LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: RS-295

Share this article with friends

Spomenica Valtazara Bogisica о stogodisnjici smrti, 24. apr. 2008. godine. Beograd, 2011. Kn. 1. 674 c; Kn. 2. 696 с.

Памяти Валтазара Богишича. К 100-летию со дня смерти (24 апреля 2008 г.). Кн. 1, 2.

Рецензируемое издание представляет собой сборник, посвященный столетию со дня смерти Бальтазара (Валтазара) Богишича (1834 - 1908), - этнического хорвата, этнографа и исследователя южнославянского обычного права, юриста, социолога права и историка, профессора Одесского университета в 1869 - 1870 гг., министра юстиции Черногории в 1893 - 1899 гг. Последователь исторической школы права и основатель европейской этнографии права, совмещавший учение немецкой школы Савиньи и британской школы Мэна, Богишич был автором большого числа фундаментальных и экспериментальных трудов, из которых выделяются "О значении собирания обычаев народного права у славян" (1866) и программа-вопросник по собиранию полевого материала по славянскому праву "Правовые обычаи у славян" (1867). Программа состояла из 352 разделов, включавших вопросы по семейному,

стр. 86

наследственному праву, праву собственности, договорному и общественному (процессуальному и пенитенциарному) праву и др. Собранные материалы были опубликованы в книге "Собрание современных обычаев права у южных славян. Материал в ответах из различных областей славянского юга" (1874), но результаты работы не удовлетворили Богишича, поскольку лакун было слишком много и в особенности в материалах с территории Европейской Турции. Богишич публиковал также и источники по истории права у южных славян (например Дубровницкий статут 1272 г.). По вопроснику Богишича работали и в России, в частности на Кавказе. Богишич был также автором гражданского кодекса Черногории и издателем фольклорных материалов.

Цель настоящей рецензии состоит не в том, чтобы оценить место сборника в общем и частном научном контексте сегодняшнего дня, а в том, чтобы дать заинтересованному читателю возможность ознакомиться с содержанием издания. Первая книга содержит часть 1 - "Работы о жизни и труде Богишича, а также об их общественном и научном контексте" и часть 2, раздел 1 - "Юридическо-догматические и иные работы с преимущественно правоведческим содержанием". Вторая книга открывается разделом 2 части 1. Далее следуют раздел 3 - "Работы о естественном праве и семье", раздел 4 - "Работы по фольклористике и языковедческие труды", Приложение "Письма Богишича Карлу Кадлецу" (составитель Г. Хаусманн), список авторов и резюме статей. В настоящей рецензии в сответствии с научной специализацией ее автора будут представлены разделы 3 и 4.

Раздел 3 открывает статья с. Богнар "Программа Валтазара Богишича по собиранию правовых обычаев: ее влияние в Венгрии". Богишич был в Европе, несомненно, первопроходцем в сфере изучения фольклорного права, а венгерские ученые внимательно следили за его работами. Под прямым влиянием Богишича Кароль Таганьи опубликовал в 1917 г. свою программу по собиранию материалов, а в 1922 г. книгу "Живые обычаи права и их собирание в Венгрии". Таганьи в течение всей жизни фиксировал сведения по праву у хорватов, сербов и боснийцев, в том числе о совместной собственности и задруге. Изучая, например, венецианский регистр 1551 - 1553 гг. со сведениями о семейном праве, отношениях сеньора и вассала и другом у хорватского населения окрестностей Задара, он делал выводы о соотношении норм венгерского и традиционного славянского права (на котором южные славяне так упорно настаивали) на практике. Особое внимание он посвящал критическому изучению источников по истории права, собранных его предшественниками. В статье дается информативный критический обзор публикаций Таганьи (о регионе Нитра, об экономическом праве, по вопросам о "свободе" и "вассальной зависимости"), особое внимание посвящено докладу 1917 г. и книге 1919 г. "О собирании живых правовых обычаев" в Венгрии, где Таганьи помимо прочего проводит различие между традиционным правом и правовым обычаем. Его прохрамма нашла лишь слабый отклик как у собирателей материала, так и в научной печати своего времени; архив Таганьи хранится в Венгерском национальном музее.

А. Доя представил статью "Традиционные законы, народная культура и социальные жизненные миры: албанистические штудии в критической перспективе". Одним из информантов Богишича был глава племени Кучи; он был знаком с жизнью племен Груда, Хоти и Кастрати, т.е. знал не только Герцеговину и Черногорию, но и Албанию. Материалы Богишича были опубликованы лишь в 1974 г. под названием "Обычаи права в Герцеговине, Черногории и Албании". По мнению автора статьи, исследования северной Албании в начале и конце XX в. способствовали появлению на свет научной литературы, которую можно охарактеризовать как "порождение чистого этноцентризма", а также как смесь "экзотизмов", "балканизмов" и ориентализмов с периферии Европы. Собирание "чистой" народной культуры, преимущественно описательное, служило цели конструирования национальной специфики и отражало давно устаревшие воззрения на национальную культуру, вызывавшие к жизни культурный партикуляризм и детерминизм. Автор считает, что целью культурологического исследования должно стать постижение албанской культурной логики, источником для изучения которой является, например, "Канун Леки Дукадьжина", изданный Штефаном Гьечовым. Базовой категорией этой логики является, в частности, "кровное родство". Далее в статье подвергаются критике Эдит Дарэм, которая "нашла" в Албании "страну живого прошлого", и Франц Нопча, участвовавший добровольцем в Первой мировой войне. Помимо прочего эти и другие европейцы открыли

стр. 87

тот факт, что для племенной жизни характерно отнюдь не беззаконие, а, напротив, гипертрофия законов. С другой стороны, албанские францисканцы трудились над формированием албанской самобытности и идентичности: там, где народное право демонстрировало вариативность, они устанавливали стандарт; их целью была не фиксация закона, а его установление, в чем они напоминают более поздних албанских коммунистов. Немецкоязычная албанистика начала XX в. архаизировала (т.е. ориентализировала и балканизировала) албанцев, представляемых в качестве дикарей и героев одновременно. Далее автор рассматривает книгу М. Хаслак "Неписаные законы в Албании" (1954), классический труд но албанской этнофафии, раскрывающий этнографическое разнообразие, а не "примитивность". В конце XX в. северная Албания привлекала ученых и искателей приключений, а ее образ был таким же, как и в начале века (ключевые слова - традиционное общество, основанное на родстве, свадебные обычаи, кровная месть, верования, гостеприимство и проч.), а взгляд западных авторов остался стереотипным. Хвалебно отзывается автор о диссертациях Д. Шугармэн о песенном фольклоре албанцев преспанского региона и Ж. де Раппер о семье, обществе и коллективной идентичности в пограничном сообществе южной Албании. Интересно отметить, что работы российских албанистов совершенно выпали из поля зрения автора, который в заключение рассуждает об антропологии и этнографии, о различиях между академическими традициями. При всем критицизме статьи общие выводы и практические рекомендации (в частности, отказаться от разных "этноцентризмов") слабы, не оригинальны и не слишком перспективны.

К. Дончев публикует работу "Обычное право в болгарском селе от освобождения Болгарии от османского владычества (1878) до 50-х годов XX в.". Превращение обычая в обычное право (как компонент социально-нормативной культуры, регулирующий, например, землевладение, землепользование, нравственные нормы и имущественно-правовые отношения в семье, договорные отношения и др.) предполагает длительное функционирование первого и появление осознания его юридической обязательности, но не со стороны государства, а до государственной санкции на его применение (или толерирование) и до письменной фиксации. В отличие от предыдущего текста, в этой статье широко используется русская и советская литература. Первые научные сведения по болгарскому обычному праву (с особым вниманием к задруге) содержатся в Богишичевом сборнике, но ограничены районами Лясковец и Пазарджик. Последователем Богишича, переводчиком его программы и собирателем материалов в Болгарии был П. Оджаков, о деятельности которого и других болгарских этнографов (Ст. Бобчев, Д. Маринов, И. Гешов, М. Андреев, Ф. Милкова и др.) рассказывает далее автор. Статья представляет собой добротный, информативный обзор литературы (упомянута, например, книга Бобчева "Болгарская семейная задруга", 1907); приведены обобщения результатов многолетних исследований. Интересно, что в Болгарии обычное право было отброшено государством "и заменено письменным правом, реципированным у западноевропейских государств" (с. 211). В практической части статьи автор излагает результаты собственных исторических и полевых исследований обычного права в северозападной Болгарии (земельное, семейное, наследственное, договорное и вещевое, в частности регулирование водопоя, лесопользования), исследует соотношение сфер применения обычного и письменного права и отмечает уменьшение роли общины и главы семейства в регулировании отношений, но также и уменьшение степени физического насилия в семье.

З. Грубер представил статью "Задруга в Сербии во второй половине XIX в.", которая изобилует статистическим материалом, обработанным количественными и картографическими методами; автор приходит к неожиданному и отличающемуся от общепринятого мнения выводу о росте числа задруг в изучаемый им период.

К. Казер предложил вниманию читателей статью "Валтазар Богишич как исследователь семьи: черногорские структуры семьи во второй половине XIX в.". Сложность исторического изучения хозяйственных и семейных структур на Балканах вызвана тем, что поздно были начаты и очень мало проводилось переписей на уровне хозяйств; записи актов гражданского состояния велись плохо и не континуированно; на самих Балканах этим темам уделяют мало внимания. Черногория XIX в. представляет собой одно из таких "белых пятен". Автор статьи обнаружил в Богишичевой коллекции материал, на который ранее "не обращали внимание", а именно два списка хозяйств "племени" Байице из Катунской нахии (подгруппа "цетинян"), составленных до 1893 г. В первой части

стр. 88

статьи автор кратко излагает содержание своей работы "Семья и родство на Балканах" (1995). Согласно авторской концепции, модель черногорской семьи XIX в. опирается на принципы патрилинеарности (все мужчины, восходящие к одному предку, образуют группу; имеет место ритуальное почитание мужских предков и линии кровного родства, а также символическое и практическое излишнее подчеркивание мужской стороны сообщества), патрилокальности (сыновья оставались в отцовском хозяйстве, в то время как дочерей выдавали замуж вовне) и равноправной передачи собственности между мужчинами при исключении женщин. Горные пастбища были в коллективной собственности племени, в то время как обрабатываемая земля на равнине была в собственности хозяйства (группы хозяйств). Более эффективными были большие пастушеские хозяйства, отсюда стремление сыновей не делить поголовье; тем не менее, рано или поздно деление имущества имело место, и весь цикл начинался сначала. Казер полагает, что такой тип семьи Богишич обобщил под термином "балканская семья", увязав воедино кровное родство и пастушеское хозяйство. Первый список хозяйств охватывает всех "байиц", а именно братства Мартиновичей (91 "дом", куhа), Бориловичей, Мусулимовичей и Дудовичан. Второй список перечисляет хозяйства Мартиновичей. Пример записи: Kyha Периже Мутова домаhина, дjеца: Митар, Марко, Kuho, унучад: Перо, Стево, Нако, женска: Стане, Maje, Joke, Торде. Семейные роли и статус женщин в этом списке неясны. Обработав данные статистически, допустив наличие экономического кризиса в Черногории во второй половине XIX в. (треть черногорского населения была без земли, движимого имущества), упомянув неурожаи и межплеменные войны, Казер приходит к выводам о том, что несмотря на некоторые признаки "балканскости" черногорской семьи, ее структура упрощалась в направлении "ядерной семьи", что, однако, следует увязывать не с "модернизацией" черногорского общества, а со своего рода "демографией кризиса".

Д. Крстич опубликовал статью "Богишич как вдохновитель анкеты по правовым обычаям в XX в.", где сообщает о своей полевой работе у племен Кучи и Васоевичи в 1970-х годах. Здесь устное право ("режим планине", т.е. правила использования пастбищ) применяется до сих пор с молчаливого согласия официальных властей.

А. Ндреца опубликовал работу "Изономия в албанском обычном праве". Начинает текст обсуждение сотношений норм римского, византийского (в частности, в его сербской версии) и албанского обычного права, зафиксированного в гак называемом Кануне (кровная месть, личная свобода, "беса", прощение, отсутствие пыток и проч.). "Значение изономии состоит в том, что никто не имеет права совершать насилие и беспричинно убивать, не понеся за это заслуженного наказания" (с. 370). Обсуждается и актуальный для западного дискурса вопрос о правах женщин и роль "Кануна".

С. М. Толстая представила статью "Несколько русско-сербских параллелей из области народного правосудия". Автор исследует составную часть устной народной традиции, особый вид обычаев, норм и прочее традиционного общества, включая регламентацию таких ситуаций и отношений, которые не предусматриваются законами (вроде сохранения невестой девственности до свадьбы). При этом особо интересна мифологическая подсистема, обнаруживающаяся в неписаных предписаниях и запретах. Рассматривается обычай привязывать на шею пойманного вора украденное им, наказания за несоблюдение земельных границ, различные доказательства виновности обвиняемого.

Раздел 4 открывает статья М. Е. Алексеева "О языковых особенностях лезгинского эпоса "Шарвили"".

Б. М. Атаев представил статью "Восточнокавказский языковой союз в историческом развитии: задачи и перспективы ареальных исследований". В центре внимания автора находится проблема этноязыкового взаимодействия на Кавказе. Взаимовлияния языков и внешние источники заимствования обусловили появление специфических черт на разных уровнях структуры, вследствие чего можно говорить о наличии нескольких языковых общностей, генетических и ареальных. Ведется дискуссия о доказанности родства кавказских языков в качестве одной семьи или о наличии здесь трех семей (абхазско-адыгской, картвельской, дагестанско-нахской), возможно, лишь образующих языковой союз. В статье отмечаются общевосточнокавказские черты, указывающие на локальный союз дагестанско-нахских, тюркских (кумыкский и азербайджанский) и индоевропейских (татский и осетинский) языков - богатство консонантизма, увулярные и ларингальные ряды согласных, признаки агглютинативного строя, вербоцентричес-

стр. 89

кая структура предложения, следы тюркского влияния (умляутированные гласные, развитие сингармонизма, личного спряжения и др.).

М. Х. Бессинджер в работе "Взаимосвязанные модели устных нарративов в южнославянской традиционной песне: компаративистское прочтение "Банович Страхиня"" после краткого изложения содержания песни о простившем жену-изменницу герое и напоминания об исключительности морального посыла именно этой песни во всем сербском эпосе сравнивает три южнославянских текста о "возвращении" (отъезд героя, разорение его дома, возвращение), отмечает вариативность заполнения "обязательных" структурных форм, размышляет о любви, верности и отмщении, дает свой более чем оригинальный вариант ответа на главный вопрос о мотивации поступка героя в тексте, записанном Караджичем: "Он понимает, что в какой-то степени в контексте предшествующих событий винить следует не его жену, а ее похитителя или даже его самого" (с. 462).

М. Бьелетич предложила вниманию читателей статью "Ni setan ni savjetan", в которой анализируется вынесенный в заглавие черногорский фразеологизм, толкуемый в словаре говора Загарача как недужан 'невинный'. На фоне фразеологизмов ни сjетни, ни чесни и ни честан, ни виjестан 'невинный', т.е. не участвовавший в инкриминируемом деянии ни советом, ни делом (участием), реконструируется история и внутренняя форма фразеологизма, который, возможно, функционировал в качестве формульной клятвы в судебном процессе.

М. Бурич представила в сборнике статью "Правовая терминология в Богишичевом своде законов". В обширном тексте дается словообразовательно-семантический анализ правовых терминов (одночленных и многочленных) как составной части Богишичева языка, в основе своей "литературного языка своего времени с широкими влияниями диалектных элементов старочерногорской диалектной зоны и кроатизмов, появление которых объясняется происхождением автора" (с. 474). Среди одночленных терминов наиболее многочисленны (53,04 %) такие, которые образованы по суффиксальным словообразовательным моделям (-ник: братственик, губитник, стечник, обдареник; -а: доцньа, глоба, презалога; -нулевой суффикс: подлог, уступ; -ац: нашалац; -ина: наjмовина; -ица: главница, одужница;-je: рукодаhе; -ак; -тель; -ба и др.), затем следуют префиксальные модели, субстантивация, немотивированные слова (куhа, дуг, дар, закон), заимствования, обычно имеющие славянские синонимы, тюркизмы вроде ортаклук ~ удруженье, кесим ~ непогиб, запт ~ судска забрана, аманет ~ остава, кupuja ~ закуп, латинизмы вроде акциjа, итальянизмы вроде ризик ~ опасности шmeme, комун ~ племенска Зajedница и др. По выводу автора, язык свода законов соответствует типу применяемой коммуникации. Л. Делич опубликовал в сборнике статью "Особенность бугарштиц: рефлексы рыцарской этики и этикета". Исследования этого вида народной поэзии возможно, помимо прочего, благодаря изданию Богишичем народных песен из старых, преимущественно приморских, записей 1878 г. Автор статьи говорит об отражении в бугарштицах доминации феодальной иерархии и соответствующей системы общественных норм (церемониальное приветствие, отношения рыцаря и короля, слуги и господина, рыцарский поединок, мотив обручения перед битвой), что отличает этот тип многосложных песен от сербской десятисложной эпики.

В статье Л. Илиевой "Нет, поскольку "грешно перед богом и стыдно перед людьми". Нравственный императив в болгарской традиции" подчеркивается связь творчества Богишича с немецкой школой Савиньи с ее положением о праве как о продукте Volksgeist-a, обращается внимание на связь обычного права и несенной фольклорной традиции. Илиева ищет в песенном фольклоре основную правовую норму традиционного болгарского общества, содержащую вынесенные в заглавие статьи понятия, по мнению автора, этимологически связанные с понятиями "горение, жар" и "холод". В болгарском фольклоре, в частности, фиксируется осуждение норм заключения брака, а закон понимается как письменная норма, источником которой являются евангелия, а носителями монастыри. Понятия "Бог" и "Господь" в европейском фольклоре имеют архаичные дохристианские коннотации, но в болгарском фольклоре таковых мало. Автор приходит к заключению, что фольклор демонстрирует христианский характер морали, которой руководствуется болгарин.

В целом можно сказать, что сборник содержит публикации высокого уровня, очень информативен, характеризуется широкой общебалканской географической

стр. 90

перспективой, научным и историческим спектром, отражающими как интересы самого Богишича, так и ход развития исследовательской работы в соответствующих областях в наше время, в том числе и на основе собранных самим Богишичем материалов. Труды его по достоинству оценены потомками и служат великолепной материальной основой для актуальных исследований. Для начинающего слависта или балканиста (филолога, фольклориста, этнографа, историка народного права и др.) рецензируемые разделы книги могут послужить превосходным введением в актуальную проблематику этих научных дисциплин, снабженным необходимым библиографичеким и архивным аппаратом.

Книга завершается списком авторов с указанием их места работы, а также резюме статей. Редакторская и корректорская работа выполнены на хорошем уровне, но в статье Л. Илиевой, к несчастью, довольно много опечаток вроде трафиция вместо традиция, концзепиране вместо концепиране и др. Качество полиграфии и общая культура издания превосходны. Все авторы сборника и Лука Бренеселович как его редактор должны принять от читателей искренние поздравления с успешной и профессионально выполненной работой.

Orphus

© library.rs

Permanent link to this publication:

https://library.rs/m/articles/view/Spomenica-Valtazara-Bogisica-о-stogodisnjici-smrti-24-apr-2008-godine

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Serbia OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://library.rs/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Н. Соболев, Spomenica Valtazara Bogisica о stogodisnjici smrti, 24. apr. 2008. godine // Belgrade: Library of Serbia (LIBRARY.RS). Updated: 09.08.2022. URL: https://library.rs/m/articles/view/Spomenica-Valtazara-Bogisica-о-stogodisnjici-smrti-24-apr-2008-godine (date of access: 01.10.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Н. Соболев:

А. Н. Соболев → other publications, search: Libmonster SerbiaLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Serbia Online
Belgrade, Serbia
149 views rating
09.08.2022 (53 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Н. П. ПОЛЕТИКА. Сараевское убийство. Исследование по истории австро-сербских отношений и балканской политики России в период 1903 - 1914 гг., с предисловием К. П. Шелавина, изд. "Красная газета", Л. 1930, с. 443.
Catalog: История 
39 days ago · From Serbia Online
ПАМЯТИ ДВУХ СЕРБОЛУЖИЦКИХ УЧЕНЫХ. ПАВЕЛ НОВОТНЫ (1912-2010). МАРТИН КАСПЕР (1929-2011)
50 days ago · From Serbia Online
Сага за балканската война. Дневник на свещеник Иван Дочев
52 days ago · From Serbia Online
О. О. МИКИТЕНКО. Балканослов'янський текст поховального оплакування: прагматика, семантика, етнопоетика
Catalog: Филология 
53 days ago · From Serbia Online
СПОСОБЫ ВЫРАЖЕНИЯ ПЕЙОРАТИВНОСТИ В СЛОВЕНСКОМ И СЕРБСКОМ ЯЗЫКАХ (НА МАТЕРИАЛЕ НАЗВАНИЙ ЛИЦ)
53 days ago · From Serbia Online
ПАРАИСТОРИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ В РОМАНЕ МИЛОРАДА ПАВИЧА "ХАЗАРСКИЙ СЛОВАРЬ"
55 days ago · From Serbia Online
К. В. НИКИФОРОВ. Сербия на Балканах. XX век
Catalog: История 
56 days ago · From Serbia Online
О ПОПЫТКЕ СТРОИТЕЛЬСТВА ГОСУДАРСТВА В ХОРВАТИИ КОНЦА XIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIV века
58 days ago · From Serbia Online
ТАЙНА ОПЕРАЦИИ "ПРОРЫВ". КАК ГОТОВИЛСЯ Э. ХОДЖА К "ХАОСУ ПОСЛЕ ТИТО"
58 days ago · From Serbia Online
КОНФЕРЕНЦИЯ "ОБРАЗ РОССИИ НА БАЛКАНАХ"
61 days ago · From Serbia Online


Actual publications:

Latest ARTICLES:

LIBRARY.RS is a Serbian open digital library, repository of author's heritage and open archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Spomenica Valtazara Bogisica о stogodisnjici smrti, 24. apr. 2008. godine
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Serbian Digital Library ® All rights reserved.
2014-2022, LIBRARY.RS is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Ukraine


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones