LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-230
Author(s) of the publication: Л. П. ЛАПТЕВА

Share this article with friends

В 2004 г. серболужицкая и вообще славянская научная общественность в разных формах (в виде научных симпозиумов, публикаций статей и пр.) отметила 150-летие крупнейшего серболужицкого национального деятеля и ученого Арношта (Карла Эрнста) Муки, вложившего весь свой талант, титанический труд и материальные средства в дело сохранения серболужицкого народа и защиты его от надвигающейся германизации. Своей деятельностью - научной и общественной - он продлил национальное существование маленького славянского этноса, который в настоящее время насчитывает - увы! - всего 60 тыс. человек, т.е. меньше половины того, что зафиксировано в сочинении ученого "Статистика сербов", опубликованном в "Часописе Матицы Сербской" в 1884 - 1886 гг. И хотя А. Мука не мог остановить естественный и закономерный процесс германизации лужицких сербов, его деятельность свидетельствует об активном сопротивлении маленького славянского народа поглощению его немецким этническим элементом. Кроме того, он явился родоначальником науки о лужицких сербах, получившей впоследствии название сорабистики, ученым, внесшим весомый вклад в ее развитие. А. Мука заслуживает исторической памяти и за то, что активно сотрудничал с русскими учеными, его современниками, получая от них поддержку его научным и национальным устремлениям и в то же время обогащая своими исследованиями о серболужицком языке, истории, фольклоре, этнографии и других сторонах бытия сербов-лужичан, науку о славянах в целом.

Имя А. Муки было известно в среде русских ученых-славистов конца XIX -первой четверти XX в. Некоторые из них лично встречались с серболужицким деятелем, обменивались с ним литературой, многие переписывались с ним в течение долгих лет. Эта переписка является основным источником для уяснения научных связей серболужицкого ученого с русской славистической средой. Корреспонденция в значительной мере сохранилась: письма А. Муки к русским ученым - в ПФА РАН1 , а русских ученых к Муке - в Архиве Памятника нацио-


Лаптева Людмила Павловна - д-р ист. наук, профессор МГУ.

1 Письма А. Муки имеются в фондах различных русских ученых: В. И. Ламанского, И. А. Бодуэна де Куртене, Э. А. Вольтера, А. А. Шахматова, В. Н. Кораблева. Всего - более 100 писем за период с 1892 по 1915 гг.

стр. 71


нальной письменности в Праге [1]. Содержание части этой переписки освещено в ряде работ, опубликованных в советское время.

О научной и общественной деятельности А. Муки имеется значительная литература. В 1924 г. о нем издал работу серболужицкий славист О. Вицаз [2], в 1978 г. вышла книга чешского сорабиста Я. Петра [3]. Статьи о А. Муке имеются и в биографических словарях, освещающих развитие славистики в Германии [4. S. 275 - 277] и у лужицких сербов [5. S. 400 - 401]. Можно указать и несколько сочинений на русском языке. В 1897 г. профессор славяноведения Киевского университета Т. Д. Флоринский в лекциях по славянскому языкознанию характеризовал А. Муку как прекрасного современного филолога, глубокого исследователя серболужицкого языка и народа, выдающегося народного деятеля [6. С. 590]. В 1898 г. В. А. Францев в рецензии на брошюру о саксонской ремесленной и художественной промышленной выставке, в частности, о ее серболужицком отделении, писал: "Заслуги д-ра Э. Муки в деле устройства лужицко-сербской этнографической выставки так велики, что без всякого преувеличения можно назвать его творцом ее... Только благодаря авторитету д-ра Муки и его необыкновенной популярности в обеих Лужицах удалось созвать сербов в Дрезден". Далее Францев сетует на то, что заслуги Муки в подготовке этой выставки отмечаются недостаточно [7. С. 486].

В 1914 г. в связи с 60-летием ученого-славяноведа, духовного руководителя лужичан после смерти Я. А. Смолера и М. Горника - Эрнста Муки на русском языке вышла в Москве брошюра И. Я. Брюля-Сербина под названием "Д-р Эрнст Мука", где освещается жизнь и деятельность серболужицкого ученого [8].

Кончина А. Муки в 1932 г. отмечена двумя статьями русских ученых о нем. В "Трудах Института Славяноведения Академии наук СССР" вышли работы Б. М. Ляпунова "Доктор Карл Эрнст Юрьевич Мука" [9] и В. Н. Кораблева "Э. Ю. Мука в его письмах к русским ученым" [10]. Значительно позднее о переписке Муки с В. А. Францевым, А. А. Шахматовым и Л. В. Щербой опубликованы статьи автора этих строк [11]. Краткая характеристика отношений А. Муки с русскими учеными приводится и в нашей книге "Русско-серболужицкие научные и культурные связи" [12]. Названными сочинениями не исчерпывается литература о А. Муке. Его творчество исследуется славистами разных стран, продолжаются публикация и анализ его корреспонденции.

Арношт Мука родился 10 марта 1854 г. в поместье Великий Воссек (Гроссэнхен) в Саксонской Верхней Лужице, в серболужицкой семье. Первоначальное образование он получил в Народной школе. В 1861 - 1871 гг. учился в гимназии в Будишине (Бауцене). В 1874 г. Мука отправился в Лейпциг для изучения в университете богословия и философии. Здесь он также штудировал классические языки и славистику, обратив на себя внимание профессора славянской филологии, представителя младограмматической школы в языкознании Августа Лескина (1840 - 1916). По окончании университета в 1878 г., получив степень доктора философии, Мука стал преподавателем в Будишинской гимназии. С 1887 по 1916 г. он работал учителем гимназии Альбертинум во Фрейберге (Саксония), а после выхода на пенсию возвратился в 1917 г. в Будишин2 .

Уже с гимназических лет Мука включился в "национальную жизнь". Он принимал участие в будишинском кружке "Societas Slavica Budissiensis", был


2 Биографические данные о А. Муке взяты из его автобиографии, написанной в 1899 г. (см.: [10. С. 288 - 291]).

стр. 72


инициатором сборов серболужицкой учащейся молодежи, которые с 1875 г. стали проводиться ежегодно. В 1882 г. Мука основал серболужицкий ежемесячный беллетристический журнал "Luzica" и до 1895 г. был его единственным редактором. После смерти М. Горника в 1894 г. Мука стал редактором научного серболужицкого журнала "Casopis Macici Serpskeje". С 1880 г. Мука являлся членом Сербской Матицы, в 1896 г. организовал в Дрездене серболужицкую этнографическую выставку, затем обеспечил постройку Сербского дома, собирая для этого средства среди всех, кто знал что-либо о лужицких сербах и их борьбе за выживание в период антисербской политики господствующих сил Германии. Сербский дом был открыт в 1904 г. Таким образом, после смерти Я. А. Смолера и М. Горника А. Мука стал ведущей личностью в серболужицком национальном движении.

С юных лет А. Мука занимался научно-литературной деятельностью. Он написал много песен и стихов, а с 1872 г. по 1894 г. издал три сборника народных песен жителей Верхней и Нижней Лужицы. С 1883 по 1892 г. под редакцией Муки вышли четыре тома стихотворений серболужицкого поэта Андрея Зейлера. В студенческие годы Мука много путешествовал по своей родине, наблюдая народные обычаи, собирая песни, сказки, пословицы, собственные имена (местные географические названия) и т.д. Так был собран материал для его знаменитой книги "Статистика сербов", вышедшей в 1888 г. с приложением этнографической карты Лужиц, отражавшей распространение серболужицкого языка в 80-х годах XIX в. Это была первая работа такого рода в славистике. Но главным трудом А. Муки в XIX в. стала "Историческая и сравнительная грамматика нижнесербского языка с особенным рассмотрением пограничных диалектов и верхнесербского" [13], изданная в Лейпциге в 1891 г. и получившая престижную премию. По мнению русского лингвиста Б. М. Ляпунова, "... в научном отношении, как по богатству охваченного материала, так и по методу изложения, колоссальный труд Муки является образцовым и может быть поставлен в этом отношении рядом с несколько позднее появившимся многотомным трудом Гебауэра по исторической грамматике чешского языка, естественно, благодаря несравненно большему количеству населения, говорящего на этом языке, и в связи с этим обилию древних письменных источников, значительно превосходящего труд Муки своим объемом... При сравнении со старославянским и другими славянскими языками Муке очень помогли труды Ф. Миклошича, которому и посвящает Мука свой труд" [9. С. 264].

Мука изучал и соседние с Лужицами области. Он исследовал мекленбургские хроники XIV - XVII вв., отыскивая в них славянские названия, участвовал в Энциклопедическом словаре Ф. Брокгауза, где ему принадлежат статьи о сербах-лужичанах, полабских и балтийских славянах. О полабских славянах он опубликовал шесть статей в петербургских "Славянских известиях". В 1900 г. Краковская Академия предложила ему исследовать области Люнебургского воеводства. Результаты исследований были опубликованы на польском и чешском языках. В чешской брошюре "Славяне в воеводстве Люнебургском" Мука установил, что язык полабских славян исчез в XVIII в., но славянские черты сохранились в образе жизни, обычаях и народных верованиях этноса.

Мука посещал также разные славянские страны - Чехию, Польшу, югославянские земли. По сведениям И. Я. Брюль-Сербина, Мука посетил также и Россию, доехав до Москвы и Нижнего Новгорода, чтобы проведать своих земляков Ивана Голана и Михала Чоха [8. С. 21].

стр. 73


Крупнейшим вкладом в изучение славянских языков является нижнелужицкий словарь, над которым А. Мука работал в течение 35 лет. Перипетии издания этого труда отражены в переписке Муки и русского академика А. А. Шахматова, о чем будет сказано ниже. Научные достижения серболужицкого деятеля были замечены славистами европейских стран. Мука был избран иностранным членом Академии в Кракове, Югославянской Академии в Аграме (Загребе), Сербской Академии в Белграде, Чешского Общества наук в Праге. В 1913 г. Российская Академия наук избрала его своим членом-корреспондентом.

Выдающийся лингвист А. Лескин, характеризуя работы А. Муки, в том числе сочинение "Сокровищница сербского языка Нижней Лужицы", писал: "Д-р Э. Муке (Мука) является единственным ученым, способным выполнить подобный труд. Благодаря своей замечательной "Грамматике нижнесербского языка", награжденной призом Княжеско-Яблоновского общества наук, Э. Мука выказал себя первым знатоком этого языка... Нет оснований предполагать, что найдется в ближайшее время кто-то еще, обладающий, как д-р Мука, необходимыми предпосылками для выполнения столь трудной задачи, к тому же всесторонне владеющий этим языком" [10. С. 289]. Много лет спустя русский языковед Б. М. Ляпунов, отмечая богатство словарного состава серболужицких языков, зафиксированное в "Словаре нижнелужицкого языка и его наречий", отмечал, что "критиковать Муку мог бы лишь такой же знаток этих языков, каким был Мука, а мы можем только преклоняться перед мощностью исполненного им труда" [9. С. 269].

Как уже упоминалось выше, связи А. Муки с русскими учеными были богатыми как по объему, так и по содержанию. Они выражались в том, что Мука публиковал свои работы в русских научных журналах, обменивался с учеными России научной информацией и литературой и принял решение публиковать свой словарь нижнелужицкого сербского языка в России. Кроме того, русские ученые оказывали материальную помощь его важнейшему национальному мероприятию - строительству Сербского дома. Все эти обстоятельства в разной мере отразились в корреспонденции русских ученых с А. Мукой. В его архиве в Праге нам удалось обнаружить письма более 30 русских корреспондентов. Многие из авторов извещают Муку о том, что посылают ту или иную сумму денег, собранную среди коллег на постройку Сербского дома, и желают успехов в этом предприятии. В письмах славистов обсуждаются и научные проблемы, высказываются суждения о трудах Муки, сообщается научная информация. Эти вопросы затрагиваются в письмах В. А. Францева, А. С. Будиловича, К. Я. Грота, В. И. Ламанского, И. С. Пальмова, Т. Д. Флоринского, А. А. Шахматова, Л. В. Щербы и других ученых.

Не имея возможности остановиться на характеристике всей корреспонденции, проанализируем наиболее важную с точки зрения наличия в ней сведений о взаимоотношениях Муки и русских ученых. Самым ранним свидетельством контактов Муки с русскими учеными является письмо слависта К. Я. Грота В. И. Ламанскому от 23 августа (4 сентября) 1882 г., в котором читаем: "Проводив своего брата до Дрездена... я повернул к лужичанам, чтобы провести у них несколько дней... Так как у меня не было никаких специальных целей, то я назначил на свое пребывание в Будишине и окрестностях всего несколько дней, чтобы только успеть ознакомиться с жизнью и особенностями серболужицкого народа, с его почтенными представителями и их деятельностью... Я был

стр. 74


встречен там с редким радушием и гостеприимством. Все было сделано, чтобы дать мне возможность в короткое время увидеть и узнать как можно более. Самыми усердными и любезными моими руководителями и спутниками были симпатичнейший М. Я. Горник и молодой сербский деятель (учитель) Э. Мука, издатель литературного журнала "Лужица". Меня посвятили во все стороны и части ученой и литературной деятельности, снабдили меня всеми возможными сербскими изданиями, познакомили с кем только можно было из наиболее интересных лиц и проводили по селам и деревням серболужицким" [14. С. 110]. О дальнейших контактах К. Грота с А. Мукой сведений не найдено.

В 90-е годы XIX в. Мука как бы принял эстафету от предшествующих вождей серболужицкого движения в общении с русскими учеными. Став активным деятелем Матицы, а затем и ее председателем, он ревностно заботился о ее контактах со славянскими учеными, в частности об обмене литературой. Так, в письме В. И. Ламанскому от 30 января 1896 г. Мука выражает благодарность этому русскому слависту за "дружеское отношение и доброту", выразившиеся в том, что Ламанский прислал для Сербской Матицы "... все вышедшие до сих пор выпуски Вашей прекрасной "Живой старины"". Мука просит и далее "систематически присылать ее... в обмен на мою "Лужицу" и редактируемый мной "Часопис Матицы Сербской"". Далее он выражает сожаление, что еще не имеет возможности послать Ламанскому свою работу "Laut- und Formenlehre", и обещает ее ему доставить. Затем Мука пишет: ""Лужицу" Вы получаете, а "Часопис Матицы" буду высылать Вам дважды в год; при сем высылаю Вам бандеролью выпуск, только что вышедший"". И далее: "Что касается желаемой статьи для "Живой старины", которой, к сожалению, из-за большого количества работы по руководству Матицей Сербской сам не могу написать, то я поручил ее своему знакомому молодому писателю и надеюсь, что еще до 1-го апреля смогу Вам ее выслать. Вообще я хотел бы Вам по возможности аккуратно присылать этнографические статьи для Вашего журнала. Очень хотел бы также в будущем издать древние памятники нашего сербского языка. Не согласилась ли бы Ваша Имп. Академия в Петербурге принять их к опубликованию и отпустить мне необходимые для их издания средства?" [14. С. 180]. Из этого письма видно, что А. Мука, как и его предшественники по руководству Матицей (например, Я. А. Смолер), ориентировался в своих национальных мероприятиях на помощь со стороны русских ученых.

Одним из русских корреспондентов Муки был В. А. Францев, являвшийся в начале своих контактов с серболужицким ученым магистром, а позднее - профессором Варшавского университета (в то время русского)3 . Францев представился Муке в письме от 19(31) марта 1896 г.4 "Ваше имя я знаю уже давно, еще с университетской скамьи, с которой сошел всего шесть лет тому назад; знаю его еще и по переведенной мною Вашей статье "Серболужицкая библиография"; еще более я знаю Вас по Вашим научным работам и по рассказам милейшего Ад. Черного5 ". - Заметим, что "Библиографический обзор" подписан псевдони-


3 О В. А. Францеве см.: [15].

4 Все цитированные письма В. А. Францева хранятся в LAPNP, в архиве А. Муки (листы корреспонденции В. А. Францева).

5 Адольф Черны(й) (1864 - 1952) - чешский писатель, этнограф, историк литературы. В 1898 г. основал журнал "Slovansky Prehled", выходящий до настоящего времени. Изучал лужицких сербов.

стр. 75


мом "Мильчанин". То, что этот псевдоним принадлежит именно А. Муке, подтверждается письмом редактора "Славянского обозрения" А. С. Будиловичем, который 5 декабря 1891 г. обратился к Муке со следующей просьбой: "Для издаваемого мною... журнала желательно бы иметь библиографический обзор важнейших верхнелужицких сочинений по литературе, этнографии, истории и философии за 1891 год. Вы премного обязали бы меня, доставив такой обзор не позже 1 января 1892 г. нового стиля. В открытке Будиловича Муке от 19(31) декабря 1891 г. читаем: "Буду ждать до конца января доставки библиографического обзора "Lusatica..."", а в письме от 25 января (6 февраля) 1892 г. - "Очень благодарен за присылку Вашего библиографического обзора, который будет напечатан во 2 - 3-й книжках "Славянского обозрения". Согласен на Ваш псевдоним". Наконец, 28 сентября 1892 г. А. С. Будилович пишет: "Прилагаю гонорар за лужицкую библиографию". Таким образом, письма Будиловича раскрывают псевдоним А. Муки, который не указан ни в одной библиографии его трудов. Псевдоним "Мильчанин" еще раз фигурировал в русской литературе на титульном листе работы "Названия и границы земель лужицких сербов в разные времена. Исторический обзор" (СПб., 1893). Эта работа была первоначально предназначена Мукой для "Славянского обозрения", что видно из уже цитированного письма Будиловича от 25 января (6 февраля) 1892 г., где читаем: "Что касается статьи "О именах и границах серболужицких", то я не успел ее еще просмотреть; положительный ответ на этот счет я Вам сообщу в другой раз".

В связи с прекращением издания "Славянского обозрения" статья была передана в журнал "Благовест", и его редактор А. В. Васильев написал Муке, что получил его статью "Названия и границы земель лужицких сербов в разные времена", и она напечатана в 53-м выпуске "Благовеста" [16]. Это письмо не датировано, но судя по содержанию относится к 1893 г.

Что касается Францева, то его личное знакомство его с Мукой переросло в дружбу, продолжавшуюся до конца жизни серболужицкого деятеля. Францев всегда проявлял большой интерес к работам Муки. Так, 16 октября 1899 г. он просил его выслать экземпляр работы "Die slawischen Namen der Neumark", а в письме от 9 декабря 1904 г. - оттиски статей А. Муки о люнебургских славянах7 .

В открытке, которую предположительно можно датировать 16 января 1912 г., Францев просит сообщить точные новейшие данные относительно численности лужицких сербов (верхних и нижних), католиков и протестантов, в Пруссии и Саксонии. "Для студентов-славистов я составляю статистические таблицы, -пишет Францев, - хотелось бы дать сведения новые, а найти я их не могу. Ты, несомненно, единственный человек, у которого их можно получить". В других письмах Францев обращается к Муке за научной консультацией. Так, 25 февраля 1898 г. он сообщает: "Теперь я занят разбором богатой корреспонденции В. Ганки, и мне бы очень хотелось знать, нет ли у Вас в Будишине каких-нибудь его писем вашим деятелям возрождения". Эту корреспонденцию В. А. Францев издал под названием "Письма к Вячеславу Ганке из славянских земель" в 1905 г.


6 Письма А. С. Будиловича хранятся в LAPNP в архиве А. Муки. (Корреспонденция А. С. Будиловича). Все цитированные строки - из этого архива.

7 Речь идет о работе А. Муки "Slovane ve vojvodstvi Luneburskem" (отдельный оттиск из журнала "Slovansky Prehled" за 1904 г.).

стр. 76


При подготовке своей докторской диссертации Францев разыскивал материалы о деятелях польского славяноведения. 14(27) ноября 1908 г. он запрашивал Муку: "Нет ли у Вас каких-либо материалов или указаний о пребывании и путешествии по Лужицам Андрея Кухарского, польского слависта, в 1826 г.? Должны бы быть кое-какие письма Кухарского в pozustalosti Лубенского". Францев запрашивал также, нет ли во Фрейберге, где проживал А. Мука, каких-нибудь сведений о пребывании там великого русского ученого М. В. Ломоносова в 1739 г. Об этом же он спрашивал лужицкого ученого в письмах от 13(26) ноября 1911 г. и 10(23) января 1912 г.

Мука помогал Францеву, выполняя его просьбы. В свою очередь и Францев многое сделал для Муки. 9 декабря 1904 г. русский исследователь предложил ему писать статьи в "Русский филологический вестник", в котором Францев пользовался большим авторитетом. 7(20) января 1905 г. Францев информировал Муку: "В коллекции бумаг Ф. П. Аделунга (в Имп. Публичной библиотеке в Санкт-Петербурге) хранится объемистый верхнелужицко-немецкий словарь, который содержит... около 5.5 тысяч лужицких слов и занимает 168 страниц in 8° листа писчей бумаги... Всех листов рукописи - 88". Францев сообщает, что эти сведения он взял из книги профессора Булича "Очерк истории языкознания в России" (Т.I, СПб., 1904), в которой автор утверждает, что до сих пор этот словарь оставался неизвестным "нашим славистам".

Благодаря Муке Францев участвовал в некоторых общественных мероприятиях в пользу лужицких сербов, например, в сборе средств для "Дома Матицы Сербской". Через Муку варшавский славист получал литературу о лужицких сербах - календари, журналы "Часопис Матицы Сербской" и "Лужица". В этих журналах Францев публиковал свои архивные находки и статьи. Так, в "Лужице" были напечатаны некоторые письма М. Горника и Я. А. Смолера к В. Ганке [17. S. 44, 55, 64, 89, 99], Я. А. Смолера и Я. П. Иордана к Я. Е. Пуркине [18. 1898. XVII. S. 110; 1899. XVIII. S. 15, 23, 34, 55; 1900. XIX. S. 39]. Некоторые найденные Францевым в архивах письма публиковались и в "Часописе Матицы Сербской" [19].

Таким образом, контакты В. А. Францева и А. Муки были многообразны и плодотворны (подробнее см.: [11]). Мука поддерживал научные связи и с другими русскими славистами. Так, В. Н. Кораблев пишет: "Мое знакомство с Э. Ю. Мукой относится уже к довольно позднему периоду: я узнал его только в 1906 году, когда впервые побывал в Будишине и во Фрайберге, где постоянно жил и работал Мука. В 1906 - 1909 г. Мука по моей инициативе поместил в редактировавшихся мною "Славянских известиях" ряд прекрасных очерков по истории серболужицкой литературы и серболужицкому фольклору". "Часть этих очерков осталась однако ненапечатанными, в рукописях, хранящихся в моем личном архиве - в том числе и переработанный по материалам Муки его женой (Loska Muka) очерк "Kanovnik Jakub Herrmann, luzicko-serbski maecenas a patriarch" - на чешском языке" [10. С. 272]. О существовании неопубликованных очерков А. Муки сведений нет. В. Н. Кораблев был в 1934 г. репрессирован и умер в заключении. Его архив был рассеян.

Важнейшим эпизодом связей А. Муки с русскими учеными была история с публикацией Российской академией наук его словаря нижнелужицкого языка.


8 О статьях А. Муки, опубликованных в "Славянских известиях", см.: [20].

стр. 77


Ученый работал над ним большую часть жизни. Он исходил пешком всю Нижнюю Лужицу, посетил все ее села, записывая живую речь народа. Своему петербургскому приятелю Э. А. Вольтеру, с которым Мука учился в Лейпцигском университете под руководством профессора А. Лескина, серболужицкий ученый писал 27 октября 1899 г.: "Теперь я работаю из года в год, изо дня в день, над "Thesaurus linguae sorabicae Lusatiae inferioris", материал для которого я собирал в течение десятков лет с большими жертвами во времени и в деньгах. Не существует пока никакого словаря этого славянского наречия - несмотря на существование совершенно неудовлетворительного, с большими недостатками словаря Цвара. Он (словарь) должен явиться дополнением к моей "Laut-und Formenlehre niedersorbischen Sprache". Поэтому работать над ним мне придется еще в течение целого года, пока я сумею подготовить свой труд к печати" (цит. по: [10. С. 273]).

Когда работа над словарем подходила к концу, им заинтересовались Берлинская и Венская академии наук. Но Мука стремился издать свой труд на базе Российской академии. Отношения с этим учреждением занимают в контактах Муки особое место. В 1892 г. он прислал в Российскую академию свою большую работу "Historische und vergleichende Laut-und Formenlehre der niedersorbischen Sprache" ("Историческое и сравнительное учение о звуках и формах нижнесербского языка") Leipzig, 1891, на соискание премии имени профессора А. А. Котляревского. Однако сочинение на конкурс представлено не было, так как к награждению допускались лишь работы на славянских языках [21. Ф. 9. Оп. 3. N 65. Л. 4, 18]. А в протоколах заседания ОРЯС АН первое упоминание о Муке встречается в записи от 11 сентября 1899 г. (§ 8). Здесь указано, что по заявлению академика А. А. Шахматова возбуждается ходатайство о награждении А. Муки орденом Св. Анны 2-й степени. В записке обосновывается это представление: Мука принадлежит к числу выдающихся исследователей славянских языков, отмечены его работы над словарем нижнелужицкого языка и тот факт, что материалы к словарю собирались в течение 20 лет [21. Ф. 9. Оп. 1. N 729].

В 1903 г. Мука прислал в Академию свою работу: "Pfislowa hornjoluziskich Serbow" (Пословицы верхнелужицких сербов), Budysin, 1902 - опять на соискание премии им. А. А. Котляревского. Но и это сочинение было отклонено как не отвечавшее правилам присуждения упомянутой премии: работа представляла собой лишь издание текстов, т.е. не носила исследовательского характера [21. Ф. 9. Оп. 3. N 69. Л. 20, 37].

Что касается "Словаря", то А. А. Шахматов, понимая значение подобного издания, предложил Муке осуществить его на средства ОРЯС РАН. К сожалению, письмо Шахматова с этим предложением в архиве Муки не обнаружено, но из ответа серболужицкого ученого ясно, что оно существовало. 28 ноября 1901 г. Мука писал Шахматову: "За Ваше предложение выпустить мой "Thesaurus linguae Lusatiae inferioris sorabicae" в издании столь высоко мною ценимой Императорской Российской академии наук, я выражаю Вам и высокоуважаемым членам ОРЯС мою самую искреннюю благодарность и заявляю, что решился принять Ваше лестное предложение". Указав далее, что за издание труда готовы также приняться Венская, Берлинская и Пражская академии, Мука добавляет однако, что словарь еще не вполне завершен, и просит Шахматова на данный момент принять предварительное подтверждение того, что он, Мука, "...намерен и принял решение" предоставить издание словаря, "если это бу-

стр. 78


дет возможно, в первую очередь Императорской Российской академии наук" (цит. по: [10. С. 274 - 275]). Петербургская Академия согласилась выполнить требование Муки относительно языка, объема и места издания "Словаря". А. А. Шахматов от имени Академии вел дальнейшие переговоры с Мукой о деталях издания: "В отношении содержания словаря Академия не ставит Вам никаких требований, зная высокую научность Ваших работ", - заметил он9 .

Между тем, работа Муки над словарем подходила к концу, и Шахматов собирался приступить к печатанию труда. Но революция 1905 - 1907 гг. негативно повлияла как на контакты между учеными, так и на условия публикации словаря. Корреспонденция прервалась и возобновилась только в 1908 г. Шахматов писал: "Многое изменилось у нас в Отделении с тех пор, как мы вели с Вами переписку относительно издания Вашего словаря, и средства наши уже не те". 18(31) марта 1911 г. Шахматов известил Муку, что средства на издание его словаря Академией получены, и 29 мая 1911 г. Мука выслал Шахматову рукопись словарных статей первых двух букв. Печатание продвигалось медленно. Мука был недоволен как этим обстоятельством, так и размером гонорара, а также включением в словарь перевода слов на русский язык. Шахматов в письмах разъяснял возникавшие вопросы. Объем словаря, включавший параллели западнославянских, древнеславянского и русского языков, составил 80 печатных листов. К 1915 г. академическая типография имела в наборе 64 листа труда.

Вторым сюжетом, составляющим содержание писем Шахматова к Муке, были перипетии представления Муки к избранию его членом-корреспондентом Российской академии. Мука мечтал об этом с конца XIX в., о чем свидетельствуют его письма к другим русским ученым. К Шахматову же он обращался по этому вопросу впервые в 1909 г. В том же году академик И. В. Ягич писал из Вены академику В. И. Ламанскому: "На днях пристал ко мне лужичанин Мука с просьбою ходатайствовать о его избрании в члены-корреспонденты нашего Отдела. Я, правда, нахожу его несколько слишком честолюбивым и тщеславным, но все же нельзя не признать за ним много заслуг для лужицкого языка. Поэтому, если имеете кого в виду из западных или южных славян, я бы все же рекомендовал бы Вам и Отделению Муку" [10. С. 281 - 282]. В 1912 г. Мука вновь обращается к Шахматову с напоминанием о своей просьбе. Шахматов ответил 3(16) сентября 1912 г.: "Что до Вашего вопроса, касающегося члена-корреспондента, то никакого совета я Вам дать не могу... у нас ограниченное число мест для членов-корреспондентов... вакансий в течение года открывается не более 2 - 3-х". Шахматов рекомендовал Муке написать письма некоторым российским академикам с просьбой о поддержке на выборах его кандидатуры. И Мука в письме от 9 декабря 1912 г. академику В. И. Ламанскому писал: "Высокий интерес, связывающий меня... более 10 лет с Императорской русской академией наук, родил во мне с давних пор трепетное желание сделаться членом этой Академии, и так как я знаю огромное Вашего Превосходительства влияние, то я и позволяю себе выразить Вам мою сердечную и откровенную просьбу о Вашей благосклонной поддержке меня при предстоящих в нынешнем году выборах иностранных членов Академии. В течение почти сорокалетней моей научной деятельности я в достаточной мере поработал и


9 А. А. Шахматов А. Муке. 1902.28.I [1].

стр. 79


поруководил работой в области языкознания, истории и фольклора, и считаю себя потому вполне заслуживающим Вашей поддержки" [10. С. 283].

Мука пожертвовал Академии наук книги в количестве 225 томов (или 293 "номеров"). "Среди них было очень много больших редкостей, даже уников... У меня еще имеется несколько ценных вещей, несколько уников, которые я позже также думаю направить в библиотеку Академии наук", - писал Мука Э. А. Вольтеру 28 февраля 1913 г. [10. С. 285]. Эта коллекция сохранилась до настоящего времени, о чем свидетельствует каталог книг, находящихся в славянском фонде библиотеки Российской академии наук в Санкт-Петербурге, изданный в 2002 г. По мнению его составителя Е. В. Комиссаровой, "фактически одна только коллекция А. Муки выводит БАН в число библиотек-держателей крупнейших исторических собраний серболужицкой книги" [22. С. 4].

В ответ на дар Муки А. А. Шахматов 18 апреля (1 мая) 1913 г. писал: "Ваше пожертвование произвело наилучшее впечатление на членов Академии; уже в январе среди членов Русского отделения сложилось решение представить в конце года Вашу кандидатуру в члены-корреспонденты. В общем собрании будет поднят вопрос о награждении Вас орденом". 30 ноября (13 декабря) того же года Шахматов сообщает Муке: "Сегодня состоялось избрание Вас членом-корреспондентом Императорской Академии наук". Итак, старания Муки наконец увенчались успехом. В соответствующем протоколе читаем: "29 декабря 1913 г. в члены-корреспонденты по Отделению Русского языка и Словесности избран Эрнест Юрьевич Мука, штудиенрат и конректор Альбертинской гимназии в г. Фрейбург (Саксония)" [21. Ф. 2. Оп. 1 - 1913. Д. 14. Л. 41].

Получив известие о своем избрании в члены-корреспонденты РАН, о чем он мечтал в течение 14 лет, Мука написал Шахматову. "Ваше сообщение о моем избрании в члены-корреспонденты Императорской Российской академии наук принесло мне великую радость. Это - прекраснейший рождественский подарок к 60-летию со дня моего рождения, который я, если Господу будет угодно, отпраздную 10 марта 1914 года" [10. С. 284]. Так складывались отношения Муки с РАН (подробнее о переписке А. Муки с А. А. Шахматовым см.: [11]).

Другой характер носили связи А. Муки и русского языковеда, будущего академика Л. В. Щербы (1880 - 1944)10 . По окончании историко-филологического факультета Петербургского университета Щерба по рекомендации профессора И. А. Бодуэна де Куртене стал изучать важную для языкознания проблему влияния одного языка на другой у одних и тех же носителей обоих [24. С. XVII]. Из возможных носителей двуязычия Л. В. Щерба выбрал лужицких сербов. В связи с этим он 20 июля 1907 г. отправил свое первое письмо А. Муке, где сообщал, что собирается провести каникулы в Верхней Лужице для изучения одного из диалектов, и просил назвать для этой цели какой-либо конкретный говор, чтобы собрать по нему фонетический материал и тем самым служить, в частности, интересам серболужицкой диалектологии. В практическом плане Щерба просил помощи в организации пребывания его с семьей за границей "в течение пары месяцев", а именно среди носителей избранного диалекта11 . Мука оказал Щербе просимую помощь. По его совету Щерба поселился в Вайсскай-селе (Weiβkeiβel, серболужицкий Wuskidz), в нескольких километрах от Мужакова (Мускау), и провел там около двух месяцев [24. С. XVII]. Благодаря сербо-


10 Литературу о Л. В. Щербе см.: [23].

11 Л. Щерба - А. Муке. 1907. 20. VII [1; 25. S. 7 - 8].

стр. 80


лужицкому ученому Щерба нашел именно то, что его особенно интересовало12 . Изыскания 1907 г. не удовлетворили Щербу. Он вынужден был жить в немецкой семье и вначале лишь с трудом находил для себя подходящее общество и учителей. Впрочем постепенно ученый все же сблизился с некоторыми крестьянскими семействами и к моменту отъезда "имел уже много друзей, искренне желавших помочь" ему в его предприятии [24. С. XVII-XVIII].

Учтя опыт 1907 г., Щерба в следующем году поселился в семье серболужицкого лавочника и постоянно общался со многими носителями местного диалекта, причем все эти лица являлись для исследователя "постоянными учителями и объектами" [24. С. XVII-XVIII]. В феврале 1909 г. Щерба писал Муке из Праги: "Пробыв в общей сложности около 3 - 4 месяцев среди лужичан, пользуясь их гостеприимством и приобретя среди них искренних друзей, я хотел бы принять участие в лужицком культурно-просветительном обществе и стать членом "Сербской Матицы"... Я с радостью готов содействовать в научной разработке лужицкой филологии, а также готов помогать из личной симпатии тем лужичанам, которые желают культивировать свой язык". Из письма видно, что Щерба приобретал выпуски "Часописа Матицы Сербской", желал пополнить свою библиотеку недостающими томами сочинений Зейлера. Щерба благодарил Муку за указание на мужаковский диалект, который оказался интересным во всех отношениях и сообщал, что прожил под Мужаковым осенью 1908 г. "больше месяца", что благодаря "приведенным с собой аппаратам экспериментально-фонетическим... удалось наблюсти довольно тонкие вещи". Из этого письма ясно, что Щерба и Мука не встречались. Русский ученый выражает желание попасть к Муке во Фрейберг, "чтобы познакомиться и сообщить кое-какие частности из области границ диалектических". И еще одно высказывание Щербы обращает на себя внимание. Он полагает, что принесет своим "друзьям, крестьянам Weisskeissel's очень мало пользы, т.к. национальное сознание у них отсутствует, и через какие-нибудь 40 - 50 лет только старики будут понимать по-лужицки" [1; 25. S. 110 - 112].

Возвратившись в Петербург, Щерба отправил Муке еще одно короткое письмо. Русский ученый сожалел, что так и не смог лично встретиться с ним, и благодарил за присылку сочинений Зейлера13 . Далее В. Л. Щерба вплоть до 1913 г. серболужицкими проблемами не занимался. Он был приват-доцентом университета и работал над магистерской диссертацией "Русские гласные в качественном и количественном отношении", которая и была защищена в 1912 г.

В связи с этим необходимо обратить внимание на распространившиеся в литературе ошибки. Чешский сорабист Я. Петр считал, что Щерба в 1912 г. защитил монографию о мужаковском наречии как докторскую диссертацию [25. S. 93]. Аналогичное утверждение мы встречаем и у немецкого лингвиста Г. Шустера-Шевца [26. S. 9]. Но все это неверно. Щерба защитил не докторскую, а магистерскую диссертацию, и не на тему о серболужицкой диалектологии, а по проблемам фонетических гласных русского языка. И лишь летом 1913 г. ученый "смог освежить свои непосредственные впечатления" о мужаковском диалекте благодаря очередному "10-дневному пребыванию среди... мужаковских друзей, а также посетить и другие местности Лузации" [24. S. XIX]. В мае 1913 г. Щерба просил Муку подыскать место для отдыха где-либо в Исполинских го-


12 Л. Щерба - А. Муке. 1907. 13 IX [1; 25. S. 108 - 109].

13 Л. Щерба - А. Муке. 1909.21 V(3 VI) [1; 25. S. 112].

стр. 81


pax (Riesengebirge, т.е. Крконоше) "месяца на три .., чтобы можно было совершать набеги на Ваших земляков, моих хороших приятелей". В письме выражалась надежда на то, что обоим ученым удастся встретиться лично - Щерба собирался побывать во Фрейберге14 . Здесь необходимо обратить внимание на еще одну существенную ошибку, допущенную Я. Петром в работе о Щербе. В осуществленной им публикации писем и в собственном тексте автора неправильно указан год написания Щербой двух писем Муке, а именно от 27 августа и 5 сентября. Я. Петр прочитал "1915" и пришел к выводу, что Щерба именно тогда посетил Мужаков, а также другие места Лужицы, и в том же году встретился с Мукой. В действительности же те письма, на которые ссылается Я. Петр, написаны не в 1915, а в 1913 г. Как известно, в 1915 г. между Россией и Германией шла война, и русский ученый не мог бы свободно передвигаться по территории Германии, а именно о таком передвижении свидетельствуют указанные письма. Кроме того, ни в каких биографических материалах о Щербе, в том числе и его собственных, нет ни слова о пребывании в Лужице в 1915 г. Встреча ученых произошла во Фрейберге именно в 1913 г., между 27 августа и 5 сентября. Визуальная проверка писем, предпринятая автором этих строк, показала, что нечетко написанные цифры "1913" Я. Петр прочитал как "1915". На самом же деле Щерба после 1913 г. в Лужице уже не бывал15 .

Известно еще одно письмо русского ученого Муке от 27 августа 1927 г. Щерба называл Муку учителем, сообщал о высылке ему своей монографии "О мужаковском говоре", выражал желание поддерживать связи.

Приведенный материал о контактах А. Муки с русскими учеными показывает, что они были весьма интенсивными, взаимно полезными и важными для славяноведения. Однако следует заметить, что их интенсивность относится ко времени до 1914 г. Первая мировая война и Октябрьская революция нарушили эти связи. Что касается словаря А. Муки, то в России был напечатан в 1921 г. только первый его том. Дальнейшая часть рукописи этого словаря была утеряна. Дело в том, что Мука поручил работу над процессом издания Георгию Клецанде, служившему в библиотеке Академии наук. После 1917 г. Клецанда покинул Петроград и вскоре умер в Томске. Утраченную часть "Словаря" Мука восстановил по сохранившимся у него листам оригинала, и весь словарь был издан Чешской Академией наук в 1928 г. Всю эту историю Мука рассказал в предисловии к 3-му тому "Словаря" (Прага, 1928).

Мука слыл в России первоклассным славистом - филологом и лингвистом, о чем свидетельствуют две упомянутые выше статьи, опубликованные в связи с кончиной великого лужицкого ученого в 1932 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Literarni Archiv Pamatniku Narodniho Pisemnictvi (LAPNP). Pozustalost A. Muky. Korespondence.

2. Wicaz O. Dr. Arnost Muka. Budysin, 1924.

3. Petr J. Arnost Muka. Ziwenje a skutkowanje serbskeho procowarja. Budysin, 1978.

4. Slawistik in Deutchland von den Anfangen bis 1945. Ein biographisches Lexikon. Bautzen, 1993.

5. Biografiski slownik k stawiznam a kulturje Serbow. Budysin, 1984.


14 Л. Щерба - А. Муке. 1913. 6(13) V [1; 25. S. 113 - 114].

15 Подробнее о связях А. Муки и Л. В. Щербы см.: [27].

стр. 82


6. Флоринский Т. Д. Лекции по славянскому языкознанию. Киев, 1897. Ч. II. Раздел VIII. Серболужицкий язык.

7. Францев В. А. [Рец. на кн.:] Sachsische Volkstrachten und Bauernhauser/Herausgegeben von dem Ausschuss fur das sachsische Volkstrachtenfest zu Dresden 1896 // ЖМНП. 1898. Ч. 318. N 7.

8. Брюль-Сербин И. Я. Д-р. Эрнст Мука. Опыт исследования серболужицкого народа в Саксонии и Пруссии. М., 1914.

9. Ляпунов Б. М. Доктор Карл Эрнст Юрьевич Мука // Труды Института славяноведения АН СССР. Л., 1934. Вып. II.

10. Кораблев В. Н. Э. Ю. Мука в его письмах к русским ученым // Труды Института славяноведения АН СССР. Л., 1934. Вып. II.

11. Laptewa L.P. Beziehungen des russischen Slawisten V.A. Francew zu Arnost Muka anhand siener

Briefe // Letopis. 1967. Reihe B. Nr. 14/1; Лаптева Л. П. Связи А. А. Шахматова с серболужицким филологом А. Мукой (по неопубликованным письмам А. А. Шахматова) // Slavia. Casopis pro slovanskou filologii. Praha, 1993. Roc. 62. Ses. 2.; Лаптева Л. П. Пребывание у лужицких сербов русского ученого Льва Владимировича Щербы // Slavica Tartuensia. Исследования по истории славянского языкознания. I. Тарту, 1985.

12. Лаптева Л. П. Русско-серболужицкие научные и культурные связи с начала XIX века до первой мировой войны 1914 года. М., 2000.

13. Historische und vergleichende Laut- und Formenlehre der niedersorbischen (niederlausitzisch-wendischen) Sprache mit besonderer Berucksichtigung der Grenzdialekte und des Obersorbischen. Leipzig, 1891.

14. Документы к истории славяноведения в России (1850 - 1912). М.; Л., 1948.

15. Лаптева Л. П. В. А. Францев как исследователь творчества Йозефа Добровского // Славянский альманах 1998. М., 1999; Лаптева Л. П. В. А. Францев как исследователь русско-польских научных связей в XIX веке // Культурные связи России и Польши в XI-XX вв. М., 1998; Профессор Л. П. Лаптева. Библиография опубликованных трудов (1952 - 1998). М., 1998.

16. LAPNP. Архив А. Муки.

17. Francew Wl. Tfi listy z casow Noweho Serbstwa // Luzica. 1898. XVII.

18. Francew Wl. Dalse listy z casow Noweho Serbstwa // Luzica. 1898. XVII.

19. Listy serbskich wotcincow z casow serbskeho wozrodzenja. Podawa Wl. Francew a Jakub Cisinski // Casopis Macici Serbskeje. Letn. 1904. LVII. Zes. II. 1905. LVIII. Zes. I.

20. Литература лужицких сербов с 1548 по 1899 г. // Сл. Изв. 1906. N 1; Полабские славяне. Очерки. Ч. I // Сл. Изв. 1906. N 2; N 4; N 5; N 7; Ч. II // Сл. Изв. 1907. N 2 - 4; Ч. III // Сл. Изв. N 5; Христиан Генниг // Сл. Изв. 1909. N 8.

21. ПФА РАН.

22. Серболужицкие издания XVIII - первой половины XIX вв. в славянском фонде библиотеки Российской Академии наук. СПб., 2002.

23. Булахов М. Г. Восточнославянские языковеды. Минск, 1978. Т. 3. С. 301 - 302; Памяти академика Льва Владимировича Щербы (1880 - 1944) // Сб. статей. Л., 1951; Манусевич М. Н. Л. В. Щерба. Важнейшие вехи его жизни и научного творчества // Щерба Л. В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974.

24. Щерба Л. В. Восточнолужицкое наречие. Пг., 1915. Т. I.

25. Petr J. L.V. Scerba jako slavista a sorabista // Prace z dejin slavistiky. 1976. III.

26. Schuster-Sewc H. Vorwort zum fotomechanischen Neudruck: L. Scerba. Vostocnoluzickoe narecie. Bautzen, 1973.

27. Лаптева Л. П. Пребывание у лужицких сербов русского ученого Льва Владимировича Щербы // Slavica Tartuensia. Исследования по истории славянского языкознания. I. Тарту, 1985.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/СЕРБОЛУЖИЦКИЙ-НАЦИОНАЛЬНЫЙ-ДЕЯТЕЛЬ-АРНОШТ-МУКА-1854-1932-И-ЕГО-СВЯЗИ-С-РУССКИМИ-УЧЕНЫМИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. П. ЛАПТЕВА, СЕРБОЛУЖИЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕЯТЕЛЬ АРНОШТ МУКА (1854-1932) И ЕГО СВЯЗИ С РУССКИМИ УЧЕНЫМИ // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 11.04.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/СЕРБОЛУЖИЦКИЙ-НАЦИОНАЛЬНЫЙ-ДЕЯТЕЛЬ-АРНОШТ-МУКА-1854-1932-И-ЕГО-СВЯЗИ-С-РУССКИМИ-УЧЕНЫМИ (date of access: 30.06.2022).

Publication author(s) - Л. П. ЛАПТЕВА:

Л. П. ЛАПТЕВА → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
73 views rating
11.04.2022 (80 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КОСОВСКИЙ КРИЗИС И НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ
2 days ago · From Serbia Online
Русские о Сербии и сербах. Т. 1: Письма, статьи, мемуары
2 days ago · From Serbia Online
ПАМЯТИ МОМЧИЛО БОГДАНОВИЧА ЕШИЧА (1921-2007)
Catalog: История 
2 days ago · From Serbia Online
ЮГОСЛАВЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЕВРОПЕ В 1917-1918 годах СЕРБСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Catalog: История 
3 days ago · From Serbia Online
"ХОРВАТСКАЯ ВЕСНА" И СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА РУБЕЖЕ 1960 - 1970-х годов
Catalog: История 
7 days ago · From Serbia Online
ПОПЫТКА ЛУЖИЦКИХ СЕРБОВ ВЫЙТИ ИЗ СОСТАВА ГЕРМАНИИ В 1945 - 1946 ГОДАХ
Catalog: История 
60 days ago · From Serbia Online
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА И КОСОВСКИЙ КРИЗИС
60 days ago · From Serbia Online
М. ЙОВАНОВИЧ. РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ НА БАЛКАНАХ 1920 - 1940
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
БЕЛОЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ. 1918 - 1941
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
СЕРБИЯ, ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ И СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКЕ В 1914 - 1916 годах
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СЕРБОЛУЖИЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДЕЯТЕЛЬ АРНОШТ МУКА (1854-1932) И ЕГО СВЯЗИ С РУССКИМИ УЧЕНЫМИ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones