LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-206
Author(s) of the publication: ЯКУШКИНА Е. И.

Share this article with friends

СОВРЕМЕННАЯ СЕРБСКАЯ ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ 1

Восьмидесятые-девяностые годы XX в. ознаменовались чрезвычайно интенсивным развитием диалектной лексикографии в Сербии и Черногории, где за последние пятнадцать лет вышло в свет около двадцати диалектных словарей. В начале 80-х годов произошел очевидный поворот в интересах югославской лингвистики в сторону диалектной лексикографии, что прежде всего выразилось в проведении в 1980-1983 г. ряда конференций с целью оценить предыдущий лексикографический опыт и сформулировать основные задачи отечественной диалектной лексикографии 2 .

Лексика штокавских говоров, а носителями именно этих говоров является сербское население, впервые подверглась лексикографической обработке в словарях Белостенца (1740), Ямбрешича (1742), Делла Белина (1785), Иоакима Стулли (1806) (подробно об истории сербской диалектной лексикографии до 1980 г. см.: [3; 4]). В 1818 г. (2-е издание - 1852 г.) появляется знаменитый словарь Вука Караджича [5], содержащий ядро словарного фонда сербского языка [6] и поэтому определивший направление развития всей диалектной лексикографии последующего времени, став эталоном, по отношению к которому описывается лексика. Этот словарь, во-первых, целиком вобрал в себя лексику родного говора Караджича (см. карту), относящегося к восточногерцеговинскому типу (более 26 тысяч лексем), а также в него вошло около 400 лексем, распространенных в других говорах: прежде всего, воеводинских, а также ресавских и черногорских [7. С. 185] 3 . В тридцатые годы нашего века вышел "Словарь косовско-ресавского диалекта" Глиши Элезовича [9] - дифференциальный по отношению к словарю Караджича [5] и Словарю Югославской академии наук и искусств [10]. В него, несмотря на название, фактически вошла лексика гораздо более узкой территории (основной корпус материала собран в городке Вучитрн и его окрестностях), так что сам автор характеризовал его как метохийско-копаоникский (см. карту). Таким образом, до середины 80-х годов сербская лингвистика располагала лишь двумя


Якушкина Е.И. - аспирантка филологического факультета МГУ.

1 См. на эту тему [1; 2].

2 Научни скуп о лексикографии и лексикологии (САНУ), Београд, 3-5 XII 1980. Научни скуп. Проблеми српскохрватске лексикологиjе (Матица српска и Интститут за српскохрватски jeзик), Нови Сад, 21-23 IV 1983. Znanstveni skup: Dijalekatska geografija i dijalektoloska leksikografija i leksikologija. Zagreb, 18- 20 III 1982.

Материалы конференций опубликованы в сборниках: Лексикографиjа и лексикологиje. Нови Сад - Београд, 1984. Лексикографиjа и лексикологиjа, Београд - Нови Сад, 1982.

3 В своей основе словарь Караджича - это словарь говора одного человека. [3. С. 70; 6. С. 283], в то же время его можно считать и региональным словарем [8. С. 196].

стр. 23


диалектными словарями, причем только последний из них можно назвать диалектным словарем в настоящем смысле этого слова; все же "остальное, кроме тематических словарей, - просто ряд различных, часто очень полезных, больших или меньших подборок диалектной лексики, а не лексикографические труды" [4. С. 185].

Подобная ситуация объясняется тем направлением, которое приняла сербохорватская лексикография еще в XIX в., а именно ориентацией на подготовку словаря-тезауруса. В конце прошлого века в Загребе началась работа по созданию исторического словаря сербохорватского языка [10], куда вошел и огромный корпус диалектной лексики, специально для этой цели собиравшейся. С конца прошлого века начался сбор диалектного материала для второго сводного словаря, словаря Сербской академии наук, издание которого началось в Белграде в 50-х годах [11] и продолжается до сих пор. В общей сложности в этих словарях "растворилось" около пятисот собраний штокавской диалектной лексики, многие из которых представляли собой самостоятельные лексикографические труды [1]. Учитывая же то, что в словари вошла лишь часть собранной лексики, сегодня эти материалы доступны лишь в словарных картотеках 4 .

На современном этапе в теории сербской диалектной лексикографии, в частности на упомянутых выше конференциях, утвердился принцип полноты описания лексики, т.е. необходимости создания полных, или "системных" словарей, презентирующих лексико- семантическую систему говора, в противоположность сложившейся традиции фиксации регионализмов, "специфической" диалектной лексики [1; 8; 12; 13], что фактически означает просто общую инвентаризацию лексики, имеющую ценность прежде всего для этимологических исследований [8]. В целях экономии места Митар Пешикан [13] предложил в полных словарях просто регистрировать общераспространенную лексику (без толкования), но при этом обязательно фиксировать парадигму слова, что было применено в дальнейшем Томичем в "Словаре радимского говора" [14].

Сербская диалектная лексикография с точки зрения ареалогии

Посмотрим, как на настоящий момент лексикографически описана территория распространения штокавского диалекта (см. карту).

Восточно-герцеговинские говоры: говор села Тршич [5], область Ускоци [15], село Прошчене [16]. Шумадийско- воеводинские: говоры Воеводины [17]. Младшие икавские говоры: Суботица и окрестности [18]. Зетско- ловченские: область Васоевичи [19], область Загарач [20]. Косовско-ресавские: Вучитрн и окрестные села, ряд населенных пунктов в Метохии [9], село Радимня [14], село Мали Извор (окрестности Ртаня) [21]. Торлацкая диалектная зона (призренско-тимокские говоры): призренско-южноморавские говоры: Лесковац [22], Враньска Пчиня [23] 5 ; тимокско-лужницкие: район Княжевца [24-26], Пирот [27-30], Лужница [31] 6 , село Свиница [32] 7 .

Сербскую диалектную лексикографию 80-90-х годов характеризуют две чрезвычайно важные особенности. Первая - внимание исключительно к периферийным диалектным типам, значительно удаленным от литературного языка, и прежде всего - к говорам юго-восточной Сербии как наиболее "экзотичным". Вторая - создание


4 Список словарных материалов, вошедших в картотеку [11], опубликован в первом томе словаря.

5 Подготовлен и словарь говора с. Каменица в окрестностях Ниша (автор - В. Jованови ). Нельзя не отметить (в силу его объема и ценности) также неопубликованное собрание лексики города Призрени Д. Чемерикича.

6 Также идет работа над словарем говора с. Кална в окрестностях г. Црна Трава (автор - С. Глигориjеви ).

7 Помимо перечисленных словарей, существует большое число лексических подборок из разных областей (о материалах по лексике Воеводины см.: [17], кроме того, диалектная лексика исследовалась в рамках сбора материала для различных диалектологических атласов (см. [33-35]).

стр. 24


словарей отдельных населенных пунктов или небольших областей, за которое берутся авторы-одиночки, зачастую энтузиасты-краеведы, сами носители исследуемых говоров. В этом контексте совершенно беспрецедентен опыт первого масштабного коллективного лексикографического проекта, который начал разрабатываться двадцать лет назад, "Словаря сербских говоров Воеводины", первый выпуск которого появился в 2000 г. [17]. Новаторство концепции этого словаря прежде всего в том, что это первый диалектный словарь, содержащий лексику говоров, составляющих базу литературного языка. Во-вторых, это первый и единственный зональный словарь в сербской лексикографии, охватывающий широкую территорию и включающий лексику говоров, относящихся к разным диалектным типам: шумадийско- воеводинскому и смедерево-вршацкому. Словарь со столь широким охватом территории не мог не превратится в словарь-атлас. Вся сообщаемая в словаре информация о слове: фонетические варианты, значения, иллюстративные тексты, фразеологизмы - сопровождаются географическими пометами (указанием всех пунктов фиксации данного явления или текста). (Это следует отметить особо, поскольку система географической документации применяется лишь некоторыми лексикографами [23, 28-30].)

Принципы формирования словника и отбора лексико- семантических вариантов (ЛСВ)

Словари сильно разнятся по объему словника. Самые фундаментальные - "Словарь лесковацкого говора" Браны Митровича [22] и "Словарь говора ускоков" Милии Станича [15] - включают 100 тысяч слов и 70-80 (по нашим примерным подсчетам) тысяч слов соответственно. "Словарь буневцев Бачки" Марко Пеича и Грго Бачлии [17] содержит 17 тысяч слов; "Словарь радимского говора" [14] -13 тысяч слов (и тысячу словоформ); "Словарь тимокского говора" вместе с добавлениями [24-26] - 9 тысяч слов; "Словарь говора Загарача" [20] - 10 тысяч слов; "Словарь говоров южной Сербии" [23] - 10 тысяч слов (по нашим подсчетам); "Словарь пиротского говора" [27] - около 9 тысяч слов (по нашим подсчетам); "Словарь Лужницы" [31] - 3 тысячи слов.

В традиции сербской диалектной лексикографии руководящий принцип в формировании словника - разграничение лексики редкой, бытующей только в данном диалекте, и общераспространенной. Идея необходимости создания словарей полного типа, отстаиваемая Драголюбом Петровичем, утвердилась в сербской диалектной лексикографии с началом разработки проекта полного "Словаря сербских говоров Воеводины" [17], редактором которого он является. В русле методики этого проекта (и в его рамках), также под редакцией Д. Петровича, был создан первый фундаментальный полный "Словарь говора буневцев Бачки" 8 [18]. Ему, правда, предшествовал "Словарь радимского говора" Миле Томича [14], составленный по типу полного, т.е. включающий все зафиксированные лексемы говора, однако не являющийся словарем в полном смысле этого слова, поскольку он лишь в малой степени ориентирован на толкование лексемы, будучи регистром имеющихся в наличии слов и словоформ говора.

Подавляющая же часть сербских диалектных словарей - дифференциальные: либо по отношению к литературному языку 9 [16; 20; 23; 24], либо, вследствие отсутствия определенной нормы, по отношению к какому-либо словарю (см. ниже), либо


8 Буневцы - католическое население, проживающее на севере Воеводины, носители штокавского икавского диалекта, переселенцы из Далматинской части Хорватии.

9 Литературный сербский язык сформировался на народной основе, соответственно и ядро лексической системы стандартного языка базируется на лексике народных говоров, восточно-герцеговинских и шумадийско-воеводинских. Поэтому степень "пересечения" и взаимодействия диалектной и стандартной лексики гораздо больше, чем, например, в русском языке: с начала формирования сербского литературного языка филологами и литераторами приветствовалось обогащение литературного языка за счет диалектной лексики.

стр. 25


по отношению к диалектному окружению [20]. В качестве эталонов для сравнения выступают словарь Караджича [15; 21; 27], словарь САНУ [11] - для словарей [19; 22; 26], словарь МС [36] - для словарей [22; 27], каждый из которых помимо литературной лексики включает (в разном объеме) и диалектную. Это значит, что словарями по преимуществу фиксируются лексические, семантические, морфологические, акцентологические, фонетические ограниченно распространенные диалектизмы, как слова, так и формы, не вошедшие в большие словари. Однако и сами составители словарей, естественно, осознают, насколько теряет словарь в своей научной ценности при таком составе словника, и отдают себе отчет в том, что в некоторых случаях принцип строгой дифференциальности ущербен: "В словарь мы внесли и немного лексики, которую можно считать общей для сербского языка (...), так как это было необходимо, чтобы была видна система лексических отношений, система именования и осмысления, а иногда и вследствие требований лексической географии, т.е. чтобы указать на наличие или отсутствие определенных слов в этом говоре" [20. С. XVI- XVII].

Селективный подход к включению материала, как известно, может проявляться и в другом направлении, а именно в разграничении лексики современной и традиционной 10 . Что касается точки зрения сербских лексикографов на эту проблему, можем сослаться только на позицию Д. Петровича [37. С. 12]: в "Словарь сербских говоров Воеводины" не включались "слова, которые в новейшее время вошли в диалект в потоке так называемой цивилизационной лексики (такие как фрижидер, телевизиjа, електрика и пр.)". На практике, однако, в словнике обнаруживаем такие слова, как асфалт, арендирати, авиjон и другие интернационализмы, обозначающие современные реалии. Не включенными в словарь оказываются общераспространенные современные лексемы. Полные словари [14; 17] включают, согласно своей исходной установке на максимально полную репрезентацию лексики, и лексику современную. Основная же масса дифференциальных словарей включает, в основном, традиционную лексику 11 , именно на ее сбор и ориентируются составители: "есть в словаре и слова, сейчас не употребляемые... Такую лексику мы и разыскивали" [20. С. XVII]. В полных же словарях [14; 18], при всей ценности того, что там представлен общий лексический фонд, хуже, чем в дифференциальных словарях, отражены некоторые пласты традиционной лексики. Так, упомянутые словари [14; 18] вообще не включают обсценную лексику, которая фиксируется практически всеми дифференциальными словарями 12 , и ограниченно отражают календарную, обрядовую, мифологическую терминологию.

Разные дифференциальные словари в разной степени отражают народную терминологию, что, помимо установки авторов, связано и со степенью сохранности, представленности такой лексики в системе говора, поэтому естественно, что наиболее широко такая лексика фиксируется словарями диалектов, испытавших минимальное


10 Под традиционной лексикой обычно понимается тот круг лексики, который характеризовал народный язык до начала его активных контактов с языком образованной части общества. Помимо названий основных действий, чувств, человеческих признаков, свойств и характеристик предмета, частью этой лексики является терминология традиционной материальной и духовной культуры: названия животных, растений, объектов и явлений природы, предметов быта, домашней утвари, хозяйственных орудий, одежды, пищи, болезней, социальные термины, термины родства, названия обрядов, обычаев, праздников, мифологических существ и т.д.

Под современной лексикой мы подразумеваем слова, которые относительно недавно начали входить в диалектный язык под влиянием городской культуры. По большей части вместе с появлением новых, не знакомых крестьянскому быту реалий из области техники, политики, социальной организации, администрации, медицины, образования, спорта и т.д.

11 Исключение составляет словарь Станича [15]. В него включена и современная лексика, так как составитель хотел представить развитие лексической системы. Встречаются, несмотря на установку на сбор традиционной лексики, современные слова и в "Словаре говора Загарача" [20].

12 Обсценная лексика, в частности, фиксируется словарями: [15; 20; 23; 28; 29; 31].

стр. 26


влияние городской культуры. Она богато представлена в таких словарях, как [15; 16; 19; 21-27; 31] (ботаническая, зоологическая, скотоводческая терминология, названия предметов быта, одежды, терминология духовной культуры) 13 . При презентации терминологии некоторые авторы словарей справедливо отступают от дифференциального принципа, с тем чтобы представить целостное терминологическое поле. Рада Стийович, как она пишет в предисловии к своему словарю [19], так поступила с садоводческой и скотоводческой терминологией, включив в словарь и общелитературные слова, функционирующие в терминосистемах говора.

Ряд словарей, прежде всего [15; 23] (в гораздо меньшей степени словарь [27]), содержат и значительный корпус ономастической лексики: топонимы (и обозначения лиц по месту жительства), имена и фамилии (включая деминутивы), прозвища [15; 23].

В свете общей этнолингвистической направленности современной диалектной лексикографии, когда критерием включения лексемы в состав словника становится не ее наличие или отсутствие в литературном языке, а роль обозначаемой лексемой реалии в народной культуре, чрезвычайно актуальным представляется подход автора "Словаря Лужницы" Д. Форского [31], который руководствовался при составлении словника принципом значимости данной лексемы для носителей говора, поэтому в словник вошли такие общераспространенные слова как време, глув, глад, газда, деда, жаба, добар, кукавица, слава, не отличающиеся от литературных ни по форме, ни по языковой семантике, но отличающиеся по культурному содержанию.

При подаче терминологии народной культуры в сербских словарях часто применяется тематический принцип: некоторые термины не образуют самостоятельного словарного входа, а приводятся в статье, заглавное слово которой представляет собой ядро семантического поля, объединяющего всю терминологию обряда, устройства орудия труда или технологии процесса, например: Бистрица ж бот. 'сорт сливы, Prunus domestica L' - Народные названия для домашних слив: цепаче, ма  арке, ринглови, тургу  е, марелице, бjелице, црна бистрица, зелена касна, балканска царица, трновача, кра  ица Buктоpuja [17].

Последовательно применяется такой принцип подачи терминологии и в словаре Форского [31]. Например: Жетва (жатва) - очень тяжелый труд. Жали серпом. То, что охватывают одной рукой, - руко   a... Несколько рукол   а составляют песку . Из песке делают сноп. Снопы складывают в крстине. Крстине отправляют на гувно и дену у стог или камару 14 . Кола (повозка) - транспортное средство, куда запрягают скот. Детали повозки: руда, шкрипуша, га  е, оплен, jepьм, ауштук, цугови, тулац (...) [31].

Толкование

Вследствие особых условий возникновения большинства сербских диалектных словарей (составление словаря, как правило, ложится на одного-двух человек, которые к тому же, и не всегда являются лингвистами, да и задачи, которые они перед собой ставят, не всегда лингвистические, а зачастую культурно-этнографические), общий


13 Тематический состав словника (преимущественная фиксация слов того или иного семантического поля, лексической группы), естественно, разнится. Для примера приведем паши приблизительные (подчеркиваем) оценки по нескольким словарям [15; 18; 20; 23; 27]. Во всех словарях (кроме [27]) доминирующей группой оказываются характеристики и оценки человека по характеру, внешнему виду, поведению, а также характеристики предметов по качеству. Причем в этой группе в словаре [15] преобладают экспрессивные оценки человека по поведению и внешнему виду. В [18] содержится большой корпус скотоводческой и хозяйственной терминологии; в [20] -земледельческой, хозяйственной, географической, в [23] - скотоводческой, земледельческой, садоводческой, хозяйственной, ботанической, географической, календарной, в [27] - скотоводческой, хозяйственной, ремесленной, календарной, обрядовой. В [15]. где содержится самая разнообразная лексика, обращает на себя внимание, если сравнивать с другими словарями, большое количество названий игр, в том числе карточных.

14 Диалектные слова, употребляемые автором в тексте толкования, как и иллюстрации, оставлены без перевода.

стр. 27


уровень лексикографического описания, их характеризующий, достаточно низкий. Исключительное явление в новейшей сербской диалектной лексикографии - "Словарь сербских говоров Воеводины" [17]. Для этого словаря разработана ориентированная на отражение различных лексико- семантических связей диалектного слова система лексикографического описания. Стремление включить в словарь всю лексику независимо от ее отношения к стандартному типу и в то же время близость лексического состава воеводинских говоров и литературного языка ставит вопрос о том, как описывать диалектные ЛСВ, тождественные литературным. Такого рода ЛСВ помечаются особым знаком, свидетельствующим о его совпадении с соответствующим литературным, и не толкуются, а только иллюстрируются. Например: Бео, бела, бело о . - Бео био [ко ] ко лабуд (Бшк) 15 ; Беда ж о. - Било мало стоке, продали, тако je купио ку у, било je беда, ето. (Су - С Фу; Нм Вш J).

Из целого ряда синонимов и фонетических и словообразовательных вариантов толкуется только один, а остальные объясняются через отсылку к наиболее распространенному варианту или синониму: белкаст/бе  каст - а, -о -> беличаст; буjка ж. ->  урка' 16 . Дефиниция представляет собой литературный эквивалент ЛСВ или описательную характеристику десигната, более или менее развернутую в зависимости от степени известности реалии.

Более-менее систематично, но зачастую слишком сложно описание значений в полном "Словаре говора буневцев" [18]. Общераспространенная лексика получает здесь описательное толкование: виме 'молочные железы с сосками у самок млекопитающих' (лит. виме); кост 'одна из твердых частей тела человека или скелета животного' (лит. кост. ); квака 'то, за что берутся рукой и прижимают, когда открывают и закрывают дверь' (лит. квака 'дверная ручка'); смрт 'конец жизни' (лит. смрт ).

В случае же, когда диалектное слово хотя бы минимально по форме отличается от литературного (эти различия, как правило, носят системный и предсказуемый характер, типа рефлекса "ять"), составители в качестве толкования приводят литературное соответствие: сниг 'снег' (лит. снег ); видит 'видеть' (лит. видети ); ладан 'холодный' (лит. хладан ). Однако и этот принцип проводится непоследовательно: сви  а 'предмет округлой формы из воска, сала, парафина и т.п. с продернутым фитилем через середину, служащий для освещения' (лит. cвe  a ), но: свит 'свет' ('мир').

В результате однотипные слова, относящиеся к одной тематической группе, получают неоднотипные толкования, не говоря о том, что в некоторых случаях применение описательных дефиниций к общеизвестным словам совершенно излишне и только усложняет толкование. Приведем в пример презентацию в словаре терминов родства: матер 'мать' (лит. мати ), но - отац 'мужской родитель' (лит. отац);  ep 'дочь' (лит. к  и, к  epи;  epка ), но - син 'особа мужского рода по отношению к своим родителям' (лит. син ).

Диалектная лексика, отсутствующая в литературном языке, толкуется литературным эквивалентом, рядом литературных синонимов или синтагм или в случае отсутствия синонимов описательно.

Терминологическая лексика получает и энциклопедическое толкование, часто по схеме родовая сема + подробное описание содержания термина (в скобках): крумпирача 'вид кушанья (кругами нарезанный картофель, на который на противне кладут колбаски и мясо и запекают в деревенской печи или плите)' [18].

В дифференциальных словарях строгие подходы к толкованию значения отсутствуют. В целом, ситуацию можно охарактеризовать так: слова, к которым можно подобрать литературные эквиваленты, толкуются одним или несколькими литературными синонимами, в противном случае дается описательное толкование, а в случае


15 Диалектные тексты приводятся в настоящем обзоре, как правило, без перевода.

16 В этом словаре, помимо синонимических, последовательно отражаются и другие лексико-семантические связи ЛСВ. Указываются частичные синонимы и антонимы, способствующие раскрытию семантики лексемы.

стр. 28


неизвестности обозначаемой реалии применяется энциклопедическое толкование. Проиллюстрируем ситуацию конкретно на примере ряда словарей.

Дружица 'веретено', дроб 'желудок, живот'; крочит 'шагнуть, пойти, поспешить' [20]; пило 'питье', письц 'иконописец' [23]; патеж 'страдание', исповржем 'связать' [27] или приганица 'жидко взбитое (с водой) тесто, обжаренное на сковородке, плоское или круглое, в форме крофны, уштипак'; горница 'кусок сала со свиного хребта, вдоль позвоночника, от шеи до хвоста и с боков до середины, который целиком выделяется для сушения'; жму  ит 'плохо, небрежно выполнять какую- либо работу, вяло и без аппетита есть' [20]; зрне 'белый ягненок с черными, зернистыми пятнами на голове' [23]; лопатар 'рабочий, который на земляных работах работает лопатой' [27]. Непосредственно соотносящиеся формы типа видовых пар и деминутивов и аугментативов и мотивирующих их форм толкуются с помощью отсылок: нсв (к глаголу) или дем., аугм. (от существительного) [15; 18], а в остальных словарях толкование глаголов разного вида (не обязательно образующих видовую пару), как правило, не согласовано (тогда как отсылочное толкование деминутивов характерно для большинства словарей). В словаре [17] глаголы, составляющие видовую пару суффиксального образования, объединяются в одну статью.

При наличии в словнике лексем с идентичным значением описывается значение одного синонима, а второй толкуется через отсылку к первому 17 [15; 19; 20; 22; 23]: ишчаит, -аим свр. см. ишчи  ет (2) ('ослабеть'). Бедо б еше посве ишчаио, немаше се шта од  ега ви ет [19].

Подход к проблеме многозначности и ее практическое решение целиком определяется характером словаря и его техническими возможностями. Основная масса дифференциальных словарей исходит в этом вопросе из принципа простоты описания. Общая практика сербской диалектной лексикографии - группировать значения в одно целое, насколько это возможно, и давать как можно меньше разных толкований для одного слова в целях прежде всего экономии места. Составители словаря [20] отмечают: "при толковании слов мы старались принимать во внимание, что речь идет об однотомном словаре, в котором невозможно, как в многотомном, давать все значения отдельно под особыми пунктами, обозначенными цифрами или буквами..., мы старались как можно больше группировать значения. Где значения ясно отделялись одно от другого, это обозначено номерами, ... а близкие значения мы отделяли точкой с запятой" [20. С. XVIII-XIX]. На практике это неизбежно приводит к неединообразности отражения семантической структуры слов. Ср.: непоследовательность подачи переносного значения в следующих примерах: гаду  а 1. 'нечистая, неаккуратная женщина'; ср. гадура. 1. 'безнравственная, испорченная женщина' и гадура 'испорченная, безнравственная женщина; нечистая, неаккуратная женщина'[20]; скапат 'сдохнуть, умереть (чаще всего без пищи и жидкости); измучиться, пережить большие трудности; иметь трудную судьбу' и скаменит се 1. 'затвердеть, окаменеть, стать твердым, застывшим, перестать развиваться' 2. 'застыть, быть недвижимым (от возбуждения или какого-то внезапного несчастья или несчастья вообще') [20].

В "Словаре пиротского говора" [27] полисемия вообще не отражается, значения даются в максимально обобщенном виде или указываются через точку с запятой: дрндам 'растрясать шерсть, хлопок; говорить разные вещи, болтать'.

Тенденции к синкретичности толкований противостоят случаи излишнего дробления семантической структуры слова, выражающегося в разбиении одной лексемы на омонимы. Вот два примера из "Словаря лесковацкого говора" [22]: китка, ф. 1. 'букетик, связка'. 2. 'кисточка'. 3. 'группа жениховой родни'; китка, ф. 'обручение, сватовство', см. нишан. У неде у идомо с побратима на jeднy китку; поразиjа, ф. 'зараза,


17 Благодаря такой системе отсылок эти словари становятся одновременно словарями диалектных синонимов.

стр. 29


эпидемия'; пopaзиja, ф. 'Паразит'. Подобное лексикографическое решение явно неоправданно, поскольку совершенно очевидно наличие в первом случае общей свадебной семантики, связанной с первичным значением украшения, а во втором - семантики нанесения вреда и источника болезни.

Нередки случаи выделения лексикографических фантомов, основанных на неправильном прочтении контекста. Ср.: стан 1. 'место обитания, квартира в городе'; 2. 'военная служба, казарма'; 3. 'пребывание, жизнь, существование'; 4. 'неизвестность, что-то далекое' (обычно в проклятиях): Стан ти за црно море. био! (Чтоб тебе жить за черным морем!) [20]. В тексте приведенного проклятия лексема стан, очевидно, значит все то же 'место обитания', и никакого нового значения ('неизвестность') не имеет.

"Словарь сербских говоров Воеводины" [17], "Словарь говора буневцев" [18] и "Словарь говора ускоков" [15] выделяются тем, насколько большое значение в них придается многозначности, выделению и толкованию разных ЛСВ, что, естественно, определяется установкой этих словарей на отражение лексической системы, а также владением разработанной методикой выделения значений. Так, автор "Словаря говора ускоков" [15] семантическую структуру слова отражает в соответствии с принципами, выработанными в словаре [11], в работе над которым он принимал участие. Значения в словаре даются в их иерархии: глава 1.а. 'хороший человек, герой' б. 'лицо, особа'. 2. 'закругленный холм, главица'. 3. 'источник'. Методика первых двух словарей [17; 18] - результат многолетних разработок в области лексики говоров Воеводины. Отличительная черта этой методики заключается в том, что единицей лексикографического описания является не лексема, как в большинстве словарей, а лексико-семантический вариант, следствием чего является корректное отражение семантической структуры слова. Ср. различную презентацию семантики лексемы знат в словаре [18] и [20]: знат 1. 'быть знакомым с чем-то; быть осведомленным о чем-то; знать'. 2. 'быть искусным в чем-то, уметь' 3. 'быть в состоянии, мочь, хотеть'. 4. 'частица, используемая при обращении для привлечения внимания' [18] - и жнат (арх.) и знат (нов.) 'знати, познавати' [20]. В случае полисемантичности и диалектного слова, и его литературного эквивалента, диалектное слово в словаре [18] никогда не толкуется литературным, а дается описательное толкование, например: симе 1. 'плод растения, из которого развивается новое растение' (вместо ожидаемого 'семе' (семя) ) 2. 'дети потомство'. Тогда как в дифференциальных словарях при наличии литературного эквивалента с такой же полисемантической структурой, что и у диалектного слова, указывают его, и этим толкование исчерпывается. Ориентация на раскрытие семантики слова во всей ее полноте приводит, однако, к тому, что статус значения слова придается разного рода его употреблениям, контекстным значениям или слову приписывается значение целой синтагмы, в которую оно входит: добар 3. 'сильный, здоровый'. Jecme она мршава, али доброг здрав  а (Она худая, но у нее хорошее здоровье). 5. 'полезный'. Kepy je и кoш  ypa добра храна. (Собаке и кость - хорошая еда) б. 'лекарственный'. Бели лук je добар за срце. (Чеснок хорош для сердца) (контекстные значения выделены в качестве словарных); кост 1. 'одна из твердых частей тела человека или скелета животного"; 2. 'тело (обычно исхудавшее)'. Слабо иде, па je посто кост и кожа. (Плохи дела, вот и стал кожа за кости) (Семантикой 'исхудавшее тело' в приведенным примере обладает фразеологизм кост и кожа, а никак не отдельное слово кост ).

Следует отметить и особый опыт "Словаря радимского говора" [14], в котором семантическая информация вообще сведена до минимума. Составитель поставил перед собой задачу отразить лексическую систему говора в ее полноте, что оказалось возможным сделать, только пренебрегая разработкой семантики слов. Словарь представляет собой список акцентуированных слов и словоформ, без толкования (значение дается только у областных слов, предельно кратко, через литературный эквивалент).

стр. 30


Расширенное толкование. Комментарий к описанию значения

Некоторые категории слов, а именно терминология народной культуры и слова, символически нагруженные, связанные в народном сознании с определенным кругом поверий, получают в словарях этнокультурную интерпретацию. Одна из традиций сербской диалектной лексикографии, восходящая к словарю В. Караджича 18 , - не просто отражение в словаре лексического состава диалекта, а презентация культуры носителей диалекта. Лексика, связанная с обычаями, обрядами, поверьями народа, дает возможность ввести в словарь этнокультурную информацию в случае этнографическо-краеведческой ориентации составителя (например, [31; 23]), или его нацеленности на максимально полное раскрытие содержания слова. Внеязыковая информация вводится в словарь посредством расширенного толкования, в иллюстрациях и в разного рода дополнениях к дефиниции. Так многие диалектные словари становятся ценными источниками сведений, в том числе уникальных, по фольклору и этнографии 19 .

В словаре [18] этнографической интерпретации подвергаются только названия локально ограниченных, необщеизвестных обычаев и обрядов (ср. божи  и кра  ице). Толкование начинается формулировкой родовой семы слова ('народный обычай'), а далее, в скобках, следует достаточно подробное описание обряда. Например: кра  ице кра ица ж мн 'народный обычай ( кра  ице - это девочки 8-14 лет, обычно группа. Первая пара называется "прид  аци", вторая "саблари", третья "кра  ице и дивер" и четвертая пара "страж  аци". Они одеты в пестрые, украшенные и золотом расшитые платья, на головах у них короны из бусин, цветов и лент, они босые. На Духов день - католический праздник - они идут от дома к дому, на ходу или ненадолго останавливаясь, подпрыгивают, поют песни, в конце каждого слова добавляют слово  е  о". Торбоноша несет сумку для подарков, которые получают кра  ице' ) . В то время как к общеизвестному слову Божи  дается просто краткое толкование: божи  м 'христианский праздник (25-го декабря), когда празднуют рождение Христа'.

В разных дифференциальных словарях лексика народной культуры описывается по-разному (имеет место и краткое лингвистическое описание значения), но чаще слово получает фольклорно-этнографическую интерпретацию; формулировка значения сопровождается дополнительным комментарием самого разного объема: бабе 'период переменчивой погоды в марте. "Баб" - девять: три сербские, три турецкие и три цыганские. Первая баба - Евдокия (14-го марта). Все "бабы" "разогреваются" 22-го марта, на праздник Младенцы (сорок мучеников)' [23]; бабило 'заключительный свадебный обряд в селах Прешевской Моравицы. После того, как невеста проведет брачную ночь, собираются женщины, разглядывают ее рубашку, шутят и веселятся' [23]; павук. Зоол. 'паук'. Когда видят, как паук спускается вниз по павучини верят, что будут гости, и не убивают его [21].

В словаре Станича [15] дополнительный комментарий выносится в конец статьи и, в отличие от дефиниции, дается другим шрифтом. В качестве дополнения к дефиниции составителем может приводиться подробное описание реалии, пересказываться легенда или быличка: Вилина jaмa ж. 'Яма в месте Главе'. - Верят, что


18 О словаре В. Караджича как этнодиалектном см.: [38].

19 Подробно об актуальности фольклорно- этнографического описания диалектной лексики см.: [38; 39]. В рамках нового подхода к описанию диалектной лексики, сформировавшегося в недрах польской лексикографии, диалектное слово трактуется лексикографами не просто как языковая единица с определенным лексическим значением, а как явление культуры, содержание которого может быть раскрыто только путем фольклорно-этнографической интерпретации. При такой ориентации словаря толкование слова - культурного термина, естественно, становится энциклопедическим, включающим в себя развернутое описание соответствующей реалии. Сербская диалектная лексикография пришла к этому интуитивным путем, поскольку для нее традиционно характерно отношение к диалектному словарю как к сокровищнице народной культуры.

стр. 31


синявинская вила, когда ей стало неудобно жить на горе, забралась в эту яму и начала жить в своих подземных палатах, где, по поверью, живет и сейчас. Наружу выходит редко, только ясным, солнечным утром и золотистыми вечерами. Садится на какую-нибудь скалу, расплетает свои длинные золотые косы, расчесывает их золотым гребешком и таким образом зачаровывает молодых людей и девушек и вообще всех, кто туда забредет. Народ, когда идет в том направлении, обычно обходит эту яму, но любопытные спускаются к входу, а потом рассказывают, что видели ведущие вниз ступеньки [15].

Воза ж. 'приспособление в форме маленьких санок с тяжелыми камнями, служащее для натягивания пряжи при навивании ее на навой ткацкого станка, затезало'. - Аjдe, шеди на возу o y да навиjам. - Когда женщины хотят навивать пряжу на навой, тогда с одной, более высокой стороны прибивают две небольшие рогатины, на которые кладут навой, а с другой, более низкой, стороны - возу, к которой привязана размотанная пряжа. Эта воза обычно состоит из четырехугольного или треугольного куска дерева, на который навален камень. Таким образом пряжа натягивается между возой (внизу) и рогатинами с навоем (наверху). По мере того, как женщина навивает, воза постепенно приближается к рогатинам и навою [15].

В случае близости диалектного слова к литературному в ряде словарей все содержание статьи составляет этнокультурный комментарий. Кумица. Она самый главный человек на свадьбе. Она проверяет честность невесты. На следующий день после первой брачной ночи она берет простыню, на которой молодые проспали ночь, вешает на плечо и с музыкой идет к источнику, где молодая должна захватити воду. Если невеста была невинная, это видно по простыне. Тогда подают горячую ракию. Если она не была невинна, подают холодную ракию, и невестин позор узнает все село. Но чтобы этого все-таки не случилось, кумица старается, чтобы на простыне были капли крови, хотя бы от зарезанного цыпленка. Поэтому кумица всегда получает самые ценные подарки [31].

В "Словаре сербских говоров Воеводины" [17] дополнительная информация этнографического свойства, не служащая идентификации лексемы, выносится в особое место в конце статьи. Белег 8.б. 'предмет, представляющий человека, в процессе колдовства'... - Когда бабка колдует на кого-то, надо принести какой-нибудь белег от этого человека: платок, одежду, рубашку (J).

Фразеология

Большинство словарей или вообще не отражают фразеологию, или отражают ее спорадически 20 . Исключение составляют три словаря: [17, 18] и особенно [15], которые содержат чрезвычайно большой корпус диалектной фразеологии, систематизированной по ключевым словам: нога, глава, очи, рука, зем  а и т.д. (число фразеологизмов в каждой из перечисленных статей насчитывает 30-40 единиц) 21 . В словаре [17] фразеологизмы даются в двух местах словарной статьи: в одном приводятся фразеологические сочетания, а в другом фразеологические сращения. В перечисленных словарях значение устойчивых сочетаний толкуется, и толкование иллюстрируется текстом, содержащим фразеологизм [15; 17].

Исключительное место в сербской диалектной лексикографии занимают труды Д. Златковича, систематизировавшего в форме словарей короткие диалектные тексты пиротского говора, содержащие устойчивые речевые формулы: пословицы, проклятия, угрозы, клятвы, благопожелания, ругательства, молитвы, тосты, в том числе фразеологизмы и сравнения (последние собраны в работе [28]). Во "Фразеологии страха и надежды" [29], помимо выше перечисленных малых фольклорных


20 Чрезвычайно интересный, хотя и ограниченный в силу прежде всего скромных размеров самого словаря, фразеологический материал содержит словарь [31].

21 В словаре [15] собрана и современная фразеология, например: Вилсон 'амерички председник'; Вилсон женски 'очень красивая'.

стр. 32


жанров, по алфавиту ключевых слов (примеры словарных входов: болка/болес, бразде на чело, брашно, враг, гад, гос, змаj, зло ) систематизированы также тексты, включающие фразеологические сочетания. Приведем небольшой фрагмент статьи Бог из раздела "Суеверье и религиозность", демонстрирующий широту жанрового диапазона текстов, представленных в словаре.

Бог. Било голем празник, жене било плно у цркву. Она дошла и рекла: - Опрости ми Боже, дьньс млого згреши. Па свете паре истресла там куде се паре Typajy, све што имала. И како  и истришала некоjе паре падну на земи, издрнкаjу. А жене кoje су биле там, зберу,  oj падлете паре, врну  oj и речу вoj: Teje ти паре бог нече, узни  и, и немоj дру и пут тека да работиш. (Пир.); Бог бави - ал не заборави (Boj) (Пословица); - и на човечу главу одма све не натрупа што  oj je записано. (Г .); Бог га дал, бог га прибрал (ВЛк) (Мире е с губитком); - наградил (При), подарил с памет (Бер); Бог да жали - толку снагу имаш, а не работиш (Кр).

Во "Фразеологии оскорбления" [30] в алфавитном порядке по первому слову расположены тексты, произносимые при ссорах, тексты, характеризующие негативные поведенческие типы, и тексты, содержащие прозвища жителей разных сел в окрестностях Пирота (по названиям сел). Вот как организована одна из статей: протур  ак (транжир, обжора). Ала сам се наjела ко корно говедо (Пк); Босе но е под астал, прасе на астал (Рс); Голем Tpoшлиja! Требе млого паре и млого jеде е и пиje e па да му затисне дупето (MJ); Дете на работу, ама муж на jеде е (Boj); Дупето му пошироко од кошу уту (Доj).

Иллюстрации

Значения слов иллюстрируются во всех словарях, однако, далеко не везде это делается последовательно. В ряде словарей иллюстрации даются выборочно [23, 27], что объясняется либо отсутствием записи, содержащей толкуемое слово [15], либо общеизвестностью лексемы (например: доктор, -а, м. 'врач' [20]), либо ориентированностью словаря на иные задачи, нежели раскрытие семантики слова [14]. Примеры представляют собой акцентуированные диалектные тексты (одно-два предложения). Обычно каждое значение иллюстрируется несколькими примерами: rpujer, гриja и гриjera м 1. 'грех'. - Немо тако, гриjeг je. - Од гриja не може се гледат. - Hиje гриjeг радити, него не радити. - Омрси се, гриjег на мojy душу [15].

В словаре [17] используется удобная система отсылок к диалектному тексту другой статьи, содержащей иллюстрируемое слово, например: бео, бела, бело о. - Бео био [ко ] ко лабуд (Бшк). ( бежати (Де)); бежати .... - Ако видиш, каже, да облак иде бео, онда ома беште ку и (Де).

Некоторые составители [12. S. 7] намеренно включают в словарь диалектные тексты в расширенном объеме, чтобы сделать его источником для изучения не только лексики, но и других уровней языковой системы. Авторы "Словаря говора Загарача" [20], например, считают, что на основании их словаря может быть составлено полное описание диалектной системы.

В качестве иллюстративных примеров часто используются пословицы, загадки, проклятия, тосты, благопожелания, заговоры, отрывки из народных песен. Благодаря такого рода иллюстрациям, диалектные словари становятся ценнейшим источником по изучению фольклора, прежде всего малых фольклорных жанров. Например, в словаре Станича [15] в статье дабогда (частица со значением 'дай Бог') собрано несколько благопожеланий и проклятий: дабогда 'частица для выражения желания, проклятия' и т.п.: пусть будет так. - Дабогда ти све сретно и честито било! - Ш еме ти се проломило дабогда! Дабогда ти се ку а ископала! - Дабогда ве му а спалила jyтpoc! - ... Избуцала га живина дабогда [15].

В большинстве случаев диалектный словарь систематизирует подобные тексты по ключевым словам, что делает материал более удобным для использования, чем

стр. 33


в обычных сборниках: станац, станца, м. 'камень, который сидит глубоко в земле и лишь небольшой своей частью торчит наружу, из-за чего его трудно вытащить'. - ...Кам му станац под главу! (дабогда немао ничега, дабогда умро и сл.) (проклятие) [20]; голитенко м. в загадке (о гребне и вшах). Голитенко, коситенко, кроз шуму иде накитено (загадка) [23]; сме  а ж 'препятствие'. Куде je cpe a, нема сме а (пословица) [23]; и  е 'иной'. Сачуваj ме, Боже, од и е вере и од ту е беде (пословица) [23]; глава... Загрмиjо ти гром уврг главе. - Убиjо те бог у главу (проклятия) [15]; здрав  е с. В благопожеланиях. Здрав а се наносиjо (дуго живео, сре ан био!). - Бог му до и од мога здрав-гьа (благопожелания) [15]; безмилетка ж. 2. в считалке в игре "козы" ("кольцо"). Шута-мала, шута-ве а, шута-ло а, машало а, беж етка, безмилетка, кулуз- изеде купус (считалка) [19]; Вуки  Бранкови  игра, в которой принимают участие парни и девки, сопровождается песней. - Приликом игре п ева се ова п есма: У Вуки а Бранкови а / Вранац ко иц без би еге. / За  ега нико не зна, / Само сестра Ан елиjа. (и т.д., всего 16 строк) [15].

Исключительно богат фольклорным материалом словарь [31], где под ключевыми словами собрано большое количество анекдотов (в статьях качамак, прештрапал, пожен>увачка), пословиц (статьи дети  о, кум, добар), устойчивых и ритуальных речевых формул (Бог, дрен, крс, Jepeмuja).

Иллюстративные диалектные тексты часто представляют собой полевые записи автора словаря: формулировку верования, связанного с обозначенным словом, или описание обычая: вр  а... kojи вр а леб Бог да га yбиje [24]; време 'погода' - Када се цвет yjyтpy отвори, че да буде убаво време. Игpajy се магаришта, че се мевьа време. Ако вода yjyтpy на кладенац припаде, че пада  иша. Ако слнце заще у мутно, че пада  иша. Ако се дуждев ак обрне нагоре, че буде убаво време [31]; огледало - Heje добро да се ночу гледаш у огледало [31]; гореш  ак м. 1. 'народный праздник большой летней жары'. He y д' н' ске ништа да работим, гореш ак jе [22]; здувач -а. м. 1. 'Дух умершего, который вызывает ураганы и (сухие) ветры, вjедого  а, здухач'. Веле до je Милиjа био здувач, па je  ети раскрива све комшиjске стогове. Здувач се скриjе у в етар. А ка се здувачи заваде, онда пуне страшни djerap. Ka се неко роди у кошу ицу, веле е  e пот е бит здувач [20].

В статьях, описывающих лексику народной культуры, иллюстрация часто превращается в продолжение толкования слова: в словаре [22] в качестве иллюстраций активно используются цитаты из этнографических источников, в которых дается характеристика обозначаемой лексемой реалии, естественно, на литературном языке, например: мрсник 'грешник'. Нельзя убивать змею, которая попадается по осени, она мрсник, т.е. грешник, потому что в то лето она укусила кого-то и ее земля не принимает [22]; а также встречаются иллюстрации, воспроизводящие ситуативный контекст бытования обозначаемой словом реалии, но при этом саму лексему не содержащие: младенче 'вид каравая'. Majкa ги омеси па ги после измаже с мед [22] 22 .


22 Нельзя не сказать об одном уникальном, но, к сожалению, не опубликованном собрании лексики (словарной картотеке) призренского говора Димитрия Чемерикича, хранящейся в Институте Сербского языка САНУ. Словарь уникален благодаря этнолингвистическому подходу к описанию лексики говора. Каждое значение в нем иллюстрируется несколькими диалектными текстами, служащими примером культурного контекста лексемы, что чрезвычайно важно, поскольку фиксирует особенности духовной культуры носителей данного говора, а с другой стороны - помогает уяснить содержание термина носителям иных культурных традиций. Приведем пример одной статьи: греувати, rpeyjeм, несвр. Работать, но только по небольшим, незначительным праздникам: Скрши врат, ocтаj работу, на д' н' ш и д' н ли си нашла да се rpeyjeш? - Мицак je празник,  e опрости Бог ако греуjемо д' н' с. - Греувале на Ог ену Mapиjy, и б' ш на таj д' н ги изгоре дуга а. - Са се: Остарела с' м, толико године с' м учинила. Ама нес' м чула да се греувало на Ог ену Мариjу. -Д' н' с je Павловд'н, гpeyje се. У В. (Караджича) греховати, rpexyjeм, несврш. Са значением под 1). - У PJA (10) греховати, rpexyjeм, несврш. Са значением под а). - у Ел. [9] греоват, rpeyjeм, несвр. Девушкам на выданье, а особенно уже высватанным, допускается греховать и в праздники, более важные, чем принято, чтобы они вовремя приготовили приданое и необходимые подарки.

стр. 34


Грамматические характеристики слов

К стандартной грамматической информации относится: у существительных - род, число (у слов piuralia tantum), форма родительного падежа, в случаях нерегулярности - форма множественного числа. У глаголов - окончание 1 (3) л. ед. ч. настоящего времени, вид, форма императива и имперфекта (последние две формы - только в [23]); у прилагательных - родовые окончания; у наречий - частеречная принадлежность.

Ряд словарей включает в статью и более подробную грамматическую характеристику слова. Так, в словарях [15] и [22] приводятся те формы слова, которые отличаются от литературных или непредсказуемы: грубим нсвр. 'ругать' ...у 3. л. мн. през. грубив, аор. груби, грубимо, грубисте, грубише, прич. на -л грубио ( jа ), страд. пр. грубен, дееприч. zpyбeje  u, имп. груби [22]; ископати - ам ( ископамо, -ате; аор. ископа', прич. на -л ископо, -ала, -ало и ископо: страд, ископан и ископат, -а, -о) свр. 1. 'извлечь, копая' [15].

В "Словаре радимского говора" у глаголов указываются акцентуированные формы 3 л. мн. ч., а у существительных - формы родительного падежа: ме  а (се), ( ме  аду (се), ме  аjу се), гл.; местанце (местанцета) с.', кричи (кричиду, кричу) гл.; пили  и (пилила) м., мн; смрад (смрад и смради), м. и ж. - смради гл. [14].

Значение сербской диалектной лексикографии

Сербская лексикография за последние пятнадцать лет сделала большие успехи. Достоянием науки стало лексическое богатство наиболее архаичных штокавских говоров - восточной и юго-восточной Сербии и Черногории. Чрезвычайно велико значение появившихся материалов для славянской этимологии, что прежде всего касается словарей тимокско-лужницких говоров, в которых "вероятность регистрации ... уникальных древних примеров особенно велика" [40. С. 335] 23 . Успехи сербской диалектной лексикографии стимулировали становление сербской этимологической школы и начало разработки проекта "Этимологического словаря сербского языка", пробный выпуск которого недавно появился [41].

Появление словарей штокавских говоров имеет огромное значение для славянской ареалогии, позволяя проследить распространение лексем и словообразовательных типов в этой области Южной Славии. Постепенно начинает заполняться сетка пунктов и районов, определенных Н.И. Толстым 24 для первоочередного обследования: собрана лексика Тимока, Васоевичей, районов, близких к Буджаку, Пиве и Дробняку. Однако тенденция последних десятилетий в славянской диалектной лексикографии - сближение с лингвогеографией [42], результатом чего является разработка концепции словаря-атласа, сербскую лексикографию практически не затронула.

Традиционная этнокультурная ориентация сербской лексикографии, хотя и не подкрепленная методологически, делает ее чрезвычайно современной даже в сопоставлении со столь развитой лексикографией, как польская, благодаря тому, что она совмещает лингвистический подход с этнографическим. Этнокультурный характер сербских словарей дает базу для этнолингвистических исследований сербских говоров.

Сербохорватская диалектная лексикография - чрезвычайно ценный источник для изучения славянской акцентологии, истории ударения и интонации. Помимо того, что во всех словарях акцентуированы слова, входящие в словник, во многих словарях отмечается изменение места и характера ударения в парадигме.

Слабая сторона сербских диалектных словарей в том, что составители ставят своей основной задачей провести общую инвентаризацию штокавской лексики, ориентируются на дополнение уже существующих диалектных и общеязыковых словарей


23 Здесь же - об опыте обращения этимолога к словарям тимокско-лужницкого диалекта.

24 Для первоочередного описания как области, где хорошо сохранилась народная культура и народное лексическое богатство, Н.И. Толстой предлагал Драгачево или Азбуковницу (западная Сербия), Тимочку краину (восточная Сербия), Гружу (Шумадия), Сретечку жупу и Буджак (юго- восточная Сербия), Бьелопавловичи, Васоевичи, Паштровичи, Мрковичи, Пиву и Дробняк (Черногория) [4].

стр. 35


и простую фиксацию слова, зачастую не уделяя должного внимания нюансам его семантики и связям с другими словами. Это серьезно затрудняет работу лексиколога, делая невозможным изучение лексико-семантической системы говора. Невыполнимой оказывается задача исследования парадигматических отношений в лексической системе говора: лексиколог не может получить достоверного представления о всех лексико-семантических вариантах слова, дериватах, его окружении в лексико-семантической группе 25 .

Немаловажно, что в соответствии с традицией 26 развитие диалектной лексикографии в Сербии воспринималось, прежде всего, как вклад в дело обогащения лексической системы литературного языка, расширения его выразительных возможностей. Мы уже упоминали, что практически все сербские диалектные словари - плоды индивидуального труда подвижников-лингвистов или краеведов, желавших способствовать сохранению лексического сокровища родных говоров. Недостатки их лексикографических трудов - в том числе следствие ограниченности возможностей одного человека. Проделанный ими труд колоссален, и наука всем им, по выражению П. Ивича, "должна чувствовать себя обязанной" [2. С. 65].

Проект "Словаря сербских говоров Воеводины", первый пробный выпуск которого появился в 2000 г. [17], выводит сербскую диалектную лексикографию на принципиально иной уровень. Этот масштабный проект зонального словаря разрабатывается в Матице Сербской с 1980-го года усилиями многих видных лингвистов. За прошедшее время был собран колоссальный полевой материал (из 200 сел); помимо "Словаря говора буневцев Бачки" [18] в рамках этого проекта был подготовлен целый ряд лексических подборок и тематических словарей, вошедших в картотеку словаря (см.: [1] и вводную часть к [18]). Впервые в сербской лексикографии утвердился принцип системного описания диалектной лексики, вне зависимости от ее отношения к литературному или престижному диалектному типу, который воплощал словарь Караджича [5], а также не случайные, а научные нормы подачи информации о слове.

Библиография сербской диалектной лексикографии 27 .

Штокавское наречие 28 :

Восточно-герцеговинский диалект: [5; 15; 16].

Шумадийско-воеводинский диалект: [17].

Младший икавский диалект: [18].

Зетско-ловченский диалект: [19; 20].

Косовско-ресавский диалект: [9; 14; 21].

Торлацкая диалектная зона: [22-32].


25 Вот, например, как Рада Стийович, составитель словаря "Из лексики Васоевичей" описывает свою рабочую процедуру: "Я записывала только те слова, которых не было в опубликованных томах этого словаря ([11]), или они были в нем недостаточно подтверждены, а также и значения отдельных лексем, не представленные или не подтвержденные достаточным числом примеров в этом самом исчерпывающем словаре сербохорватского языка... Остальные слова, т.е. те, до обработки которых словарь САНУ [11] не дошел, я брала по собственному свободному выбору, отбрасывая, например, как обычное и в литературном языке, и в диалектах слово трбуши  в значении 'деминутив от трбух', и принимая в значении 'ответвление боковой ветви семьи'" [19. С. 121-122].

26 Основатель Сербской академии наук и искусств, инициатор создания сводного словаря-тезауруса сербохорватского языка и сбора диалектной лексики, Стоян Новакович ставил перед этим словарем, в частности, задачу "извлечь на поверхность" все ценное, что содержится в народном языке [43. С. 135]. Спустя сто лет на упомянутых выше конференциях, помимо лингвистических, формулировались такие задачи диалектной лексикографии, как спасение от исчезновения богатства народных говоров, являющееся первостепенной задачей культуры, обогащение литературного языка [44]. Так формулируют свои задачи и многие составители диалектных словарей [23; 27].

27 В список включены алфавитные словари и объемные лексические подборки. За его рамками остаются тематические словари и различные небольшие по объему публикации словарных материалов, об этом см.: [1; 4]. Библиография указывает на важнейшие издания, и отнюдь не претендует на то, чтобы быть исчерпывающей.

28 Диалектное членение указывается по книге [45].

стр. 36


Лексикографически обработанные области и населенные пункты Сербии и Черногории.

1. с. Тршич [5].

2. область Ускоци [15].

3. с. Прошчене [16].

4. Воеводина [17].

5. г. Суботица [18].

6. область Васоевичи [19].

7. область Загарач [20].

8. г. Вучитрн, г. Печь [9].

9. с. Радимня [14].

10. с. Мали Извор [21].

11. г. Лесковац и окрестности [22].

12. с. Свиница [32].

13. г. Пирот и окрестности [27-30].

14. область Тимок [24-26].

15. область Лужница [31].

19. г. Вране и окрестности [23].

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/СОВРЕМЕННАЯ-СЕРБСКАЯ-ДИАЛЕКТНАЯ-ЛЕКСИКОГРАФИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ЯКУШКИНА Е. И., СОВРЕМЕННАЯ СЕРБСКАЯ ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 05.02.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/СОВРЕМЕННАЯ-СЕРБСКАЯ-ДИАЛЕКТНАЯ-ЛЕКСИКОГРАФИЯ (date of access: 30.06.2022).

Publication author(s) - ЯКУШКИНА Е. И.:

ЯКУШКИНА Е. И. → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
84 views rating
05.02.2022 (144 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КОСОВСКИЙ КРИЗИС И НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ
2 days ago · From Serbia Online
Русские о Сербии и сербах. Т. 1: Письма, статьи, мемуары
2 days ago · From Serbia Online
ПАМЯТИ МОМЧИЛО БОГДАНОВИЧА ЕШИЧА (1921-2007)
Catalog: История 
2 days ago · From Serbia Online
ЮГОСЛАВЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ЕВРОПЕ В 1917-1918 годах СЕРБСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ
Catalog: История 
3 days ago · From Serbia Online
"ХОРВАТСКАЯ ВЕСНА" И СОВЕТСКО-ЮГОСЛАВСКИЕ ОТНОШЕНИЯ НА РУБЕЖЕ 1960 - 1970-х годов
Catalog: История 
7 days ago · From Serbia Online
ПОПЫТКА ЛУЖИЦКИХ СЕРБОВ ВЫЙТИ ИЗ СОСТАВА ГЕРМАНИИ В 1945 - 1946 ГОДАХ
Catalog: История 
60 days ago · From Serbia Online
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ В СТРАНАХ ЗАПАДА И КОСОВСКИЙ КРИЗИС
60 days ago · From Serbia Online
М. ЙОВАНОВИЧ. РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ НА БАЛКАНАХ 1920 - 1940
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
БЕЛОЭМИГРАЦИЯ В ЮГОСЛАВИИ. 1918 - 1941
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online
СЕРБИЯ, ЮГОСЛАВЯНСКИЙ КОМИТЕТ И СЕРБО-ХОРВАТО-СЛОВЕНСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ В АМЕРИКЕ В 1914 - 1916 годах
Catalog: История 
63 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОВРЕМЕННАЯ СЕРБСКАЯ ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones