LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: RS-97
Author(s) of the publication: В. С. САВЧУК

share the publication with friends & colleagues

За последние годы кафедрой истории древнего мира и средних веков Калининского университета выпущены в свет несколько сборников научных трудов по средневековой истории стран Балканского полуострова (отв. ред. М. М. Фрейденберг). Если первые из них были посвящены относительно лучше изученным и более традиционным для отечественной историографии проблемам1 , то три следующие2 по-своему знаменательны для нынешнего этапа в развитии советской балканистики. В центре внимания их авторов не только вопросы аграрного и городского строя, социальной борьбы и государственного развития балканских стран, но и проблемы общественного сознания, исторической демографии и культуры. Расширилась и "география" изучаемого региона: в сборниках публикуются исследования по истории не только Византии, Болгарии и Далмации, но и Дунайских княжеств и Албании. Помещенные в них 30 статей принадлежат перу 23 исследователей, представляющих вузы, академические институты и другие учреждения Москвы, Ленинграда, Калинина, Воронежа, Свердловска, Иванова, Еревана, Махачкалы, Калининграда и Солнечногорска.

Выделение Балканского региона определяется известной общностью судеб балканских народов (при всем своеобразии их развития) прежде всего двумя факторами: влиянием византийской государственности и культуры, а позднее, в XVI - XVII вв., включением балканских областей в состав Османской империи.

Сборник "Общественное сознание на Балканах в средние века" открывается статьей Я. Н. Любарского. Обращаясь вновь к идейной борьбе XI в., он сопоставляет позиции светских византийских авторов XI в., в большинстве своем историографов, по вопросу о "двигательных силах" истории. В контексте развития всей византийской исторической мысли автор прослеживает трансформацию типичного средневеково-христианского представления о "двигательных силах" истории (называя его примитивным, или наивным, христианским прагматизмом) от Феофана и Симеона к их преемникам (Продолжатель Феофана, Лев Диакон, Иоанн Скилица, Михаил Пселл, Кекавмен, Михаил Атталиат). Я. Н. Любарский приходит к заключению, что "христианская концепция "двигателей" истории при ближайшем рассмотрении оказывается вовсе не такой единой и монолитной, как это кажется с первого взгляда" (с. 19). На смену прямолинейной концепции христианского прагматизма приходят сложные для того времени представления, предвещавшие гуманистические идеи (Пселл), и реакция на эти "слишком радикальные" для XI в. тенденции (Атталиат).

Статья М. А. Поляковской также посвящена общественной мысли Византии, но более позднего периода. Автор объясняет духовное оживление в византийском обществе середины XIV в. прежде всего напряженностью социальной жизни империи. Хотя в центре внимания интеллектуальных кругов византийского общества находились религиозные вопросы (прежде всего мистическое учение Григория Паламы), ряд сочинений затрагивает и проблемы социальной жизни. Среди них видное место занимает "Апология I" Димитрия Кидониса. Она была, очевидно, написана в 60-е годы XIV в. с целью защиты ее автора от обвинений в предательстве в связи с его увлечением западной культурой. М. А. Поляковская прослеживает в


1 Хозяйство и общество на Балканах в средние века. Калинин. 1978; Общество и государство на Балканах в средние века. Калинин. 1980 (см. рец. на эти издания: Советское славяноведение, 1982, N 1).

2 Общественное сознание на Балканах в средние века. Межвузовский тематический сборник. Калинин. 1982; Демографические процессы на Балканах в средние века. Сб. научных трудов. Калинин. 1984; Общество и культура на Балканах в средние века. Сб. научных трудов. Калинин. 1985.

стр. 102


"Апологии I" наряду с автобиографической и пролатинской темой еще три сюжета: внутриполитический, внешнеполитический и научный. Она приходит к выводу, что "по уровню своего критического настроя "Апология I" является одним из выдающихся произведений середины XIV в.", а в Димитрии Кидонисе видит "прогрессивно мыслящего человека, предусмотревшего почти на полвека вперед положительный результат византийско-итальянских культурных связей" (с. 37).

Две статьи сборника имеют источниковедческий характер. Б. Л. Фонкич привлекает внимание к Московскому сборнику афонских документов и на основе анализа рукописи ГИМ N 421 заключает, что этот сборник появился в 60-х годах XIV в. на Афоне. Текст составляющих его документов был, вероятно, переписан одним из константинопольских писцов, входивших в окружение патриарха Филофея. С. А. Иванов изучает византийскую и болгарскую политическую титулатуру на примере событий 971 г., когда император Цимисхий вступил в Преслав якобы для защиты своих болгарских союзников и их царя Бориса II от великого киевского князя Святослава. Анализ нюансов в государственно-правовых понятиях византийцев позволяет автору показать, как в конце X в. Византия переходила от концепции тесного союза с некогда сильной Болгарией "к идее растоптать болгарскую государственность" (с. 56).

Четыре статьи сборника отведены далматинской проблематике, причем характерно, что их авторами являются исследователи из Воронежа и Калинина: именно университеты этих городов являются ныне центрами изучения средневековой истории Далмации в СССР. Но если ранее, в 50 - 60-е годы, внимание привлекали в первую очередь социально-экономические проблемы, то в 70-е и особенно 80-е годы усилился интерес к исторической демографии и культуре.

Н. П. Мананчикова анализирует "Описание Дубровника", принадлежащее перу Филиппа де Диверсиса (XV в.). В самой его жизни отразились многие приметы того времени, а в описании им Дубровника - специфика психологии горожан XV века. Н. П. Мананчикова приходит к выводу, что "эпоха Возрождения уже накладывала характерный отпечаток на общественное сознание горожан, формируя их запросы и идеалы" (с. 102 - 103). Так частный вопрос о сочинении Диверсиса включается в общую проблему взаимосвязи общественного сознания бюргерства и гуманистической культуры.

В статье В. С. Бохан и Л. Ю. Малыгиной анализируется опубликованный в 1980 г. югославским исследователем В. Омашичем источник - описание членов экипажа трогирской галеры. Авторы делают любопытные историко- антропологические наблюдения, хотя тема их статьи лучше "прозвучала" бы не в сборнике об общественном сознании, а в вышедшем спустя два года сборнике о демографических процессах на Балканах. И. Г. Воробьева рассматривает почти не известное советским исследователям сочинение далматинского историка XVII в. Павла Андрейса "История города Трогира". Она делает ряд интересных наблюдений, характеризующих как общие черты далматинской исторической литературы позднего средневековья, так и политическую ориентацию Андрейса, в частности его отношение к Венеции.

А. В. Чернышев для исследования общественного сознания далматинцев в средневековую эпоху обратился к таким сложным источникам, как агиографические сочинения. Внимание его привлек политический аспект житий "святых мучеников" Домния и Анастасия, которые, согласно церковной традиции, были казнены римскими властями в начале IV века. Дошедшие до нас версии житий Домния и Анастасия относятся к XI в. и более позднему времени. Они "содержат ряд идей, кардинально-противоположных основополагающим принципам византийской агиографии" (с. 152). Это позволяет предполагать, что в Далмации имперская идеология встречала в XI в. сильный отпор. Вместе с тем здесь, так же как и в Италии, "реформаторская и антиимперская политика пап способствовала возникновению движений за городскую автономию" (с. 155). Таким образом, анализ сплитских агиографических памятников XI в. позволил А. В. Чернышеву высказать интересные суждения по более общим вопросам истории Далмации XI в. (об отношении далматинцев к суверенитету Византии, об утверждении принципов автономии в далматинских городах),

стр. 103


Л. П. Лаптева рассматривает вклад известного русского слависта В. В. Макушева в изучение истории средневековой Албании. Анализ архивных материалов и опубликованных работ Макушева приводит автора к выводу, что этот ученый "принадлежал к числу крупнейших в Европе знатоков источников об Албании" (с. 173), а его исследования были важным вкладом в европейскую балканистику.

Большой интерес в теоретическом отношении представляет попытка Ю. В. Ивановой изучить особенности сознания свободных общинников позднего средневековья по данным балканского обычного права. Автор считает возможным сопоставлять средневековые документы с памятниками более позднего времени, поскольку в некоторых районах Балканского полуострова в XVIII - XIX вв. еще сохранялись общественные отношения, типологически близкие к социальному строю позднего средневековья. Полемизируя с В. В. Ивановым и В. Н. Топоровым, автор подчеркивает, что "правосознание не может быть отнесено к разряду этнообразующих признаков. Нельзя говорить, например, о "славянском праве" (с. 185). Это суждение выглядит излишне категоричным, поскольку стадиальность развития общественного сознания не исключает существования специфических черт в правовых представлениях отдельных этносов. По нашему мнению, эти специфические черты и могут рассматриваться как признаки общности этносоциальной группы.

С. И. Муртузалиев анализирует в своей статье "Борьба за православие в Болгарии XV - XVI вв., как форма сопротивления турецкой ассимиляции" роль религиозного фактора в этой борьбе. Автор делает вывод, что "борьба против проводившейся османскими властями политики исламизации за сохранение православной веры была составной частью борьбы за сохранение народности, за политическое освобождение" (с. 72). Для всесторонней характеристики этой проблемы было бы интересно привлечь не только фольклорные произведения и сочинения болгарских книжников XV - XVI вв., но и источники, вышедшие из "другого лагеря" и свидетельствующие об официальной политике османских властей по данному вопросу.

С. Э. Коланджян посвящает свою статью неизученному вопросу о роли города Сучавы в жизни молдавских армян в средние века. Автор считает, что "совместная жизнь молдаван и армян на протяжении столетий привела к взаимовлиянию искусств обоих народов" (с. 87).

Сборник "Демографические процессы на Балканах в средние века" открывается статьей М. С. Мейера "Особенности демографических процессов в Османской империи XV - XVI вв. и их социально-экономические последствия". Изучение описей податного населения позволяет, по мнению автора, увидеть связь между демографическими процессами и изменениями в социально-экономической жизни Османской империи. Введенные за последние десятилетия в научный оборот материалы но исторической демографии Османской империи, на первый взгляд, свидетельствуют об однотипности процессов общественной жизни во всем Средиземноморье. В течение XVI в. количество жителей здесь, в том числе в Османской империи, возросло вдвое. Схожими кажутся и последствия этого процесса: обострение продовольственной проблемы, рост цен на продукты, углубление социальных конфликтов, что в итоге положило конец "демографическому взрыву". Но углубленный анализ собранных сведений показывает, пишет автор, принципиальное отличие социально-экономических и политических явлений в странах Западного Средиземноморья и в Османской империи: в первом случае кризис был связан с процессом складывания капиталистического общества, в то время как ситуация в Османской империи свидетельствовала лишь о начале перехода от одной стадии феодализма к другой.

Две статьи касаются истории Болгарии. Д. И. Полывянный анализирует вопрос о характере, функциях и роли церковного прихода в болгарском средневековом городе в период его расцвета (XIII - XIV вв.). Приход был тождествен квартальной общине как в территориальном, так и в социальном отношениях. Автор показывает, что в функции приходской общины входили не только конфессиональные заботы, но и регулирование имущественных отношений ее членов, а также культурно-просветительная деятельность. Состояние источников, к сожалению, не

стр. 104


позволило автору всесторонне изучить структуру прихода и его взаимоотношения с городской администрацией, а также отношения приходов между собой. Но имеющиеся данные показывают, что болгарский город представлял собой "конгломерат конфессиональных общностей, разделявших его население не только по вероисповеданию, но и в известной мере по социальному признаку" (с. 36).

Иные по характеру источники - путевые записки западных путешественников - привлекает Ю. В. Пахомов. Однако его статья по истории Болгарии XVI в. имеет скорее историографический, чем источниковедческий характер: автор анализирует прежде всего новейшие труды болгарских ученых по этой проблеме.

Ю. Я. Вин исследует проблему большесемейной общины в поздневизантийском селе (на материалах Южной Македонии). Автор делает вывод, что, несмотря на глубину протекавшего здесь "процесса формирования малой семьи, жителям южномакедонских сел оставалась присущей сложная структура семейно- родственных отношений. В каждом селе значительная доля семей соединялась родственными узами. Определенное своеобразие структуре сельского населения Южной Македонии придавало расселение здесь славян и влахов" (с. 72).

Несколько работ в сборнике посвящено проблемам исторической демографии средневековья. А. В. Чернышев анализирует роль семейных объединений далматинского патрициата в коммунальной системе власти. Автора интересуют преимущественно не экономические аспекты деятельности патрицианских семейных групп, а прежде всего положение отдельных семей в системе коммунального самоуправления (с. 42). На основании списков членов Большого совета Сплита 1327 и 1357 гг. и некоторых других источников второй половины XIII - XIV в. автор приходит к выводу о принципиально схожей степени внутреннего единства патрициата в коммунах Сплита, Трогира и Задара в XIV веко. Результаты исследования позволяют говорить о большой роли родственных патрицианских объединений в коммунальной системе власти.

Историографический характер имеет статья И. Г. Воробьевой и М. М. Фрейденберга о работах хорватского медиевиста Т. Раукара по демографии средневековых далматинских городов. Т. Раукар попытался проследить демографические перемены, связанные с миграциями и эпидемиями, рассмотрел вопрос о славянизации городов и проблему их "общественного дуализма" (патриции - простолюдины). Авторы статьи приходят к выводу, что сделанное Т. Раукаром "серьезно раздвинуло возможности демографического исследования" (с. 103). Н. А. Лучинина обращается к дневникам участников экспедиции в Средиземное море в 1805 - 1810 гг. В. Б. Броневского и П. П. Свиньина. По ее мнению, путешественников в первую очередь интересовали характеристика природно-географических условий и выявление их влияния на человека, определение численности населения, описание черт национального характера и образа жизни. Дневники Броневского и Свиньина содержат материал, полезный для историков.

Сборник по демографии завершается историческим очерком Ю. В. Костяшова. Как известно, под давлением османов с XIV в. на Балканах начались бурные миграционные процессы, охватившие прежде всего сербов. Новая миграционная волна относится к концу XVII - первой половине XVIII века. Она была связана с австро-турецкими войнами, а ее кульминационным пунктом стал массовый переход населения в 1690 г. из Старой Сербии за Дунай и Саву, в южные пределы Венгерского королевства. Показывая особенности этого "великого исхода" сербов, Ю. В. Костяшов подчеркивает, что "отлив населения из Центральной и Южной Сербии серьезно изменил этническую структуру этих районов". Сербы, вошедшие в конце XVII в. в состав Австрийской империи, получили, по мнению автора, "новые возможности для экономического и социально-политического развития" (с. 127).

Сборник "Общество и культура на Балканах в средние века" по своей проблематике перекликается со сборником по проблемам общественного сознания. Оба они открываются работами Я. Н. Любарского - на сей раз это "Замечания о структуре "Хронографии" Иоанна Малалы". Историко- филологический анализ показывает, что хотя этому сочинению и присущ общий "средневековый тип" композиции, его структура отличается в различных частях заметным разнообразием. Малала

стр. 105


располагает исторический материал то по регионально-генеалогическому принципу, то синхронно, то по анналистическому методу и т. д. Поэтому, считает Я. Н. Любарский, "можно утверждать, что в "Хронографии" Малалы как бы в эмбриональной форме заложены все композиционные методы, свойственные византийской хронографии последующих лет" (с. 15).

Д. И. Полывянный рассматривает представления жителей средневековой Болгарии о городе. Место его в системе общественно-политических воззрений эпохи Второго Болгарского царства определялось реальной политической ролью города. Развивавшийся в Болгарии процесс феодальной децентрализации сказался на представлениях современников о городе. Идея о Тырнове как одном из центров православного мира, его соотнесение с Константинополем определялись всем комплексом болгаро-византийских отношений (с. 23).

Статья С. Ю. Иванова напоминает по проблематике работу Ю. В. Пахомова из предыдущего сборника. Но С. Ю. Иванов считает целесообразным сосредоточить внимание не на конкретном содержании таких "ненадежных", по мнению многих ученых, источников, как путевые записки, а прежде всего на личности их авторов. При таком подходе "необходимы знания о двух реальностях: с одной стороны, о родине путешественника, с другой стороны, о "чужбине" для путешественника" (с. 33). Конкретные наблюдения автора убеждают в плодотворности такого угла зрения.

Несколько статей сборника посвящено средневековой Далмации. Небольшая по объему работа И. Г. Воробьевой насыщена интересным фактическим материалом. Бытовая культура Сплита XVII - XVIII вв. - от жилища до костюма - предстает перед нами во всем своем реальном многообразии. Мысль автора о перспективности подобного культурологического подхода вполне правомерна.

Н. А. Лучинина обратилась к анализу еще не опубликованного источника из Архива внешней политики России - "Описания Дубровницкой республики" 1792 г. Антона Джики. Автор этого донесения в Иностранную коллегию - по происхождению албанец, поступивший в 1770 г. на русскую службу и ставший позднее российским консулом в Дубровнике. Используя материалы Дубровницкого архива, А. Джика дает интересную характеристику Дубровницкой республики, особое внимание уделяя ее отношениям с Османской империей. Данный источник весьма полезен для изучения истории Дубровника и его отношений с Россией.

Далматинскую тематику продолжает статья Л. Г. Климанова об Иване Крушале. Хотя этот поэт, дипломат и путешественник принимал участие во многих событиях первой половины XVIII в., его биография пока слабо изучена, чему виной, в числе прочего, и состояние источников. Замечая, что "важнейшими поворотами своей судьбы И. Крушала так или иначе обязан большой европейской политике" (с. 43), автор справедливо подчеркивает, что "его биография дает возможность увидеть своеобразие эпохи, выступающее столь же наглядно в биографиях не только великих, но и рядовых исторических персонажей" (с. 54).

Работа о югославянской литературе XVII в. Е. С. Маковой имеет в известной мере полемический характер. Хотя XVII век в истории славянских народов представлял собой довольно мрачную картину, вряд ли правомерно, пишет автор, изолировать славянское барокко от европейских Возрождения и Просвещения. Анализ творчества ряда славянских писателей XVII в. позволяет сказать, что "этот век ознаменовался в истории югославянской литературы появлением талантливых произведений, сочетающих совершенство формы с глубиной содержания" (с. 69). XVII веку, по мнению Е. С. Маковой, принадлежит почетное место в истории славянских литератур.

Три статьи сборника - историографического содержания. А. В. Чернышов анализирует статью по истории средневековой Далмации (ее авторы - Й. Хан, Я. Ферлуга и Ж. Рапанич), помещенную в новейшем "Лексиконе средневековья", вышедшем в ФРГ. Ю. В. Пахомов обращается к творчеству русского ученого конца XIX - начала XX в. И. Н. Смирнова, характеризуя его взгляды на материальную культуру южных славян. В работе М. М. Фрейденберга дается оценка научного наследия видного югославского медиевиста И. Божича.

Сборники научных трудов, подготовленные Калининским университетом, явля-

стр. 106


ются примером комплексного (и одновременно регионального) изучения узловых проблем средневековой истории. Итак, наряду с такими межвузовскими изданиями, как, например, "Вопросы истории славян", на книжную полку медиевистов встанут теперь и пять выпусков калининского сборника. Они, несомненно, привлекут внимание исследователей в области балканистики.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/ТРУДЫ-ПО-СРЕДНЕВЕКОВОЙ-ИСТОРИИ-СТРАН-БАЛКАНСКОГО-ПОЛУОСТРОВА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. С. САВЧУК, ТРУДЫ ПО СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСТОРИИ СТРАН БАЛКАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 24.12.2018. URL: https://library.rs/m/articles/view/ТРУДЫ-ПО-СРЕДНЕВЕКОВОЙ-ИСТОРИИ-СТРАН-БАЛКАНСКОГО-ПОЛУОСТРОВА (date of access: 26.05.2019).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. С. САВЧУК:

В. С. САВЧУК → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
318 views rating
24.12.2018 (153 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The first thing that inspired me to this discovery is the shock that the researchers of superconductivity experience. And this is understandable. If the conduction current is formed by free electrons, then why does superconductivity increase when free electrons practically disappear, freezing to atoms. Secondly, this is the obstinacy of the Russian scientist, Dr. Fedyukin Veniamin Konstantinovich, who doubted that superconductivity exists. He writes: “Proceeding from the general scientific, ideological position and practice that there is opposition to every action and there is resistance to any movement, it can be argued that resistance and electric current along the conductor should be. Therefore, the so-called "superconductivity" electric current is not, and can not be. "
Catalog: Физика 
БРАНИСЛАВ МАРОВИЪ. Друштвено-економски развоj Црне Горе 1945 - 1953. Титоград. НИО Универзитетска риjеч. 1987. 353 С.
Catalog: Экономика 
22 days ago · From Serbia Online
Рецензии. ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ НА БАЛКАНАХ. КОНЕЦ XVIII - 70-Е ГОДЫ XIX В.
53 days ago · From Serbia Online
Dialectics is often called the tool of knowledge of nature. But, in the opinion of the author of this article, this tool is still as imperfect as the scissors would be imperfect, without the central screw uniting the two blades of this tool. This "cog" in dialectics is the fact that the "struggle" of opposites, which is the driving force behind the development of all processes of nature, is not absolute. "Struggle" is born when the dialectic system deviates from the state of equilibrium, and the goal of this "struggle" is to restore the lost equilibrium of the system.
Catalog: Философия 
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Физика 
В статье дано мое краткое жизнеописание с перечнем моих открытий. Да простят меня грозные моралисты, я эти гипотезы называю открытиями потому, что их логическая связанность и соответствие материалистической диалектике мышления не позволяет сомневаться в том, что здесь найдена истина.
Catalog: Философия 
Около двух с половиной тысяч лет тому назад Зенон Элейский пытался обратить внимание исследователей на то, как важно точно (адекватно реальности) определять понятия, которые используются в описании тех или иных процессов. Но, видимо, его попытки оказались тщетны, ибо исследователи, и поныне, не уделяют должного внимания определению базовых понятий при описании, в частности, физических процессов.
Catalog: Филология 
СИМПОЗИУМ ПО СЛУЧАЮ 200-ЛЕТИЯ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КАРАДЖИЧА
Catalog: История 
109 days ago · From Serbia Online
In addition to the valence, which connects the atoms into molecules, there is a valence that connects the nucleons to each other
Catalog: Физика 
Позитрон, вращающийся в эфире, закручивает вокруг себя гравитонные сферы, которые увеличивают его массу и превращают его в протон. Гравитонные сферы позитрона притягивают к нему электрон, рождая нейтрон. Протон, потеряв часть своей энергии вращения, своими атомными гравитонными сферами – (в отличие от ядерных гравитонных сфер, которые притягивают к протону электрон, превращая его в нейтрон) – притягивает к себе электрон, превращая его в атом водорода.
Catalog: Физика 

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ТРУДЫ ПО СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСТОРИИ СТРАН БАЛКАНСКОГО ПОЛУОСТРОВА
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2019, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK