всего заинтересованы в определении языка. Они желали, чтобы при переписи опрашивались не мужчины, говорившие часто на многих наречиях, а женщины, знавшие в большинстве случаев лишь родной язык. "Болгары, - писал консул в Монастыре В. Каль, - были уверены, что таким путем десятки патриархистских сел будут признаны болгарскими, так как женщины в них действительно говорят на македонском наречии, которое они считают болгарским" [1. 1905. Д. 566. Л. 124]. Турецкое правительство, назначившее перепись на осень 1905 г., поставило в опросный лист определение как религии, так и национальности.

В столицах балканских государств с началом проведения реформ возникло стойкое убеждение в скором и неизбежном разделе Македонии по этнографическим границам, в связи с чем каждая заинтересованная сторона постаралась закрепить за собой по возможности более обширные территории. Изменились и методы пропаганды, сводившиеся ранее к организации церквей и школ, а также материальному воздействию на христианское население Македонии. Теперь в соседних странах и в самой Македонии развернулось формирование вооруженных отрядов, предназначаемых для борьбы за расширение сфер национальных пропаганд. Во главе отрядов, засылаемых извне, обычно стояли кадровые офицеры, а четы, формируемые на месте, нередко возглавлялись священниками и учителями. Роль организаторов вооруженной борьбы в Македонии выполняли официальные представители балканских стран: консулы, торговые агенты. В борьбу активно вмешалась и ВМРО, но теперь свою деятельность она направила всецело против пропаганды соседних государств. Таким образом, Македония была захвачена стихией сепаратизма, принимавшего то форму национально-религиозного ирредентизма, то национально-освободительной борьбы.

Российские консулы уже с начала 1904 г. стали сообщать о деятельности "разноплеменных шаек" и "остатков повстанческих банд", подчеркивая, что все они свернули свою борьбу с турецкими властями и путем угроз и насилия начали увеличивать численность отдельных этноконфессиональных групп. Готовясь к будущему разграничению Македонии, болгарские четы принуждали патриархистов переходить под юрисдикцию Болгарской экзархии, а греческие отряды, в свою очередь, обрушивались на экзархические села, требуя их возвращения в лоно патриархии. Наиболее ожесточенная борьба между болгарскими и греческими отрядами происходила в срединной части Македонии, где в период с 1904 по 1908 гг. совершались массовые убийства и насилия. В борьбе за сферы влияния приняли участие и сербы, их столкновения с болгарами происходили в Косовском вилайете на юг от Ускюба (ныне - Скопье) и в северной части Монастырского вилайета.

Позднее других в борьбу вступила румынская пропаганда, действовавшая через влахов. Она добивалась признания за ними прав отдельной народности и независимости от Вселенской церкви. Румынское правительство, не желая отставать от других балканских стран в поддержке своего национального элемента, тратило на поддержку церковно- школьной пропаганды значительные средства. Оно рассчитывало иметь в виде влашских общин "предмет обмена" к моменту раздела Македонии, чтобы потребовать территориальной компенсации с того государства, которому эти общины будут "уступлены".

стр. 51


Своего апогея противостояние достигло в период проведения переписи населения, когда число убитых и раненых исчислялось многими сотнями, а население под угрозой террора было вынуждено объявлять себя то греками, то болгарами, то сербами, то влахами в зависимости от господства в районе того или иного вооруженного отряда. Российские консулы, с самого начала считая перепись не только бесполезной, но и вредной, настояли на ее скорейшем приостановлении. В. Каль писал: "Многие здесь своей национальности не знают, другие ее не назовут, а третьи намеренно скроют под влиянием угроз и насилий". В качестве примера консул привел жителей села в Прилепской казе, наотрез отказавшихся назвать свою национальность и просивших записать их турками, зная, что назови они себя сербами или болгарами, они рискуют быть перерезанными той или иной бандой. Население другого села назвалось греками, а на следующий день послало генерал-губернатору трех вилайетов телеграмму с просьбой считать их заявление ложным и вынужденным под угрозой греческого митрополита отлучить их от церкви, если они объявят себя влахами [1. 1905. Д. 566. Л. 125]. В общем, как писал консул в Ускюбе А. Орлов, "никто не может поручиться в том, что не станут ли через неделю в данном селе болгары сербами, влахи греками или греки болгарами" [1. 1910. Д. 2694. Л. 140].

Осенью 1906 г. В Каль совершил длительную поездку по северу Монастырского вилайета, итогом которой стало подробнейшее описание населения его городов и сел. Он писал, что кроме города Крушева, большого влашского центра, все христианское население севера вилайета исключительно славянское, причем жители экзархистских сел называют себя болгарами, а патриархистских - сербами. Во время этой поездки консул приложил все усилия, чтобы выяснить вопрос, интересовавший его с первого дня приезда в Македонию, - "насколько это славянское население действительно "болгарское" или "сербское", есть ли у этого населения сознание своей национальности, существует ли связь у него с Болгарией и Сербией и на какой язык походит их наречие?" [1. 1906. Д. 1906. Л. 112].

В своем докладе консул четко разделил городское и сельское население, отметив, что во всех больших центрах вилайета есть много нотаблей, которые являются пламенными болгарскими патриотами. В этих людях, которые сами воспитывались в Болгарии и теперь обучают там своих детей, считал Каль, главная сила Болгарии в Македонии. Сельское же население, по утверждению консула, никакого национального сознания не имеет, ему совершенно безразлично - называть себя болгарами или сербами. Консул описывал семьи, в которых один сын выдает себя за болгарина, а другой - за серба. Болгарами, - писал консул, - селяне обычно называют себя из страха перед бандами, а сербами - из-за материальных выгод, так как сербская пропаганда платит им за это деньги, а также из соображений безопасности, поскольку турецкие власти относятся к сербам гораздо снисходительнее, чем к болгарам.

Успехи сербской пропаганды (возвращение под управление патриархии при объявлении себя сербскими ряда сел, открытие сербских школ в городах) встревожило болгар, осознавших, что не греческая, а эта родственная славянская пропаганда для них гораздо опаснее. Активизация болгарских чет в районах с сербским влиянием заставило сербскую сторону изменить методы своей политики. Каль писал в 1907 г., что сербская пропаганда, убедившись в том, что страх за жизнь играет большую роль, чем притягательная сила денег, перешла в наступление и также завела свои вооруженные отряды. Они не истязали, как греческие четы, безоружных селян, женщин и детей, но обычно уводили из села несколько нотаблей, которых отпускали на свободу только в том случае, если село к известному сроку объявляло себя сербским, в противном же случае - убивали [1. 1907. Д. 568. Л. 48].

Российские консулы неоднократно сообщали в Петербург о просьбе македонских крестьян записать их "русскими". Они отмечали, что это бывало в тех случаях, когда селу угрожали банды разных национальностей. "Как бы селяне ни назывались, - писал В. Каль, - они одинаково рисковали быть перерезанными. Не имея сознания своей национальности, которую они часто меняют под давлением той или другой

стр. 52


пропаганды, селяне предполагают, что сделаться русскими так же легко, как греками, болгарами или сербами" [1. 1910. Д. 571. Л. 12].

Натиск греческого, болгарского, сербского национализма на славянское население Македонии породил в последнем силу противостояния, которая помогала утвердиться сознанию собственной самобытности. Осенью 1907 г. А. Петряев сообщал: "Население устало от национальной борьбы. Некоторые селяне в Касторийской казе, отказываясь от всяких других этнографических самоопределений, упорно называют себя македонцами, и среди них начинает зарождаться особое македонское национальное самосознание" [1. 1907. Д. 2690. Л. 19]. Позднее Петряев сообщил о просьбе семи сел в Дибрской казе с населением в четыре тысячи человек признать их "македонскими славянами" и ввести до устройства собственных македонских школ преподавание на русском языке при помощи учителей из России. "Эта сама по себе в высшей степени наивная просьба, - писал Петряев, - характерна как крик наболевшей души местного населения, которое желает жить по-своему и говорить на своем родном наречии, а не по программам болгарских или сербских комитетов" [1. 1911. Д. 572].

В. Каль, подводя в конце 1907 г. итоги деятельности греческой и сербской пропаганды в Монастырском вилайете, отметил их незначительные результаты. Он считал, что именно террор, развязанный греческими и сербскими четами, оттолкнул от сербов симпатии местного населения, а в отношении греков вызвал сильную неприязнь. "Пока мирная церковная пропаганда старалась внушить славянам-патриархистам, что они греки, те, пожалуй, и верили этому, но когда они впервые увидели греческих и критских четников, говорящих на непонятном им языке и ничего общего с ними не имеющих, население не могло не видеть своего заблуждения. Селяне поняли, что приходящие к ним из Греции "соплеменники" гораздо для них хуже, чем соседи, с которыми они раньше враждовали" [1. 1907. Д. 568. Л. 125-126].

Весьма знаменательным, с точки зрения консула, было нападение на патриархистские села Раково и Негован жителей соседних экзархистских деревень осенью 1907 г. Каль особо отметил, что роль организаторов нападения на эти села, служившие пристанищем греческих отрядов, принадлежала македонцам, вернувшимся из эмиграции. Эти акты мести, по его мнению, свидетельствовали о нежелании македонцев, прибывших из Америки, выносить нестерпимые условия местной жизни. "Ранее, будучи беден и запуган, селянин поневоле подчинялся той или иной пропаганде, менял свою религию и даже поступал в революционные банды. Ныне же, вернувшись со средствами и убедившись в бездействии турецких властей, эмигранты сами взялись за оружие, чтобы дать отпор всем чуждым пропагандам с их насилиями и убийствами. Они направились в центры греческих банд, чтобы уничтожить эти очаги терроризма". Консул писал, что эмигранты, представлявшие собой "товарищескую массу с резко выраженной национальной идеей", положили начало "народной самообороне", "движению чисто македонскому, а не болгарскому, как полагают турки" [1. 1907. Д. 568. Л. 85-86].

Исследование процесса пробуждения национального самосознания в македонских землях побудило российских консулов провести некоторый этнолингвистический анализ местных говоров и диалектов. В. Каль, обобщая свои многолетние наблюдения, полагал, что македонское наречие походит и на болгарский и на сербский языки в зависимости от влияния школы. В тех местах, где болгарская школа годами распространяла и пропагандировала болгарский язык, македонский язык схож с ним. Так же как он схож с сербским в тех округах, где открывались сербские училища. С греческим языком, считал В. Каль, язык македонцев-славян ничего общего не имеет, но в южных округах, под влиянием греческой школы и церкви, в него вошла масса греческих слов, как вошли турецкие и албанские слова в язык македонцев, живущих бок о бок с турками и албанцами. Вывод консула таков: "Местный язык до того типичен, характерен и своеобразен, именно вследствие различных влияний, коим он подвергся и примесью инородных слов, вошедших в его состав, что заслуживает между славянскими языками отдельного самостоятельного наименования "македонское наречие"" [1. 1906. Д. 567. Л. 114-115].

стр. 53


Аналогичный вывод содержался в записке А. Орлова по вопросу об определении македонских народностей. "Македонское славянское наречие имеет несколько близких к болгарскому и сербскому языку диалектов, но говорить на нем не могут ни сербы из Сербии, ни болгары из Болгарии. В зависимости от соседства с населением, говорящим по- сербски или по-болгарски, македонское население приспосабливает свой язык к языку соседей и делает его понятным им" [1. 1909. Д. 2694. Л. 138). А. Петряев в "Записке по вопросу о национальностях Македонии" писал, что наречия, на которых говорят в Македонии, "включают в себя много славяно-греческих элементов и вполне не соответствуют ни греческому, ни болгарскому, ни сербскому, ни румынскому языкам. Уроженцы этих государств, попадающие в Македонию, понимают с трудом, а иногда совсем не понимают своих македонских сородичей" [1. 1909. Д. 5268. Л. 2-3].

Приведенные материалы свидетельствуют, что российские консулы по-новому подошли к главной проблеме македонской действительности тех лет - национальной принадлежности ее славянского населения. Вопреки распространенному мнению, согласно которому оно состоит преимущественно из болгар и сербов, они первыми из представителей России на Балканах подметили процесс формирования самобытной южнославянской нации и первыми стали употреблять в своих донесениях новое этническое определение "македонцы" вместо традиционных конфессиональных или устоявшихся этнических категорий.

Подрыв старого режима, произошедший в ходе младотурецкой революции, преобразил ситуацию в Македонии. В ожидании перемен все враждовавшие стороны прекратили борьбу, и четы спустились с гор. Началась политизация этнических различий: сторонники соседних государств стали создавать свои организации, часто именуемые клубами. ВМРО в ходе легализации своей деятельности раскололась на два течения. Первое вскоре было преобразовано в Народную федеративную партию, имевшую целью достижение Македонией автономии в рамках Османской империи, а второе - в Союз болгарских клубов, выступавших за объединение в будущем Македонии с Болгарией. Раскол ВМРО закрепил наличие двух основных тенденций в македонском национально-освободительном движении. Новым моментом в жизни Македонии стала активизация албанского национального движения, открытие во всех крупных городах Македонии албанских политических и культурных центров.

Младотурки, пришедшие к власти с помощью нетурецких народов и первоначально выдвигавшие лозунг национального равноправия, вскоре перешли к политике ограничения и подавления национального движения. Политика централизации и оттоманизации, проводимая ими, вызвала новый подъем национально-освободительного движения, приобретшего особую силу в Албании и Македонии. Албанский фактор с этого времени стал играть очень важную роль в жизни Македонии, да и Балкан в целом.

Первоначально очаги албанского национального движения возникли на юге Македонии, заселенном албанцами- христианами, называвшими себя "грекоманами". По сообщениям консулов, они еще с 1907 г. повели борьбу с политикой эллинизации, проводившейся патриархией, и начали открыто называть себя албанцами. С 1910 г. албанское национально-освободительное движение, нацеленное на завоевании административно-территориальной автономии в рамках Османской империи, приобрело характер вооруженного восстания. Албанские националисты заговорили о создании "Великой Албании", которая должна была включить в себя большую часть македонских территорий. "Они, - писал А. Петряев, - стараются распространить мысль, что населяющие Македонию народности, известные под именем болгар, греков, влахов и сербов, - ни что иное, как распропагандированные албанцы" [1. 1912-1914. Д. 573. Л. 229].

Российские консулы в своих донесениях отмечали необычайную энергию албанской национальной пропаганды. Албанские комитеты, взяв на вооружение опыт соседних стран, начали создавать отряды, распространявшие путем насилия албанскую национальную идею среди македонского населения. А. Петряев сообщал

стр. 54


в начале 1912 г.: "Они делают то, что в свое время делали болгарские и греческие четы, т.е. угрозами или обещаниями привлекают на сторону албанцев македонские села. Наряду с существующими македонскими терминами "грекоманов", "болгарома-нов", "сербоманов", появляется новое этническое название "албаноманов"" [1. 1912-1914. Д. 573. Л. 275]. Консул отмечал, что натиску албанского национализма прежде других подверглась юго-западная часть Монастырского вилайета. Дальнейшее развитие паналбанского движения, по его мнению, крайне осложнит разрешение македонского вопроса, так как новый воинствующий элемент "поставит на своем знамени" девиз "Македония для албанцев" [1. 1912-1914. Д. 573. Л. 230].

Обобщая свои представления об этническом составе населения Македонии, А. Петряев, один из наиболее компетентных и авторитетных представителей России на Балканах, писал: "За исключением турок, евреев, цыган, все остальное население представляет собой совершенно особый смешанный "македонский" тип, который невозможно подвести ни под одну из известных этнографических групп. Все даваемые ему названия - болгар, греков, сербов, албанцев (кутцо - влахов) являются лишь политическими этикетками, навязываемыми ему соседними с Македонией балканскими государствами, так или иначе заинтересованными в ее судьбах" [1. 1909. Д. 5268. Л. 1].

В силу ряда причин в Македонии верх одержал быстро набиравший силу процесс этнонациональной "балканизации". Только славянское ядро Македонии смогло трансформироваться в самобытную македонскую нацию. Для ее формирования была характерна многоступенчатость этнического самосознания и, соответственно, многоступенчатость этнического самоназвания. Российские консулы зафиксировали появление элементов отчетливого этнического самосознания у славянского населения Македонии.

Донесения российских консулов позволяют наглядно представить условия формирования этнического единства у славян Македонии, определявшегося и одновременно осложнявшегося совпадением с самосознанием локально- географическим и конфессиональным. Они показывают, как под влиянием церковно-школьных пропаганд соседних государств индифферентное отношение сельского населения к проблемам национальности сменилось невыраженной, а иногда даже "сдвоенной" идентичностью, что весьма характерно для этнически смешанной среды, где в относительно спокойной обстановке самосознание людей неактуализированно, "размыто".

Российскими консулами было отмечено, что наступление воинствующего национализма соседей вызвало усиление этнического самосознания македонцев, их стремление отстоять свою самобытность и целостность населяемой ими территории. Катализатором этнических процессов в крае стала и политика великих держав, включая их реформаторскую акцию 1904-1908 гг., а также быстрый процесс разложения османской государственности. Взаимообусловленность процессов распада империй и образования наций хорошо известна.

Решать задачу осуществления своего стремления к национальному самоопределению македонцам, не имеющим ни собственной элиты, ни государственной традиции, ни развитого языка, ни высокоразвитой культуры было очень трудно. Положение в значительной мере осложнялось тем, что Македония, являвшаяся полем ожесточенного соперничества великих и малых государств, со всех сторон испытывала натиск великодержавного национализма.

Решающие события произошли летом 1912 г., в разгар очередного албанского восстания, охватившего не только албанцев-христиан, но и албанцев-мусульман. Из Косово и Северной Албании повстанцы устремились в Вардарскую Македонию, захватили Ускюб и готовились к походу на Салоники. Турецкие войска, посланные на усмирение восставших, перешли на их сторону. В Турции произошел государственный переворот, и новое правительство было готово удовлетворить требование восставших образовать автономную Албанию. Угроза появления "Великой Албании", включавшей в себя старосербские и македонские земли, ускорила выступление балканских

стр. 55


государств против Османской империи. Начавшаяся в октябре 1912 г. Балканская война завершилась быстрым разгромом турецких войск и вытеснением их с Балканского полуострова. В раздел турецкого наследства решительно вмешались великие державы, и с подачи Австро-Венгрии возникла независимая Албания. Освобожденная от османского гнета Македония стала добычей союзников, спор о границах ее раздела вызвал летом 1913 г. новую войну - Межсоюзническую. Она завершилась разгромом Болгарии и расчленением Македонии.

В результате военных событий 1912-1913 гг. начавшая складываться македонская нация оказалась расколотой, в каждой части Македонии - Эгейской, Вардарской и Пиринской - продолжалось проведение политики эллинизации, сербизации и болгаризации македонского населения. Дело тогда дошло до насильственных перемещений, изгнаний и массового потока беженцев. Эти события положили "начало варварской главы европейской истории" [2. С. 93].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. АВПРИ. Ф. Политархив.

2. Альтермитт У. Этнонационализм в Европе. М., 2000.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/НАЦИОНАЛЬНОЕ-САМОСОЗНАНИЕ-СЛАВЯНСКОГО-НАСЕЛЕНИЯ-МАКЕДОНИИ-В-НАЧАЛЕ-XX-ВЕКА-ПО-СВИДЕТЕЛЬСТВАМ-РОССИЙСКИХ-КОНСУЛОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ИСАЕВА О. Н., НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ СЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ МАКЕДОНИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РОССИЙСКИХ КОНСУЛОВ) // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 05.02.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/НАЦИОНАЛЬНОЕ-САМОСОЗНАНИЕ-СЛАВЯНСКОГО-НАСЕЛЕНИЯ-МАКЕДОНИИ-В-НАЧАЛЕ-XX-ВЕКА-ПО-СВИДЕТЕЛЬСТВАМ-РОССИЙСКИХ-КОНСУЛОВ (date of access: 30.06.2022).

Publication author(s) - ИСАЕВА О. Н.:

ИСАЕВА О. Н. → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
107 views rating
05.02.2022 (144 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КОСОВСКИЙ КРИЗИС И НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ
2 days ago · From Serbia Online
Русские о Сербии и сербах. Т. 1: Письма, статьи, мемуары
2 days ago · From Serbia Online
ПАМЯТИ МОМЧИЛО БОГДАНОВИЧА ЕШИЧА (1921-2007)
Catalog: История 
2 days ago · From Serbia Online
ЮГОСЛАВЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЕВРОПЕ В 1917-1918 годах СЕРБСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Catalog: История 
3 days ago · From Serbia Online
"ХОРВАТСКАЯ ВЕСНА" И СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА РУБЕЖЕ 1960 - 1970-х годов
Catalog: История 
7 days ago · From Serbia Online
ПОПЫТКА ЛУЖИЦКИХ СЕРБОВ ВЫЙТИ ИЗ СОСТАВА ГЕРМАНИИ В 1945 - 1946 ГОДАХ
Catalog: История 
60 days ago · From Serbia Online
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА И КОСОВСКИЙ КРИЗИС
60 days ago · From Serbia Online
М. ЙОВАНОВИЧ. РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ НА БАЛКАНАХ 1920 - 1940
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
БЕЛОЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ. 1918 - 1941
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
СЕРБИЯ, ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ И СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКЕ В 1914 - 1916 годах
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ СЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ МАКЕДОНИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА (ПО СВИДЕТЕЛЬСТВАМ РОССИЙСКИХ КОНСУЛОВ)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones