LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-238

Share this article with friends

"Свободные от контроля отечественной власти славяне, находящиеся в нейтральных или союзных с нами странах, открыто проповедуют свои политические вожделения и деятельно работают для сплочения рассеянных по всему свету своих соотечественников и для заложения прочных основ будущих славянских государств...", - сообщал о деятельности славянских эмигрантов в Америке в МИД внештатный сотрудник посольства России в США Н. Н. Кратеров в 1917 г. И продолжал: "Вся эта громадная масса переселенцев... сохраняет, за редкими исключениями, связь с родиной и живо реагирует на происходящие там события... эмигранты не ограничиваются платоническим сочувствием деятельности своих сородичей в Европе, но способствуют ее успеху и практическими мерами, причем содействие переселенцев, из которых многие сумели достичь значительного материального благосостояния, выражается, главным образом, в денежной поддержке славянского дела..." [1. Ф. 135. Оп. 474. Д. 363. 1917 г. Л. 2об. - 3]1.

Цель данной статьи показать, что представляла собой деятельность американских эмигрантов-югославян и ответить на вопросы: какие цели ставили перед собой сербское правительство и Югославянский комитет, устанавливая связь с проживавшими в Америке сербами, хорватами и словенцами? Как осуществлялись контакты между европейскими и заокеанскими югославянами? Каковы были итоги этих контактов?

Нападение Австро-Венгрии на Сербию в 1914 г. было по-разному воспринято в югославянских областях Австро-Венгрии. Так, например, хорватские и словенские католические иерархи и клерикальные партии заняли однозначно прогабсбургскую позицию [3. С. 675; 4. С. 361]. Мнения хорватских политических деятелей разделились. В хорватском Саборе существовала придерживавшаяся идеи сохранения монархии партийная коалиция, видным представителем которой был лидер Крестьянской партии Степан Радич. Вторая часть политиков, опиравшаяся на депутатов Сабора, возглавляемых Иваном Лорковичем, фор-


Лобачева Юлия Владимировна - младший научный сотрудник Института славяноведения РАН. Статья выполнена при финансовой поддержке ОИФН РАН "Власть и общество в истории".

1 Отрывок из этой записки опубликован в [2. С. 346 - 348].

стр. 12


мально сохраняла лояльность к империи Габсбургов, но составила проект борьбы за государственную независимость Хорватии с иностранным принцем во главе в случае распада Австро-Венгрии. Этот план подразумевал включение словенских земель в состав Хорватии и ее "федерацию" с Сербией и Черногорией. И, наконец, сформировалась небольшая группа югославянских политиков и интеллектуалов, эмигрировавших после начала Первой мировой войны из Австро-Венгрии в Европу и вошедших позднее в состав Югославянского комитета2. Ее лидерами стали известные хорватские общественные деятели из Далмации - Анте Трумбич, Франо Супило, Иван Мештрович [3. С. 737 - 740]. Они считали, что единственной возможностью защитить национальные интересы хорватов и словенцев является создание единого югославянского государства, включающего как хорватские и словенские земли, так и Сербию [5. Р. 95]. Но, оставаясь лишь малочисленной группой эмигрантов, эти политики не представляли интересов всех югославян Дунайской монархии и не могли на высоком уровне отстаивать радикальные планы интеграции. Поэтому первоначально их усилия были направлены на пропаганду идей югославянского объединения, поиск единомышленников и союзников, решение вопроса о финансировании своей деятельности. Так, 27 сентября 1914 г. в Риме состоялась встреча Трумбича, Супило и Мештровича с исполняющим обязанности посланника Сербии в Италии Любомиром Михайловичем, организовавшим их прием послами России, Франции и Великобритании; в октябре Ф. Супило, уже пользовавшийся тогда известностью в международных кругах, направился во Францию и Великобританию, кроме того, эмигранты попытались наладить контакты с югославянами в европейских странах и Австро-Венгрии [6. Р. 108; 7. С. 134].

Тем временем премьер-министр Сербии Никола Пашич, которого Супило информировал о своих переговорах, решил, что будет полезно создать Комитет югославянских эмигрантов из Австро-Венгрии, который действовал бы совместно с сербским правительством и под его руководством [6. Р. 108].

Уточним, что до 1914 г. политики Королевства Сербии не ставили задачу государственно-политической интеграции с югославянами Австро-Венгрии, но начало общеевропейской войны, повлекшее за собой изменение внешнеполитических условий, в которых теперь им пришлось отстаивать интересы сербского народа, скорректировало прежнюю позицию. И уже к концу сентября 1914 г. Н. Пашич наметил объединительную или "югославянскую" программу сербского правительства [8. С. 386 - 387].

Создание комитета из эмигрантов вполне соответствовало этой программе, которая официально была представлена 7 декабря 1914 г. в "Нишской декларации" народной скупщины (парламента) и которая, "несмотря на все явные и скрытые мотивы ее принятия, стала краеугольным камнем официальной юнионистской политики Сербии военного времени" [4. С. 351]. Формирование комитета позволяло использовать деятельность эмигрантов для пропаганды военных целей Сербии в Западной Европе. По мысли Н. Пашича, через обществен-


2 Югославянский комитет - политическая организация хорватских, сербских и словенских эмигрантов из Австро-Венгрии, которая во время Первой мировой войны осуществляла деятельность, направленную на освобождение югославянских областей Австро-Венгрии и их объединение в одно государство с Сербией и Черногорией. Формально образован в Париже 30 апреля 1915 г., центр Комитета находился в Лондоне.

стр. 13


ные акции комитет должен был помогать Сербии в борьбе за создание югославянского государства3 [5. Р. 95]. 27 октября 1914 г. он дал соответствующие "инструкции" своим эмиссарам (Николе Стояновичу и Душану Васильевичу - сербским эмигрантам из Боснии) для переговоров с югославянскими деятелями по формированию комитета [9. С. 10 - 11; 10. Фасц. 4. С. 574 - 575], в результате которых были приняты решения о создании Югославянского комитета и его программа [9. С. 11]. Деятельность комитета не придавалась широкой огласке и первоначально финансировалась в основном сербским правительством [3. С. 743; 5. Р. 96].

Отметим, что в упомянутых "инструкциях" содержалось указание "постараться установить связь и с югославянами из Америки" [9. С. 10; 10. Фасц. 4. С. 575], что, очевидно, свидетельствовало о том, что сербское руководство рассчитывало и на их поддержку. В тоже время и сами югославянские лидеры были заинтересованы в установлении связи с соотечественниками в Америке. В декабре 1914 г. Любо Леонтич, член Югославянской объединенной омладины4, предложил два основных направления деятельности. Одно из них касалось рекрутирования добровольцев, а другое - оформления деятельности югославянских эмигрантов в Северной и Южной Америке. По мысли Леонтича, организация всех переселенческих колоний в американских государствах могла принести большие результаты: 1) эмигранты подтвердят легитимность деятельности Югославянского комитета по освобождению австро-венгрских югославян от власти Габсбургской монархии и их объединению с Сербией; 2) предоставят финансовые средства; 3) их колонии могут стать основным местом для вербовки добровольцев [11. S. 24].

К концу 1914 г. возник план поездки эмиссара Югославянского комитета, в качестве которого был избран Франко Поточняк, в Северную Америку. Наряду с пропагандой югославянских идей, его главной задачей была организация коллективного выступления югославянских переселенцев из Австро-Венгрии для демонстрации "народного единства всех сербов, хорватов и словенцев" и одобрения ими "решительного заявления", содержащего требование освобождения австро-венгерских югославян и их объединения в одно государство с Сербией [10. Фасц. 21. С. 362 - 363; 12. S. 23.]. Эта акция должна была, с одной стороны, обосновать саму идею югославянского государственного объединения, а с другой - подтвердить законность деятельности Комитета [12. S. 22 - 23]. Кроме того, эмигранты, вероятно, рассчитывали на получение финансовой помощи. Сербское правительство оказало Ф. Поточняку материальную и организационную поддержку [12. S. 23 - 27]. И уже 8 января 1915 г. Н. Стоянович писал Н. Пашичу о том, что в Америку отправился Ф. Поточняк как полномочный представитель Комитета [10. Фасц. 4. С. 295об].


3 Существовали и скрытые причины создания комитета, повлиявшие и на его цели (не дать возможность клерикальным католическим кругам склонить мировое общественное мнение на сторону хорватского и словенского сепаратизма; не позволить британскому правительству самому создать такую организацию, на которую не смогли бы повлиять ни сербское правительство, ни югославянское общественное мнение) и местопребывание (в Лондоне с 1830 г. решался вопрос о балканских государственных границах и существовала самая быстрая связь с США) и др. [3. С. 743].

4 Югославянская объединенная омладина - организация югославянской революционной молодежи, нелегально созданная на Видовданском конгрессе в Вене в 1914 г.

стр. 14


Здесь нужно сделать отступление и сказать несколько слов о югославянской эмиграции в США до Первой мировой войны. Основную часть переселенцев, приток которых в эту страну усилился после 1880-х годов, составляли югославяне из австро-венгерских земель, оставившие родину в силу ряда причин, важнейшими из которых были экономические [13. Р. 1 - 24; 14. С. 9 - 10]. Определить их численность к началу войны можно только приблизительно: по одним данным хорватов насчитывалось 400000 чел., словенцев - 200000, сербов - 100000 [15. С. 109], по другим - хорватов было около 500000, словенцев - 150000, а сербов - 40000 [16. S. 10, 11], по третьим - 650000 хорватов, 250000 словецев и 100000 сербов [17. Р. 174] и т.д. Эмигрантов из собственно Сербии было мало. В социальном отношении это были преимущественно неквалифицированные рабочие; процент интеллигенции, равно как вообще образованных людей, был невелик.

К началу войны эмигранты основали многочисленные организации различного характера, а также сеть периодических изданий [16. S. 14 - 29; 18. С. 41 - 49, 56 - 60, 62, 64, 66 - 68; 19. S. 472 - 474, 505 - 508, 510 - 516; 20. Р. 45 - 50, 337 - 339, 342, 346 - 347, 349, 371 - 376]. Их общественная жизнь главным образом протекала внутри своего этнического сообщества [14. С. 12 - 14]. Отношения между сербами, хорватами и словенцами в США складывались по-разному. С одной стороны, каждая группа переселенцев демонстрировала достаточно сильную тенденцию к изоляции. В основе этого зачастую лежали религиозные, этнические и национальные различия и разногласия, имевшие место на родине. Так, в 1892 г. "Славянское обозрение" сообщало своим читателям, что "заокеанские славяне оказываются столь же разрозненными по языку, вероисповеданиям, стремлениям, как и славяне Старого Света. И там поляки настроены враждебно к русским, хорваты к сербам, даже отчасти чехи к словакам..." [21. С. 107]. Позже, в 1917 г., российский генеральный консул в Номе и Сиэтле Н. Богоявленский писал: "... В своей массе сербы и хорваты живут и действуют в Америке самостоятельно, имеют отдельные общества, свои газеты. Конечно, газеты сербские читаются хорватами и наоборот. Но попытки объединить сербов и хорватов в одно национальное общество большей частью оканчиваются неудачей..." [1. Ф. 135. Оп. 474. Д. 347. 1917 г. Л. 40]. С другой стороны, известно и о сотрудничестве югославян в Северной Америке [22. С. 148 - 149].

Эмигранты поддерживали постоянную связь с родиной, живо откликаясь на культурные и политические события в Европе. Так, во время Балканских войн был организован сбор денег сербскому Красному Кресту, некоторые переселенцы отправились в Европу в качестве добровольцев [18. С. 70 - 71; 23. С. 195]. Начало военного конфликта летом 1914 г. повлекло за собой активизацию общественной жизни югославянских эмигрантов. При этом определенная их часть заняла проавстрийскую позицию, а среди противников Австро-Венгрии были сторонники Сербии, независимой Хорватии и проюгославянски ориентированые элементы, заявившие о себе на собрании 31 июля 1914 г. в Сан-Франциско, а затем и других городах [10. Фасц. 20. С. 20; 11. S. 67 - 68; 16. S. 37- 43; 24. С. 21]. Но четко организованной "югославянской" акции до поездки эмиссара Югославянского комитета не было...

Ф. Поточняк прибыл в Нью-Йорк 23 января 1915 г. Однако на тот момент ситуация в Северной Америке была неблагоприятной для совместного выступления югославян. Позже в своих мемуарах, подчеркивая, что, как и в Европе, в США "каждое племя само по себе", он так описал увиденное в ходе своей поезд-

стр. 15


ки по разным штатам: "Югославянскую идею понимали некоторые хорваты... Сепаратизм сербов сталкивался с хорватским и словенским сепаратизмом... Ни здесь, ни там (в Европе. - Ю. Л.) не господствовала прочная идея народного единства и объединения, ни здесь, ни там не думали и не стремились к созданию такого государства..." [12. S. 34 - 36]. Более того, положение ухудшала еще и агитация австро-венгерских консулов и агентов [11. S. 67; 12. S. 35]. Тем не менее Поточняк получил принципиальное согласие югославянских деятелей на проведение коллективной манифестации эмигрантов и начал с их помощью подготовку конгресса, стараясь сгладить "партийные" противоречия относительно частных вопросов объединения и убедить американских югославян показать свою приверженность идее государственной интеграции в целом [12. S. 40 - 75].

В итоге, на конгрессе, состоявшемся в Чикаго 10 - 11 марта 1915 г. и собравшем 563 делегата от югославянских организаций и колоний США и Канады, а также представителей чешских и словацких эмигрантов [1. Ф. 170. Оп. 512/1. Д. 393. 1915 г. Л. 62 - 62об, 65 - 66; 11. S. 69 - 71; 13. S. 75 - 109; 16. S. 56 - 61], было продемонстрировано необходимое для обоснования югославянской программы единство сербов, хорватов и словенцев и заявлено намерение австро-венгерских югославян объединиться в единое государство с Сербией, благодаря чему юго-славянская эмиграция в Европе подтвердила обоснованность своей деятельности, имевшей целью политическое объединение югославян. Чикагская резолюция [12. S. 94 - 96; 25. S. 20 - 21], по словам Поточняка, "заложила первые реальные основы деятельности Югославянского комитета и сделала возможной... последующую масштабную акцию в этом направлении по всем областям и всем странам света, где наш народ живет вне своего отечества" [10. Фасц. 21. С. 363]. В этом документе югославяне в Северной Америке утвердили в основных чертах политическую программу интеграции (народное единство сербов, хорватов и словенцев; освобождение югославянских областей Австро-Венгрии от власти Габсбургской династии и их государственное объединение с Королевством Сербией). Из опубликованного текста резолюции [12. S. 94 - 96; 25. S. 20 - 21] следует, что конкретное решение относительно будущего государственного устройства на конгрессе принято не было5. Его делегаты также основали "Народный югославянский комитет" (в его состав вошли по 11 представителей от сербов, хорватов и словенцев, а председателем стал Анте Бьянкини, хорват из Далмации, врач, издатель и редактор газеты "Hrvatska zastava" ("Хорватское знамя"), выходившей в Чикаго). Задача Комитета заключалась в реализации принятых на конгрессе решений [12. S. 105 - 109; 16. S. 61], и тем самым были заложены организационные основы его политической деятельности югославян. Помимо прочего, "Хорватский союз", политическая организация хорватских эмигрантов, собрал и передал Ф. Поточняку финансовую помощь для Комитета [12. S. 164].


5 Сербский посланник в Лондоне Бошкович сообщил Н. Пашичу 26 марта о том, что югославяне на конгрессе высказались за конфедерацию австро-венгерских югославян, Сербии и Черногории. [26. S. 27]. На эту телеграмму ссылался Ю. А. Писарев [7. С. 132]. Кроме того, российский консул в Чикаго А. Волков (тогда еще - А. Вольф) в своем донесении об этом конгрессе (после разговора с Поточняком) упоминал о "федерации югославян на Балканах" [1. Ф. 170. Оп. 512/1. Д. 393. 1915 г. Л. 62об]. В приложении к донесению имеется текст резолюции на английском языке, в котором встречается слово "federation", однако, оно могло быть употреблено в значении "объединение" [1. Ф. 170. Оп. 512/1. Д. 393. 1915 г. Л. 65 - 66].

стр. 16


В дальнейшем югославянские деятели в Европе постоянно поддерживали связь с североамериканскими югославянами. В письме Н. Пашичу Нико Жупанич, словенец, член Югославянского комитета, назвал их "армией комитета", "если бы они не были согласны с нами, мы выглядели бы как генералы без солдат" [10. Фасц. 4. С. 318]. А позже (август 1915 г.) на необходимость агитации в Америке указал сербскому премьеру и Н. Стоянович, обосновывая это тем, что "только там мы сейчас можем иметь свободную трибуну против Италии", "там можно еще больше соединить ... наши сталкивающиеся элементы", "что позволило бы повлиять на американское общественное мнение в нашу пользу" [10. Фасц. 4. С. 352].

Отметим, что на итоги конгресса в Чикаго (на поддержку идеи югославянского объединения сербскими, хорватскими и словенскими эмигрантами в Северной Америке и Канаде) Комитет ссылался и в своем меморандуме от 6 мая 1915 г., переданном правительствам Англии, Франции и России, аргументируя необходимость государственной интеграции всех югославянских земель [25. S. 29]. Более того, летом 1915 г. в состав Комитета были кооптированы видные деятели югославянского движения в США: А. Бьянкини, Нико Гршкович (католический священник, председатель "Хорватского союза", издатель и главный редактор газеты "Hrvatski svijet" ("Хорватский мир"), выходившей в Нью-Йорке) и Михайло Пупин (профессор Колумбийского университета, председатель Союза объединенных сербов "Согласие", с 1911 г. почетный генеральный консул Сербии в Нью-Йорке) [27. S. 22 - 23]. Причем, в письме Комитета в адрес А. Бьянкини, в котором сообщалось об его избрании, лидеры просили о продолжении финансирования их деятельности и вербовке добровольцев [16. S. 69].

В то же время ситуация в югославянском движении в Америке и вокруг него была сложной. Показательна уже сама реакция югославянской общественности на Конгрессе в Чикаго, даже без учета прямого противодействия проавстрийски настроенной части переселенцев и австро-венгерских дипломатических представителей [16. S. 67 - 68]. С одной стороны, эта манифестация имела большое значение для деятельности югославянской политической эмиграции в Европе и явилась импульсом к дальнейшим выступлениям сторонников югославянского объединения в Северной Америке [1. Ф. 170. Оп. 512/1. Д. 393. 1915 г. Л. 63 - 64; 10. Фасц. 19. С. 472; 16. S. 61 - 62, 68 - 69; 25. S. 21 - 22]. С другой стороны, сербское правительство было не вполне удовлетворено результатами "миссии" Ф. Поточняка, поскольку в резолюции не были затронуты ни черногорский вопрос, ни вопрос о будущей правящей династии [16. S. 68]. Кроме того, решения Конгресса отвергли его участники - хорватский священник Драговин Крмпотич, а также Милан Ефтич, редактор сербской газеты "Српски гласник" ("Сербский вестник"), издававшейся в Сан-Франциско, а югославянские социалисты были противниками как агитации Поточняка, так и проведения конгресса; позже выявились и разногласия среди словенских эмигрантов [16. S. 62 - 67; 17. Р. 178 - 179]. К тому же постепенно в условиях непрекращавшихся военных действий, когда возможность мирной конференции все больше отдалялась, политические вопросы (например, о взаимоотношениях сербов, хорватов и словенцев, политическом устройстве будущего государства) снова становились предметом острой дискуссии [10. Фасц. 4. С. 623]. В целом же после отъезда Поточняка движение пошло на спад. В числе причин этого были его организационная слабость и сильная проавстрийская пропаганда [10. Фасц. 4. С. 325, 347; 18. С. 79 - 81].

стр. 17


И, видимо, чтобы исправить это непростое положение, сербское правительство и Комитет организовали поездку в Америку Николая Велимировича, сербского священника и проповедника [10. Фасц. 4. С. 632 - 636; 16. S. 69 - 71]. Целью его визита было подтверждение приверженности Сербии югославянской идее и разъяснение переселенцам, в том числе хорватам и словенцам, смысла югославянского объединения. Н. Велимирович прибыл в Нью-Йорк 18 июля 1915 г. Он устраивал лекции и проводил собрания. По его инициативе на митингах присутствовали и представители местных властей, о них же писала и американская пресса, знакомя широкую общественность с югославянским вопросом. Велимирович упорно отстаивал положения Чикагской резолюции, а особенно утверждение, что сербы, хорваты и словенцы - это один народ. Несмотря на то, что не всегда его деятельность и программа находили понимание и поддержку переселенцев [16. S. 69 - 70], сербскому священнику удалось привлечь на свою сторону часть югославянских эмигрантов6. В целом же результаты деятельности Н. Велимировича сходны с итогами "миссии" Ф. Поточняка: с одной стороны, его усилия способствовали развитию югославянского движения в США, с другой, они оказались недостаточными для преодоления его противоречий.

В Южной Америке в начале XX в. подавляющее большинство югославянских переселенцев составляли хорваты из Далмации, прилегающих к ней островов и Дубровника, эмигрировавшие преимущественно в силу экономических и отчасти политических причин. Кроме того, там проживали немногочисленные уроженцы Герцеговины, македонские сербы и черногорцы [11. S. 226; 28. S. 9 - 13; 29. С. 220 - 226; 30. S. 8]. Предположительно общая численность эмигрантов составляла от 25 до 50 тыс. человек [11. S. 226; 28. S. 13].

Как показывает хорватский историк Любомир Антич, будучи занятыми в различных отраслях промышленности, сельском хозяйстве, торговле7, переселенцы занимали практически все ступени социальной лестницы. При этом в более выгодном положении они находились в Чили, Боливии и Перу (в то время как уровень жизни многих югославян в Аргентине был даже ниже, чем до эмиграции), а некоторые из них (Пашко Бабурица, Франо Петринович, Векослав Митрович и другие) были весьма успешны в сфере экономики [28. S. 18 - 24]. По словам поверенного в делах России в Буэнос-Айресе Е. Ф. Штейна, в Аргентине "сравнительно немногие" эмигранты "достигли значительного материального благосостояния, большинство же живет хотя и безбедно, но скромно", а в Чили "большинство их сильно разбогатело на новой родине и составляет на местах, где прочно осел этот элемент, наиболее влиятельный контингент в делах муни-


6 В связи с деятельностью Н. Велимировича упомянем о двух акциях североамериканских югославян. Во-первых, 15 августа 1915 г. 22 редактора югославянских периодических изданий выступили в защиту идей югославянского объединения и против итальянских и болгарских притязаний на югославянские территории. Свои идеи югославянские журналисты выразили в принятой резолюции, отправленной Н. Пашичу и Югославянскому комитету [10. Фасц. 21. С. 456; 25. S. 42; 16. S. 70 - 71]. Во-вторых, 24 августа 1915 г. в Чикаго, а 25 августа в Питтсбурге состоялись конгрессы югославянских священников, поддержавших объединение австро-венгерских югославян с Сербией и Черногорией в одно государство и план деятельности в русле этих идей и веротерпимости [10. Фасц. 21. С. 31 - 33, 38; 16. S. 71].

7 Российский дипломат А. С. Ионин, повествуя о далматинских эмигрантах в Аргентине, писал, что они в основном были матросами, работали "в портах и на реках", иногда были заняты в торговле, случалось также, что среди них встречались интеллигенты, однако значительная часть пересенцев была безграмотна [29. С. 248 - 251].

стр. 18


ципального управления, а также в смысле общественном" [31. Л. 177 - 177об]. Кроме того, он писал, что выходцы из Сербии и Черногории в Южной Америке - "это люд бедный и простой, служащий на полевых работах и поденщиками на различных железнодорожных, портовых и иных строительных работах - элемент вообще спокойный и трезвый, проходящий в здешней сутолочной жизни бесследно и незаметно... Помимо этого чисто сербского элемента в Аргентине, и еще более в Чили, проживает значительное число южных славян, австрийских подданных. Некоторые из них достигли миллионных состояний на пароходных, колонизаторских и иных предприятиях, большинство пристроилось в различных здешних аргентинских и иностранных администрациях, некоторые занимаются торговлею, все хорошо грамотны, прекрасно овладели испанским языком, многие из них архитекторы, техники и инженеры с европейским образованием" [31. Л. 171 - 171об]. И заметил, что "среди югославянского элемента эти австрийские сербы являются единственными, которые по своему материальному положению и умственному развитию способны оказать поддержку славянской идее и сознательно противодействовать стремлениям Австрии уничтожить всякую мысль о создании единой Великой Сербии" [31. Л. 171об].

Антич констатировал, что ситуация с грамотностью и образованием эмигрантов складывалась довольно неблагопрятно (причем в Чили положение было лучше, чем в Аргентине), и заметил, что недостаток образованных людей тормозил политическую организацию югославян в Буэнос-Айресе во время войны [28. S. 24].

Как и североамериканские югославяне, в Южной Америке эмигранты основывали различные общества, издавали газеты и журналы [28. S. 26 - 36;30. S. 9]. И здесь переселенцы не порывали связь с родиной, следили за событиями в Европе (особенно в Австро-Венгрии и Сербии) и устраивали акции в ответ на них. При этом еще до Первой мировой войны некоторые переселенцы проявили себя противниками Габсбургской монархии и ее политики в отношении югославян и сторонниками идей славянского единства [28. S. 32, 38, 41 - 42; 31. Л. 180 - 181, 185 - 186об].

Отметим, что уже летом 1914 г. европейские события всколыхнули общественную деятельность антиавстрийски настроенных эмигрантов. В числе проведенных ими до конца года мероприятий были создание организации "Хорватская стража", манифестация сербов и хорватов 3 августа в Буэнос-Айресе, а также начало антиавстрийской и проюгославянской агитации и сбора средств в пользу сербской и черногорской организации Красного Креста, который продолжился и в дальнейшем [11. S. 227 - 228; 25. S. 4; 28. S. 32 - 33, 37, 51 - 52, 54 - 55; 30. S. 13 - 14; 32. S. 522]. Возможно, к этому же времени относится и начало спонтанного добровольческого движения [27. S. 25; 31. Л. 171]. Кроме того, аргентинские югославяне, по сообщению Е. Ф. Штейна, обратились также в российскую миссию: "В самом начале войны от них ко мне явилась депутация, в эмблемах из сербских национальных цветов, с заявлениями о своих сербских чувствах и с просьбою руководить ими в их борьбе, печатно и словом, против австрийского владычества" [31. Л. 172]. Он, в свою очередь, "обещал им самую широкую поддержку" "на неполитической почве, во всем что касается распространения сведений о Сербии и Черногории, истории и быте этих стран в наиболее симпатичном освещении и ко всякому благотворительному почину в пользу сербских больных, раненых и беженцев" [31. Л. 172]. Позже российское дипло-

стр. 19


матическое представительство в Буэнос-Айресе оказало эмигрантам поддержку в сборе пожертвований для сербского Красного Креста [31. Л. 202 об - 203 об].

Однако часть переселенцев встала на сторону Австро-Венгрии, а некоторые эмигранты оставались противниками югославянской идеи до конца войны [28. S. 52 - 54].

В 1915 г. югославянские деятели в Европе установили связь с эмигрантами и в Южной Америке. В начале года Л. Леонтич (как руководитель) приступил к агитации добровольцев среди переселенцев [11. S. 25].

Должно отметить, что, хотя спонтанное движение волонтеров из Америки в Европу наблюдалось практически с начала войны, организация добровольческого движения за океаном приобрела особую актуальность для Югославянского комитета в 1915 г. и сербского правительства в 1916 г. Уже в конце 1914 г. - начале 1915 г. у политической эмиграции из Австро-Венгрии возникла мысль о наборе добровольцев [11. S. 23 - 24]. Югославянские деятели понимали, что обеспечение военной помощи странам Антанты имело в большей степени политическое значение и в перспективе могло способствовать реализации национальных интересов югославян - оказавшись в конце войны на стороне победителей, они смогли бы добиваться освобождения сербов, хорватов и словенцев в Австро-Венгрии от власти Габсбургов, пересмотра условий Лондонского договора стран Антанты и Италии8 [28. S. 78]. И, кроме того, впоследствии "добровольцы могли стать ядром будущей югославянской армии, а лондонский Комитет получил бы международное признание держав Антанты как временное правительство вновь созданного государства" [7. С. 197]. Однако формирование отрядов даже на уровне проекта было трудновыполнимым, поскольку сразу вставали вопросы о численности волонтеров, отношения к нему сербского правительства, возможного отступления от норм международного права, способности эмигрантов в принципе его осуществить [11. S. 24]. В итоге, в январе 1915 г. было решено, что Комитет приступит к организации отрядов, если сербское правительство на это согласится. О плане формирования "Адриатического легиона" - отдельной добровольческой единицы, не являющейся частью сербской армии, югославянские лидеры сообщили Л. Михайловичу с просьбой поставить в известность Н. Пашича и узнать его мнение [11. S. 24 - 25]. (Как позже выяснилось, сербский премьер был против формирования отдельных югославянских частей; по его мнению, добровольцы должны были входить в состав сербской армии и сражаться за освобождение югославянских земель Австро-Венгрии как сербские солдаты [26. S. 27 - 28]).

В январе Л. Леонтич написал в Антофагасту (Чили) своему брату Милану письмо об идее набрать волонтеров и направил манифест об "Адриатическом легионе" [11. S. 228; 28. S. 79; 34. С. 289]. М. Леонтич и другие омладинцы распространили среди переселенцев эти материалы, призывавшие к активным действиям [11. S. 228]. Первыми присоединились к движению Ф. Петринович и Кузма Жувич, а затем его деятельность возглавил самый крупный югославянский промышленник П. Бабурица. Постепенно омладинцы добились того, что Антофагаста стала центром всего объединительного движения в Южной Америке [11. S. 228].


8 26 апреля 1915 г. в Лондоне Великобритания, Франция и Россия подписали с Италией секретный договор. Помимо прочего, к Италии присоединялись Триест, Горица, Градиска, Истрия и Далмация с прилегающими к ним островами. Подробнее см., например, [33. С. 425 - 428].

стр. 20


С февраля 1915 г. представители Югославянского комитета официально начали контактировать с местными эмигрантами. Комитет направил им письмо, а затем и "Воззвание к югославянам за границей", в котором просил оказать финансовую помощь [28. S. 79 - 80; 32. S. 521].

Впоследствии европейская политическая эмиграция поддерживала связь с Временным правлением организации "Югославянская народная оборона" (ЮНО) (сначала его председателем был П. Бабурица), избранном на собрании переселенцев в Антофагасте 14 февраля 1915 г. (хотя тогда, по сути, это был лишь инициативный комитет по созданию ЮНО, поскольку у них не было даже первичной организации). В качестве основной цели организации было поставлено сотрудничество с Комитетом для достижения "полного народного объединения и освобождения" [28. S. 61]. 22 апреля в Антофагасте вышел первый номер газеты ЮНО под названием "Jugoslavija", а чуть раньше Бабурица сообщил Трумбичу, что эмигранты уже начали и сбор средств в пользу Комитета [28. S. 80; 35. S. 249]. 2 мая 1915 г. на заседании югославян в Антофагасте было образовано ее первое отделение - "Ядран" [28. S. 62 - 63; 30. S. 14; 32. S. 523].

Следует сказать, что Комитет контактировал также с Матеем Шкарничем, который не входил в состав Временного правления, однако имел намерение и предпринимал определенные шаги для того, чтобы возглавить деятельность сторонников идеи объединения югославян. В ноябре 1914 г. он начал выпускать в Антофагасте газету "Pokret" ("Движение"). Позже он установил связь с Комитетом через его секретаря Иосипа Едловского. Первоначально, даже после того, как Временное правление было образовано, именно его европейская эмиграция признавала лидером движения (и в его газете публиковала свои материалы). Через Едловского Шкарнич получал доверительные письма Комитета с инструкциями для будущей деятельности эмигрантов, о чем он потом информировал Временное правление. Такое положение сохранялось до конгресса в Антофагасте 23 января 1916 г., о котором будет сказано ниже. В то же время борьба за лидерство и расхождения Шкарнича и Правления, препятствовавшие организации более успешной работы югославян, по крайней мере сначала не предавались широкой огласке [28. S. 58 - 60, 66 - 71]. Более того, проведение 1 августа 1915 г. собрания переселенцев в Антофагасте стало результатом их совместных усилий по выполнению пожелания Комитета "о создании организации, которая бы как представитель всех переселенцев сделала заявление в духе "народного освобождения и объединения", и он бы получил поддержку и статус народного представителя [28. S. 63 - 65]. В резолюции участники собрания констатировали "разрыв" австро-венгерскими югославянами "всех отношений и государственных связей с австро-венгерской монархией", высказались за объединение сербов, хорватов и словенцев, населявших югославянские области Австро-Венгрии, Сербию и Черногорию, в единое государство и выразили доверие и поддержку Югославянскому комитету [28. S. 64 - 65; 30. S. 14]. Документ был отправлен правительствам стран Антанты, Сербии и Комитету [11. S. 229].

Подобное мероприятие было проведено 1 августа и в Пунта Аренасе [30. S. 14]. Движение также поддерживали югославянские колонии в Икике и Вальпараисо. В Пунта Аренасе и Антофагасте продолжался сбор средств для сербско-черногорского Красного Креста и сирот, а состоятельные эмигранты, П. Бабурица и Векослав Моро, оказали Комитету материальную помощь [36. Kn. I, Sv. 1. Zagreb, 1934. S. 5]. Заметим, что в его финансировании принимали участие и другие переселенцы в Южной Америке [36. Кп. IV, Sv. 15. Zagreb,

стр. 21


1935. S. 452]. В итоге, финансирование югославянскими эмигрантами в Северной и Южной Америке Комитета способствовало укреплению его самостоятельной позиции. Летом 1915 г. П. Бабурица, В. Митрович и В. Моро вошли в состав Югославянского комитета [28. S. 164; 36. Kn. III, Sv. 10. Zagreb, 1934. S. 306 - 310].

Возвращаясь к вопросу о добровольцах, нужно сказать, что летом 1915 г. Комитет продолжил агитацию в Южной Америке, и ее активно поддержала эмигрантская пресса [28. S. 81 - 83]. Сербское правительство одобрило план поездки членов Комитета Милана Марьяновича - в Северную, а Мичи Мичича - в Южную Америку с целью активизации югославянских акций и рекрутирования волонтеров, принятый югославянскими деятелями на заседании 29 июня. И даже предоставило средства на его реализацию [11. S. 100; 34. С. 84]. Переселенцев в Южной Америке также оповестили о миссии представителей Комитета [28. S. 83 - 84; 34. С. 233 - 234]. Как видим, с лета 1915 г. перед европейскими эмиссарами, направлявшимися в Америку, была поставлена еще одна цель - организация добровольческого движения.

М. Мичич прибыл в Буэнос-Айрес в сентябре 1915 г., а чуть раньше по приглашению самих эмигрантов там появился Л. Леонтич. Они направили свои усилия на пропаганду югославянских идей, организацию деятельности эмигрантов и добровольческого легиона. В результате, хотя их работа по рекрутированию волонтеров ощутимых плодов в 1915 - 1916 гг. не дала, их агитация оказала большое влияние на становление там югославянского движения [11. S. 229 - 230; 28. S. 84 - 94; 31. Л. 182 - 183 об, 188 - 190; 32. S. 524 - 525, 527 - 528; 34. С. XI, 289].

Центральным событием в истории объединительного движения в Южной Америке стал "Народный конгресс" в Антофагасте 23 января 1916 г. В нем приняли участие более 200 югославян из Чили, Аргентины, Боливии, Перу и Уругвая [11. S. 230 - 232; 28. S. 113 - 128; 30. S. 15 - 18; 37].

Участники Конгресса приняли резолюцию, в которой, по словам Е. Ф. Штейна, провозгласили "полное... сербо-хорвато-словенское единство не только в надежде на лучшее будущее, но и как выражение этнографической истины, которая должна быть закончена и политически, как она уже завершена морально" [31. Л. 195]. Они заявляли, что "порывая всякие связи с Австро-Венгрией и Габсбургским Домом", предоставляют "себя и свое имущество в полное распоряжение сербской власти", а также подтверждают свое "совершенное доверие Югославянскому главному правлению в Лондоне (Югославянскому комитету. - Ю. Л.)", которое считают "законным представителем неосвобожденных еще из-под австро-венгерского ига югославянских земель" [31. Л. 195об]. И обращались к странам Антанты, "чтобы все союзные Сербии державы признавали" их "на основании этого заявления, как сотрудников в их общей борьбе с врагом и чтобы законные представители Тройного Согласия (Антанты. - Ю. Л.) защищали" их "интересы за границей" [31. Л. 196].

В ходе Конгресса эмигранты сформулировали программу, которая легла в основу их дальнейшей деятельности [28. S. 118 - 119; 31. Л. 194 - 194 об], утвердили организационную структуру ЮНО и выработали ее "Финансовую основу", регулировавшую, помимо прочего, финансовые отношения с Югославянским комитетом [28. S. 119 - 123; 32. S. 527]. Кроме этого, югославяне направили приветственную телеграмму сербскому королю Петру Карагеоргиевичу [11. S. 231; 31. Л. 196].

стр. 22


Таким образом, в январе 1916 г. на Конгрессе в Антофагасте были приняты основополагающие документы южноамериканского югославянского движения, завершено конституирование его координационного центра и заложены основы единой структуры объединительного движения югославянских эмигрантов в Европе и Южной Америке. Как писал Е. Ф. Штейн, в 1916 г. "югославянское движение в Южной Америке приняло следующую окончательную организацию: Главным руководящим центром признается Югославянский комитет в Лондоне. От его имени и в полном согласии с ним действует во всей Южной Америке главный комитет "Югословенска народна обрана" с своими тремя комитетами: в Антофагасте для северного тихоокеанского побережья (Северное Чили, Перу, Боливия), в Пунта Аренасе для южного тихоокеанского побережья (Южное Чили и Магелланов пролив) и в Буэнос-Айресе - для Атлантического побережья - Аргентина, Парагвай и Уругвай. Все сборы комитетов посылаются в Вальпараисо, который с своей стороны отвечает за могущие получиться у Комитетов дефициты по расходам на свое содержание и пропаганду. Помимо указанных трех главных, зависящих от Вальпараисо, комитетов, отделения последних имеются в многочисленных местах Южной Америки..." [31. Л. 183 об - 184].

Кроме того, открытое признание югославянами династии Карагеоргиевичей и политической программы Сербии в то время, когда сербский народ переживал тяготы поражения, а король и правительство находились за пределами страны - на острове Корфу, укрепляло ее международный престиж [11. S. 231].

М. Марьянович прибыл в США в конце октября 1915 г., еще летом подготовив план организации там набора волонтеров и реформирования эмигрантской периодической печати [10. Фасц. 4. С. 347 - 348 об]. Пробыв в Нью-Йорке около месяца и оценив ситуацию на месте9, он понял, что о быстром решении практических задач не могло быть и речи. И начал пропаганду идей югославянской интеграции среди переселенцев (сначала в Нью-Йорке, а с декабря - в американских штатах), устраивая лекции, собрания, печатая статьи в газетах, распространяя брошюры [10. Фасц. 19. С. 526 - 529; 16. S. 106]. Кроме того, Н. Жупаничу было поручено проведение агитации среди словенцев [16. S. 108].

Постепенно (особенно к осени 1916 г.) деятельность европейских и местных югославянских эмигрантов по подъему югославянского движения начала давать результаты. М. Марьянович добился в основном "моральных" успехов, но были и "материальные" [10. Фасц. 19. С. 528 - 530,540 - 542; Фасц. 21. С. 132, 140 - 141; 16. S. 106 - 108]; Н. Жупаничу удалось склонить на свою сторону определенную часть словенских переселенцев, реорганизовать "Словенскую лигу" в "сербофильском югославянском духе" и собрать средства для Комитета [10. Фасц. 19. С. 151 - 155, 178 - 180, 545 - 546]. Росту движения также способствовало упрочившееся - вследствие успешных операций на фронтах - международное положение стран Антанты. Но, наряду с этим, все еще сохранялись политические колебания и дискуссии югославян (сербов и хорватов) вокруг программы интегра-


9 По его наблюдениям, хуже всего дело обстояло со словенцами, среди которых было мало приверженцев идей югославянского движения; сербы как всегда были заняты "внутренней полемикой" и борьбой за руководство организацией "Согласие", и после поражения Сербии ощущали "безнадежность" сильнее, чем хорваты, которых югославянский деятель разделил на три группы: "австрияков", сторонников государственного объединения югославян и "смутьянов", занимавших положение между двумя первыми [10. Фасц. 19. С. 523 - 526].

стр. 23


ции и самого движения (позиции его руководителей) и организационные трудности10, мешавшие эффективной практической деятельности эмигрантов.

Чтобы исправить положение Марьянович предложил организовать новый конгресс югославян в Северной Америке, посредством которого можно было реформировать движение [16. S. 108]. Причины его созыва, по мнению российского консула в Чикаго А. М. Волкова, заключались еще и в следующем: "1) В среду югославянского элемента, и особенно в его организации общественные, проникло немало элементов австрийских, несомненно в целях осведомительных, факт, требующий выяснения путем переговоров, и засим требующий очистки и кристаллизации югославян в Америке от непотребных немецких соглядатаев и шпионов. 2) В силу сказанного выше немало отдельных югославянских единиц девиирует от главного направления югославянства, - от России и ее настоящих союзников, то в сторону Австрии, то в сторону Италии, - что требует немедленной исправки" [31. Л. 80]. Он также предполагал, что предписание югославянских политиков в Европе активизировать югославянское движение в США могло быть одним из мотивов организации собрания. "Главный Лондонский Комитет югославян..., а также Комитеты их в Париже, Петрограде, Женеве и проч. местах земного шара, по всей вероятности, требуют и от американских югославян интенсификации их деятельности, националистической пропаганды и осведомления об югославянских идеях северо-американских граждан и их правительства", - писал дипломат [31. Л. 80]. Это, в свою очередь, видимо, было связано с тем, что перед Комитетом встала необходимость подумать о создании "постоянной организации", поскольку война затягивалась (на это эмигранты не рассчитывали), а старая система пропаганды, устроенная "на скорую руку", не отвечала новым условиям [10. Фасц. 19. С. 242].

Трагические для Сербии события конца 1915 г. - начала 1916 г. внесли коррективы во внешнеполитическую программу и деятельность ее правительства. Кроме активных переговоров с союзниками о поддержке и помощи Сербскому королевству, они коснулись уточнения и изменения плана югославянского объединения. Если до октября 1915 г. "о сербском или югославянском вопросе размышляли и рассуждали в контексте борьбы за новых союзников", то весной 1916 г. "сербское руководство открыто поставило его перед правительствами союзных держав, причем самым непосредственным образом и на высшем уровне - именно этот вопрос был главным предметом переговоров Пашича и Александра... в Париже и Лондоне, а затем и одного премьера в Петрограде" [4. С. 371]. По сведениям А. М. Волкова, 11 апреля А. Трумбич из Лондона телеграфировал А. Бьянкини следующее: "Престолонаследник Александр и Пашич


10 Так, из отчета Н. Жупанича следовало, что, наряду с поддержкой идеи югославянского объединения, "у югославян отсутствует твердое мнение и политическое убеждение"; североамериканское движение развивается благодаря работе нескольких хорватских деятелей (Н. Гршковича в Кливленде, А. Бьянкини в Чикаго и Й. Марохнича в Питтсбурге); словенцы - самые "несознательные"; 60% переселенцев из Далмации "фанатичные противники Сербии и Югославии"; большой вред движению, помимо пропаганды "австрийских наемников" и "священников", наносит деятельность сербского редактора М. Ефтича и т.д. [10. Фасц. 19. С. 171 - 177]. А полковник М. Прибичевич сообщал, что по приезде в США столкнулся с тем, что главные сербские организации были заняты внутренней борьбой; контакты между сербскими и хорватскими лидерами движения практически отсутствовали, а "Народный югославянский комитет" не работал [10. Фасц. 19. С. 325 - 326].

стр. 24


торжественно заявили, что Сербия борется за освобождение и объединение всех земель, которые принадлежат сербам, хорватам и словенцам в одно Югославянское государство. Тем самым Сербия торжественно провозгласила югославянскую программу перед Великобританией и всем миром. Вперед с верой. Победа за нами" [1. Ф. 170. Оп. 512/1. Д. 417. 1916 г. Л. 173].

Придерживаясь позиции единственного руководителя югославянского движения, Н. Пашич строил свои взаимоотношения с Югославянским комитетом (до весны 1917 г.) [4. С. 371] и югославянскими эмигрантами в Америке. Так, находясь в Лондоне, он отправил телеграмму А. Бьянкини, в которой поприветствовал всех сербов, хорватов и словенцев в "свободной Америке" и выразил надежду на их содействие в деле освобождения и объединения югославян [10. Фасц. 20. С. 273 - 274; 1. Ф. 170. Оп. 512/1. Д. 417. 1916 г. Л. 174]. А югославянские деятели (А. Бьянкини, Н. Гршкович и Калеш), в свою очередь, также телеграфировали престолонаследнику Александру, сербскому премьер-министру и А. Трумбичу [10. Фасц. 19. С. 459].

В октябре 1916 г. сербское правительство направило в США для вербовки и отправки на Солунский фронт добровольцев военную миссию во главе с подполковником Миланом Прибичевичем, а в Южную Америку с той же целью - своего эмиссара Спиро Познановича [23. С. 197; 28. S. 174].

Кроме того, правительство Сербии и Комитет одобрили идею Марьяновича о созыве нового съезда представителей югославянских колоний в Америке [16. S. 108]. По его замыслу, на конгрессе планировалось "сделать обзор деятельности в Северной, Южной Америке и Европе"; "правильно организовать Комитет в Америке и создать представительства и пункты для сбора и распределения денег и т.д."; а также "выработать программу дальнейшей деятельности" [10. Фасц. 19. С. 531]. Как писал А. М. Волков, "прямой задачею Съезда является укрепление в югославянах чувства единства и идеи "Великой Югославии" как единственно солидной и возможной политической комбинации в Европе для сопротивления немецко-австрийско-мадьярским тенденциям поглощения южных славян, улучшение внутренней организации югославян, решение вопроса о дальнейшей пропаганде югославянских идей и ознакомление американцев с сказанными идеями" [31. Л. 79об]. Он также сообщал, что "задача вторая, секретная" касалась практической помощи переселенцев союзникам и состояла в обсуждении "постановки" "сокольской организации югославян в весьма широких размерах, с тем, чтобы в дальнейшем сокольские общества и организации могли бы быть союзниками использованы" [31. Л. 80об]. И дополнял: "С другой стороны, быть может частные переговоры приведут к иным выводам и практическая помощь югославян выразится хотя бы в посылке санитарных отрядов, госпиталей и проч. на союзные фронты" [31. Л. 81]. В другом донесении российский консул писал о возможном рассмотрении на съезде совместных действий северо и южноамериканских эмигрантов [31. Л. 89].

В подготовке нового конгресса под руководством М. Марьяновича приняли участие Н. Жупанич, А. Бьянкини, Н. Гршкович, а также М. Прибичевич, предложивший план создания новой центральной организации "Югославянское народное вече" [10. Фасц. 19. С. 329 - 331;16. S. 108 - 112; 34. С. 155 - 156]. По поводу этого съезда лондонский Комитет отправил послание переселенцам в Америке [10. Фасц. 21. С. 82 - 84; 25. S. 75 - 76; 16. S. 112]. Кроме того, Марьянович написал ЮНО в Южной Америке письмо, в котором сообщал о конгрессе и призвал эмигрантов принять в нем участие [16. S. 111 - 112; 25. S. 75; 28. S. 171].

стр. 25


Этот очередной съезд, получивший название "Второго югославянского народного конгресса", состоялся в Питтсбурге 29 и 30 ноября 1916 г. и собрал 615 участников. Наряду с представителями североамериканских югославянских обществ на нем присутствовали видные деятели движения в США (А. Бьянкини, Н. Гршкович и другие), эмигранты из Южной Америки (Петр Браданович, который являлся председателем "Югославянской народной обороны" в Вальпараисо (Чили), Мато Гальюф, член "Народной обороны" в Перу), а также М. Марьянович, М. Мичич и М. Прибичевич [10. Фасц. 19. С. 303; 15. С. 113 - 114; 25. S. 74 - 75; 31. Л. 85 - 88, 91 - 91об].

29 ноября делегаты съезда одобрили "Резолюцию" [16. S. 114 - 115; 25. S. 76 - 78]. В ней югославяне еще раз констатировали "неоспоримое" народное единство хорватов, сербов и словенцев, которое должно было стать "основой всей деятельности каждого серба, хорвата и словенца, невзирая на их политические, социальные или религиозные различия" [25. S. 77]; заявили о намерении австро-венгерских югославян объединиться в единое государство с Сербией под скипетром династии Карагеоргиевичей и одобрили действия и программу Югославянского комитета "как представителя интересов югославян в Австро-Венгрии", а также выразили готовность практически его поддержать [25. S. 77]. Они также провозгласили образование в Северной Америке единой организации сербов, хорватов и словенцев под названием "Югославянское народное вече" и его намерение вступить в самый тесный контакт с югославянскими обществами в Южной Америке, Новой Зеландии и Австралии, "чтобы добиться успехов в реализации решений, одобренных на этом конгрессе" [25. S. 78]. В основу деятельности "Веча" легли Устав, определявший его программу, цели, задачи, структуру, подчинение Комитету [25. S. 78] и "Финансовая основа", которая определяла условия его финансирования североамериканскими югославянами. Этот документ закреплял обязанность "Югославянского народного веча" "собирать средства для финансирования национальной деятельности Югославянского комитета с помощью регулярных и добровольных взносов отдельных лиц, организаций, колоний с помощью организации различных зрелищ и т.д.". Также был установлен размер регулярных месячных взносов [25. S. 78 - 79]. На съезде был утвержден состав Исполнительного комитета "Югославянского народного веча". Функции секретариата "Веча" и Исполнительного комитета были возложены на Югославянскую Канцелярию в Кливленде, которой руководил представитель Югославянского комитета (в то время - М. Марьянович), имевший право голоса в Исполнительном комитете также, как и каждый член Комитета, который находился в Америке [10. Фасц. 19. С. 304]. Кроме того, на конгрессе было принято решение о начале добровольческой акции, и одновременно с этим проведено собрание представителей сербского, хорватского и словенского сокольских союзов, на котором они объединились в Югославянский сокольский союз с М. Марьяновичем во главе [10. Фасц. 19. С. 331; 16. S. 117; 34. С. 158].

Таким образом, в ходе Питтсбургского конгресса была выработана новая программа югославянского движения, содержавшая принципиально важные дополнения: переселенцами выражалось намерение государственного объединения сербов, хорватов и словенцев под скипетром сербской династии Карагеоргиевичей, а Югославянский комитет признавался полноправным выразителем интересов австро-венгерских югославян, завершено формирование основ совместной деятельности югославянских эмигрантов в Европе и Америке (коорди-

стр. 26


национный центр североамериканского югославянского движения "Югославянское народное вече" был подчинен Югославянскому комитету), что обуславливало направление деятельности югославян Северной Америки в русле политики европейского центра. Кроме того, решения и организационные мероприятия съезда также создали благоприятную почву для организации добровольческого движения.

Заметим, что участниками съезда были отправлены приветственные телеграммы королю Петру, престолонаследнику Александру, Н. Пашичу, Югославянскому комитету, "Югославянской народной одбране" в Вальпараисо и генералу Живковичу в Одессу [25. S. 79; 15. С. 111] и получены ответные телеграммы от престолонаследника Александра и Н. Пашича [25. S. 79 - 80]. Необходимо сказать, что решения, принятые в Питтсбурге, имели большое пропагандистское значение.

Подведем итог. В первые годы войны сербское правительство, включая американских югославян в сферу своих интересов, преследовало две цели: заручиться их поддержкой идеи государственной интеграции сербов, хорватов, и словенцев и организовать рекрутирование добровольцев в сербскую армию.

С другой стороны, лондонский Комитет с помощью американских югославян намеревался не только обосновать программу югославянского объединения, но и подтвердить легитимность своей деятельности, получить финансовую поддержку и сформировать отдельный добровольческий легион.

Сербское правительство и Югославянский комитет поддерживали связи с сербами, хорватами и словенцами, живущими за океаном, через своих эмиссаров. Включение же в состав Югославянского комитета американских эмигрантов и "официальное" подчинение их главных организаций европейскому центру в 1916 г. способствовали складыванию единой организационной и финансовой структуры югославянского движения эмигрантов в Европе и Америке. В результате, в 1915 - 1916 гг. югославянские переселенцы в Северной и Южной Америке неоднократно продемонстрировали свою приверженность идее государственной интеграции югославян.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Архив внешней политики Российской Империи.

2. Россия и США: дипломатические отношения. 1900 - 1917. М., 1999.

3. Екмечиh М. Стваранjе JугославиJе 1790 - 1918. Београд, 1989. Д. 2.

4. Шемякин А. Л. Первая мировая война. Рождение Югославии // На путях к Югославии: за и против. Очерки истории национальных идеологий югославянских народов. Конец XVIII - начало XX в. М., 1997.

5. Stokes G. The Role of the Yugoslav Committee in the Formation of Yugoslavia // Three Eras of Political Change in Eastern Europe. New York, 1997.

6. Seton-Watson H., Seton-Watson Ch. The Making of a New Europe. R. W. Seton-Watson and the last years of Austria-Hungary. Seattle, 1981.

7. Писарев Ю. А. Образование Югославского государства. М., 1975.

8. Шемякин А. Л. Югославянская программа Сербского Королевства в первый период войны (август 1914-октябрь 1915) // Первая мировая война: Пролог XX века. М., 1998.

Стоjановиh Н. Jугословенски одбор (Чланци и документи). Загреб, 1927.

10. Архив Jугославиjе. Фонд 80.

11. Paulova M. Jugoslavenski odbor. Zagreb, 1925.

12. Potocnjak F. Iz emigracije. Zagreb., 1926. D. III.

13. Govorchin G. Americans from Yugoslavia. Gainsville, 1961.

14. Пуриh Б. Наши исельеници. Београд, 1929.

15. Шемякин А. Л. Главнейшие задачи югославян // Исторический Архив. 1994. N 3.

стр. 27


16. Cizmic I. Jugoslavenski iseljenicki pokret u SAD i stvaranje Jugoslavenske Driave 1918. Zagreb, 1974.

17. Prpic G. The South Slavs // The Immigrants' Influence on Wilson's Peace Policies. Kentucky, 1967.

18. Слепчевиh П. Срби у Америци. Женева, 1917.

19. Iseljenistvo naroda i narodnosti Jugoslavije i njegove uzajamne veze s domovinom. Zagreb, 1978.

20. The Ethnic Press in the United States. A historical Analysis & Handbook. New York, 1987.

21. Славянское обозрение. 1892. Том 3. N 9.

22. Клеменчич М. Односи измег)у Словенаца и Срба у САД KpajeM XIX и током XX века // Сеоба Срба некад и сад. Београд, 1990.

23. Остоjиh-Феjиh У. САД и српски добровольачки покрет у првом светском рату // Добровольци у ослободилачким ратовима Срба и Црногораца. Београд, 1996.

24. Борhевиh М. Србща и Jугословени за време рата: 1914 - 1918. Београд, (1922)1991.

25. Sisic F. Dokumenti о postanku Kraljevine Srba, Hrvata i Slovenaca. 1914 - 1919. Zagreb, 1920.

26. Sepic D. Srpska vlada i poceci Jugoslavenskog odbora // Historijski Zbornik. Zagreb, 1960. Godina. XIII. Br. 1 - 4.

27. Mandic A. Fragmenti za Historiju Ujedinjenja. Zagreb, 1956.

28. Antic L. Nase iseljenistvo u Juznoj Americi i stvaranje Jugoslavenske Drzave 1918. Zagreb, 1987.

29. Ионин А. С. По Южной Америке. Спб., 1892. Т. 2.

30. Kolin M. Jugosloveni u Juznoj Americi u radu za svoj narod. Zagreb, 1920.

31. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 102. ДП. ОО. Д. 231. 1916 г. Т. 2.

32. Stefanovic-Dacic Z. O ulozi nasih iseljenika u Juznoj Americi za vrijeme prvog svjetskog rata // Jugoslavenski odbor u Londonu u povodu 50-godisnjice osnivanja. Zagreb, 1966.

33. Мировые войны XX века: В 4 кн. М., 2002. Кн. 2: Первая мировая война: Документы и материалы.

34. Jугословенски добровольци 1914 - 1918. Србjа, Jужна Америка, Северна Америка, Аустралща, Француска, Италща, Солунски фронт. Зборник докумената. Београд, 1980.

35. Leontic L. Jugoslovenski odbor u Londonu i Jugoslovenska ujedinjena omladina // Jugoslavenski odbor u Londonu u povodu 50-godisnjice osnivanja. Zagreb, 1966.

36. Arhiv Jugoslovenske Narodne Obrane iz Juzne Amerike.

37. Bonacic L. Primer Congreso de los Eslavos Meridionales de Sud America el grito de Antofagasta. Punta Arenas, 1916.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/СЕРБИЯ-ЮГОСЛАВЯНСКИЙ-КОМИТЕТ-И-СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ-ЭМИГРАЦИЯ-В-АМЕРИКЕ-В-1914-1916-годах

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. В. ЛОБАЧЕВА, СЕРБИЯ, ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ И СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКЕ В 1914 - 1916 годах // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 27.04.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/СЕРБИЯ-ЮГОСЛАВЯНСКИЙ-КОМИТЕТ-И-СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ-ЭМИГРАЦИЯ-В-АМЕРИКЕ-В-1914-1916-годах (date of access: 21.05.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. В. ЛОБАЧЕВА:

Ю. В. ЛОБАЧЕВА → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
90 views rating
27.04.2022 (24 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПОПЫТКА ЛУЖИЦКИХ СЕРБОВ ВЫЙТИ ИЗ СОСТАВА ГЕРМАНИИ В 1945 - 1946 ГОДАХ
Catalog: История 
21 days ago · From Serbia Online
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА И КОСОВСКИЙ КРИЗИС
21 days ago · From Serbia Online
М. ЙОВАНОВИЧ. РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ НА БАЛКАНАХ 1920 - 1940
Catalog: История 
24 days ago · From Serbia Online
БЕЛОЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ. 1918 - 1941
Catalog: История 
24 days ago · From Serbia Online
В. П. ГРАЧЕВ. СЕРБЫ И ЧЕРНОГОРЦЫ В БОРЬБЕ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ И РОССИЯ (1805 - 1807 ГГ.)
Catalog: История 
28 days ago · From Serbia Online
СЕРБСКАЯ ГОРОДСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ XVIII - XIX ВЕКОВ О ЯЗЫКЕ И ЕГО РЕФОРМЕ
30 days ago · From Serbia Online
ПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ОФИЦЕРСТВА В СЕРБИИ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА
32 days ago · From Serbia Online
АЛБАНСКИЙ ВОПРОС: ОТ ВОЙН БАЛКАНСКИХ К ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
Catalog: История 
32 days ago · From Serbia Online
ЧЕТЫ ВНУТРЕННЕЙ МАКЕДОНСКОЙ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Catalog: История 
32 days ago · From Serbia Online
ВНЕКОНСТИТУЦИОННЫЕ ФАКТОРЫ В РАЗВИТИИ СЕРБСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ
Catalog: История 
32 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СЕРБИЯ, ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ И СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКЕ В 1914 - 1916 годах
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones